ПЕНСИИ ЦАРСКИЕ И СОВЕТСКИЕ. СРАВНЕНИЕ

  


К 1914 году право на государственную пенсию за выслугу лет («за долговременую безпорочную службу») имели все «бюджетники»...
У обычных граждан РИ пенсионное обезпечение состояло из нескольких слагаемых. Главное, конечно, это государственная пенсия «за долговре- менную безпорочную службу»...
Второе слагаемое — эмеритура, т.е. сумма, выплачиваемая отдельными Ведомствами (например, инженеров путей сообщения, горно-инженер- ным, юстиции и т.д.) своим пенсионерам из кассы взаимопомощи пожизненно — при условии, что данный человек в свое время отчислял в эту кассу взносы на протяжении 10 лет.
Причем размер эмеритуры порой не уступал размеру государственной пенсии!
И третье — пенсии, полагающиеся кавалерам наиболее престижных государственных наград. На самом деле этот контингент был весьма велик и включал также солдат, награжденных георгиевскими крестами.
Возвращаясь к пенсиям по старости — единого для всей Империи возраста, по достижении которого человек автоматически считался пенсионером, не было. Но чтобы получить пенсию в размере 100 % своей зарплаты (тогда говорили: «получить полный оклад»), следовало проработать 35 лет (речь, разумеется, об общем стаже; Советское изобретение «непрерывный стаж» в те времена еще не было известно), причем стаж 34,5 года также засчитывался как 35-летний. Работники, прослужившие 25 и более лет, имели право на «половину оклада». К ним приравнивались и те, чья выслуга составляла 24,5 года.
Пенсионные льготы предоставлялись прежде всего тем, кто вынужден был досрочно уйти в отставку по состоянию здоровья. Право на максимальную пенсию они получали при выслуге 30 и более лет. Стаж от 20 до 30 лет обеспечивал 2/3 оклада, а от 10 до 20 лет — треть. Если болезнь не позволяла человеку не только работать, но даже ухаживать за собой, то «полный оклад» полагался уже после 20 лет работы, 2/3 его — при выслуге не менее 10 лет, а треть — при наличии трудового стажа хотя бы пять лет.
Однако, помимо трудового стажа требовалось наличие еще одного принципиального условия: служба на протяжении всех лет должна была быть «безпорочной». Нечего было надеяться на пенсионное обезпечение тем, кто хотя бы раз был уволен «по статье»: «отрешен от должности» судом или же «удален от должности» по распоряжению начальства. Не полагалась пенсия и лицам, отбывшим наказанием за уголовные преступ ления.
Что касается уволенного «по статье» (через суд или начальством), то он мог устроиться на другую работу и уже там заслужить пенсию. Правда, в этом случае отсчет выслуги лет начинался с нуля. Сложнее было гражданину, имевшему проблемы с Уголовным кодексом. По российско- му законодательству никто не мог вернуть ему утраченные пенсионные права, кроме, разумеется, Государя. Однако прошение на имя главы государства следовало подавать не сразу по отбытии наказания, а хотя бы после трех лет «безпорочной» службы. Этот минимальный стаж служил своеобразным свидетельством того, что вчерашний правонару- шитель стал на путь исправления и, следовательно, может быть прощен. Если Государь давал согласие, в послужной список недавнего острожни ка делалась запись о том, что отбытое им наказание «не является препятствием к назначению пенсии». В пенсионный стаж, понятно, засчитывалась только служба, начатая после освобождения из мест лишения свободы. Повышенную пенсию утверждал Император.
В принципе любой работник по собственной инициативе мог надолго прерывать трудовую деятельность. Если, например, чиновник или офицер планировал годик-другой расслабиться в имении либо подлечиться на водах в Баден-Бадене, а потом вновь вернуться на работу, то увольнялся «по добровольному желанию» без просьбы о пенсии. Но если в силу каких-либо причин больше не собирался работать, то в заявлении об отставке сообщал о желании получать пенсию.
Размер назначенной пенсии обжалованию не подлежал; суммы не пересчитывались. Но в случае если пенсионер оказывался под следст- вием за дела, ранее совершенные по службе, ему выплачивалась лишь половина суммы. Вторая ее часть выдавалась только в том случае, если суд выносил оправдательный приговор.
Лишить человека пенсии можно было в двух случаях: если он стригся в монахи или, выехав за рубеж, становился невозвращенцем. А вот смер- ть пенсионера, как ни странно это для живших в СССР и нас, нынешних граждан РФ, не являлась основанием для прекращения выплаты: получателями становилась вдова (пожизненно, кроме вдов погибших на дуэлях) и дети (сыновья; до 17 лет, дочери; до замужества либо до достижения 21 года).
Если пенсионер решил вновь выйти на работу, он терял назначенную пенсию. Дело в том, что одновременно получать и зарплату, и пенсию в Российской Империи запрещалось, а такой феномен, как «работающий пенсионер», еще не был известен (как и во всем мире в те времена). Продолжать трудовую деятельность вновь начавший работать пенсио- нер мог ровно столько, сколько сам считал нужным и возможным. По окончании службы размер пенсии исчислялся заново ; как правило, новая цифра за счет увеличившегося стажа была значительно больше первоначальной.
Подробнее можно посмотреть в Своде законов Российской империи.

