Straightforward, from application to a simple money management dashboard.


КАК ПРОИСХОДИЛО ТОРЖЕСТВО ПРОСЛАВЛЕНИЯ НОВОМУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РОССИЙСКИХ В 1981 году в РПЦЗ?


(И как попал во святые патр. Тихон)

Кто никогда не бывал в Синодальном Соборе Знамения Божией Матери в Нью-Йорке, где находится кафедра первоиерарха Русской Православной Церкви заграницей, – тот должен представить себе огромный зал некогда очень богатого американского дома, который вот уже более двадцати лет как стал храмом. Прекрасный трехъярусный иконостас, иконы, киоты, намоленность человеческими молитвами и пребывание там святыни Русской Церкви – чудотворной иконы Божией Матери (от которой преп. Серафим Саровский получил свое первое исцеление) – все это давно изжило там следы зала в светском доме и дало нам Кафедра льный собор, вмещающий около тысячи человек.
В субботу 31 октября к пяти часам вечера все это было переполнено молящимися, пришедшими на последнюю панихиду по Новомученикам Российским.
Для служения панихиды из алтаря выходят все присутствующие на соборе 16 епископов (отсутствуют два болящих), во главе с митр. Филаре- том, Первоиерархом Русской Православной Церкви заграницей, совместно с множеством духовенства. На ектеньях читаются кажущиеся безконечными имена новомучеников: духовенства, во главе со свят. Патр. Тихоном, членов Царского дома Романовых, во главе с Государем-Императором Николаем Вторым, и имена монашествующих и мирян, знаменитых и неизвестных, разного чина и звания, возраста и пола, включая и детей, за Христа принявших мученическую кончину. Эти сотни имен представляют лишь малую часть миллионов страдальцев, за каждым из которых стоит целая история, драма человеческой жизни с годами страданий и мучений, не говоря уже о потерях, разлуках, слезах, оставленности...
Поименно поминаются только сотни тех, которых сегодня прославляют. Те же многие тысячи (восемь тысяч, среди коих много сексотов и сергиан -прим.), которые включены в имеющиеся у нас списки новомучеников, но о которых еще НЕТ ТОЧНЫХ ДАННЫХ или свидетельств, – те поименно не поминаются. Это не значит, что сомневаются в подлинности их мученичества. Отнюдь не значит. Пока нет подтверждения – они как бы находятся в продолжающемся еще процессе прославления – о них молимся: «имена их Сам веси Господи», – в завершение которого они со временем войдут. ПРОДОЛЖЕНИЕ: иг. Дамаскин Орловский: При обсуждении вопроса о канонизации Новомучеников в самой Зарубежной Церкви всегда высказывались весьма серьезные возражения: «может ли прославление быть совершено ЧАСТЬЮ Русской Поместной Церкви, находящейся за границей?». РПЦЗ видела оправдание своих действий лишь в том, что Русская православная церковь «обезглавлена, рассеяна, не имеет свободно действующих и учащих епископов. Она подавлена глухим молчанием. Нет соответствующего церковного органа, который мог бы совершить официальный акт канонизации». Осознавая шаткость своих позиций в этой области, Архиерейский синод РПЦЗ заявил, что прославление новомучеников Зарубежной церковью может быть не окончательным, что «официальный акт о канонизации от всей Русской Церкви последует после ее освобождения от гонений». Русская Зарубежная Церковь пыталась преодолеть это смущающее ее членов положение следующим аргументом: о канонизации просят из России; то есть, канонизация совершается по просьбе небольшой группы лиц, которая каким-то странным образом заместила всю Русскую православную церковь. В большинстве документов и статей, опубликованных в период подготовки канонизации, называются священники МП РПЦ Димитрий Дудко и Глеб Якунин, а сама канонизация мыслится как исполнение данного ими поручения: «Они и поручают нам сделать то, что необходимо для них и для нас. Сделать то, что они не могут сделать там сами из-за преследований КГБ. Они, сами стоящие на путях мученических, властны давать нам такое поручение». В официальном акте канонизации (при отсутствии имен канонизуемых), подписанном председателем Архиерейского собора митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским Филаретом (Вознесенским) и 14 архиереями, снова делается ссылка на то, что канонизация совершается по просьбе некоторых лиц живущих в России.