Собор и Суда ИЗРЕЧЕНИЕ ОТ НЕВЕРНЫХ ИУДЕЕВ на Иисуса Назорея, Искупителя мира

 


Народ Пилату: Если отпустишь Его, ты — недруг Кесарю. Рас­пни, распни Его! Кровь Его на нас и на чадах наших!

Жена Пилату: Не делай ничего Праведнику сему, ибо ныне во сне я много пострадала за Него.

Симон Прокаженный: Какому закону подлежит Мятежник?

Ахая: Не узнавши вины, не подобает предавать смерти...

Равам: Зачем издаются Законы, если не для того, чтобы хранить их?

Первосвящ. Каиафа: Вы ничего не знаете и не понимаете, ибо лучше для нас, если один человек умрет за людей, чем весь народ погибнет.

Иоафам: Он богохульствует, так как Сыном Божиим Себя нарицает. Подобает рассмотреть Закон Его.

Самех: Сделаем так, чтобы Он не противился нам; если повино­ваться не будет, пусть будет казнен.

Меса: Если праведен Он, то обратимся к Нему; если же неправе­ден, удалим Его от нас.

Субат: Ни один Закон не подвергает смерти невинного. В чем же согрешил Сей Человек?

Розмофил: Зачем существуют Законы, если не хранить их?

Путифарь: Сей льстец отечество и народ смущает; подобает из­гнать Его.

Рифал: Закон установлен не для кого иного, как для виновных, а посему пусть исповедает вину Свою.

Иосиф Аримафейский: Воистину будет мерзкая злоба, если ник­то во всем городе не защитит Невинного...

Иерих: Пусть Он и Праведен, но все же должен умереть, так как Своею проповедью возбуждает народ к возмущению.

Терес: Лучше наказать изгнанием или отослать к Кесарю.

Птоломей: Праведен ли Он или неправеден,— но почему мы мед­лим? Почему так долго не осуждаем Его на смерть или на изгнание?

Иосафат: Пусть будет закован и содержится в постоянных узах.

Рафинф: Праведен Он или неправеден,— но если Он не повиновал­ся Законам высших, допускать этого Ему не подобает.

Сарей: Истребим, истребим Мятежника, рожденного на погибель отечества.

Диарабий: Так как прельщает людей, смертию да умрет.

Иорам: Зачем мы будем казнить смертию праведного Муже Сего?

Никодим: Разве закон наш осуждает кого-либо, не узнавши вины?

По постановлению суда Сей Человек, как злодей, подлежащий по Закону смерти, после многих мук, должен быть распят.

Мы, Понтийский Пилат, иерусалимский игемон, под могуществен­нейшим единовластителем Кесарем, коего блаженнейшее повелительство да сохранит Вышний, восседая на судилище, имели предъявлен­ным Иисуса Назорея, Который в безумном глаголании нарицает Себя Сыном Божиим и народ иудейский от достохвальнейшего закона наше­го отводит. Посему мы осудили Его к распятию на Кресте. Идите, возьмите и распните Его!

Комментарии