СОЦИАЛЬНОЕ СТРАХОВАНИЕ В ЦАРСКОЙ РОССИИ НАЧАЛА XX ВЕКА.
В 1903 г. появляется закон «о вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих в предприятиях фабрично-заво- дской, горной и горнозаводской промышленности». По которому, за утрату трудоспособности на срок более трёх дней от телесного повреж- дения, полученного на производстве, рабочему полагалось вознагражде ние в виде пособия, а в случае инвалидности или смерти – в виде пенсии, причём ответственным признавался владелец предприятия.
Согласно отчётам крупнейших Страховых Компаний России, действую- щих на основании Закона 1903 г., по коллективному страхованию в обществах «Россия», «Помощь», «Заботливость», «Якорь», «Саламандра» было застраховано в 1904 г. 534 369 человек, а в обществах взаимного страхования – Рижском, Иваново-Вознесенском, Киевском – 148 934 человека (5,3 % от общего числа лиц, живущих наёмным трудом).
Таким образом, к 1905 г. в Российской Империи была создана база для системы социального страхования в сфере обезпечения рабочих пострадавших от несчастных случаев медицинской помощью, пособия- ми по инвалидности и пенсиями по случаю утраты трудоспособности, которые впоследствии легли в основу концепции государственного страхования. Однако она была недостаточна. Оставался чрезвычайно низким процент застрахованных рабочих. Обезпечение врачебной помощью оставалось на низком уровне. Помимо закона о государствен- ном страховании от несчастных случаев рабочим требовались Законы о пенсиях, инвалидности, безработице и т.д.
Разработка всех этих законов началась еще в 1904г согласно именному Высочайшему Указу, Правительствующему Сенату от 12 декабря 1904 г. было повелено: «…в дальнейшем развитии принятых уже мер по обезпе- чению участия рабочих на фабриках, заводах и промыслах озаботиться введением государственного страхования».
Отчасти европейские системы страхования рабочих легли в основу будущей системы страхования рабочих в России.

СТРАХОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО 1912 г.
В министерской записке к законопроекту об обезпечении рабочих на случай болезни, внесённой в третью Думу в 1908 г., отмечается наличие 54 соглашений во Владимирской губернии, 29 в Самарской, 45 в Херсонской.
По сведениям Фабричной Инспекции на 1907 г., выдача денежных пособий рабочим во время болезни наблюдалась в 51 губернии (из 64, на которые распространялся надзор инспекции) ими было охвачено 15 % предприятий и 1/3 общего числа рабочих.
Чаще всего пособия выдавались в размере половины заработка (47 % предприятий), но встречались и выплаты полного заработка (37 %). Право па получение пособий зависело от срока службы. Сроки, в течение которых выдавались пособия, варьировали от 1,5-3 недель (36 %) до выздоровления (27 %), а так же до 1 месяца.
Все крупные и большинство средних заводов страховали всех своих рабочих. И если кто-то получал увечье, то за счет страховых сумм рабочий мог рассчитывать на вполне приличную компенсацию, а если увечье не позволяло ему работать, то на пожизненную пенсию. Если же человек в результате травмы погибал, то эти деньги выплачивались его вдове и детям.

ДЛЯ СРАВНЕНИЯ
ПЕНСИИ И СТРАХОВАНИЕ ПОСЛЕ 1917 ГОДА
с 1917 до 1928 года пенсии по старости вообще не выплачивались, были молча отменены в Совдепии. В 1928 году начали выплачивать пенсии отдельным категориям рабочим (горнозаводской и текстильной промышленности) — служащим пенсии начали выплачиваться только в 1937 году.
То есть, после 1917 года ушедшие с работы по возрасту служащие в течение более 20 лет (!) пенсии вообще не получали. Размеры Совдеповских пенсий были очень маленькими вплоть до 1956 года.

«Из протокола заседания Политбюро №45, 1937 г.
О повышении размера пенсии
1. Установить с 1 января 1937 г. следующие размеры пенсий в порядке социального обезпечения (включая хлебные надбавки).
а) для лиц, получивших инвалидность в связи с участием в гражданской войне или прохождением военной службы в РККА;
б) для инвалидов из числа бывших красногвардейцев и красных парти- зан — независимо от времени и причин наступления инвалидности;
в) для нетрудоспособных членов семей указанных в п. п. «а» и «б» инвалидов в случае смерти последних, а также нетрудоспособных членов семей лиц, умерших в связи с участием в гражданской войне или прохождении службы в РККА:
Инвалиды первой группы — 65 руб. (для не имеющих сельского хозяйства) / 40 руб. (для имеющих сельское хозяйство).
Инвалиды второй группы — 45 руб. / 25 руб.
Семьи умерших с тремя и более нетрудоспособными членами — 45 руб. / 25 руб.
Семьи умерших с двумя нетрудоспособными членами — 35 руб. / 20 руб.
Семьи умерших с одним нетрудоспособным членом — 25 руб. / 15 руб.
2. Установить для инвалидов-пенсионеров следующие семейные надба- вки: при трех и более нетрудоспособных членах семьи — в размере 40% получаемой инвалидом пенсии; при двух нетрудоспособных членах семьи — в размере 30% получаемой инвалидом пенсии; при одном — в размере 20%.
3. В тех случаях, когда пенсии, назначенные в порядке социального обезпечения до 1 января 1937 г. превышают указанные в ст. 1 размеры, эти пенсии не подлежат снижению в порядке настоящего постановле- ния…»
Как видно, даже максимальная пенсия по инвалидности в 1937 году не превышала половины студенческой стипендии (!). Студенческая стипендия в 1937 году равнялась 130 руб. в месяц, прожить на которые без дополнительного приработка было невозможно.

Пенсии по старости, судя по всему, были лишь ненамного больше. Даже в последние годы жизни Сталина (в 1950-х годах) пенсия по старости не могла быть выше 300 рублей — это при средней зарплате в те годы около 1200 рублей. Конечно, при Сталине были и персональные пенсии больших размеров, но мы говорим о средних (без персональных надбавок). То есть, максимальная пенсия в начале 1950-х составляла лишь 25% средней зарплаты.
Сравните это с Царскими временами: ушедшим на пенсию по болезни полагались 33% оклада (зарплаты) полагались уже при стаже работы (выслуге лет) хотя бы 5 лет, 67% при выслуге от 10 лет, а если человек уходил по состоянию здоровья, проработав 20 лет — он получал полный оклад! Это для прекративших работу по болезни.
А по старости при стаже 25 лет до 1917 года работник получал уже 50% оклада.
Сравните это с 25% оклада в 1951-1955гг!
Пенсии в колхозе не было до 1965 г., да и то пенсию поначалу ввели для рядового колхозника 6 рублей; доярки, конюха – 12 рублей.

ЛЬГОТЫ
Осенью 1913 г. городская Дума обсуждала петиции рабочих и служащих, сведенные в 18 пунктов, — «Об улучшении материального положения…». Были приняты следующие решения:
— все работники системы городских железных дорог получат пособия на обучение, содержание детей;
— ведомственная амбулаторная медпомощь работникам и членам их семей безплатная; всем заболевшим безплатно выдаются лекарства, имеющиеся в амбулатории, сложные рецепты в городских аптеках идут с 25%-ной скидкой, а при предъявлении «особого удостоверения» безплатно; больничный лист выдается ведомственным врачом сразу на весь срок лечения;
— полный оклад во время болезни (до 45 дней в году) выплачивается всем работникам по решению ведомственного медперсонала; амбулаторный прием проходил по месту работы 4 раза в неделю;
— ежегодный отпуск шел из расчета 2 недели за 1 год службы, но максимально 28 дней.
Cтоит упомянуть, что машинист паровоза городской железной дороги получал оклад в 900 рублей, но эту же зарплату имела и учительница первого года работы в начальных классах городской (не частной) школы. Каждый год она могла путешествовать по Германии вторым классом поезда, так как путевка на 24 дня стоила 66 рублей. Максимальный оклад учителя городской школы доходил до 1240 рублей.
Уровень жизни включает в себя и отдых: число нерабочих (воскресных и праздничных) дней в году в России составляло 100–110 у рабочих, 140 у крестьян (в западных странах – 65, в Англии – только 55). Социальное страхование рабочих в России было введено к 1912 году (раньше Запада), были и другие законы по охране труда, о которых президент США Тафт публично заявил: «Ваш Император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может» .

В СССР НЕ РАБОЧИХ ПРАЗДНИКОВ ВСЕГО ВОСЕМЬ 1965-1991г

 

===========================================================================  

Рабский СССР было нищим по сравнению со свободной Российской Империей государством... Богатства российские утекли и утекали заграницу... Все, что было накоплено нашими русскими предками за 1000 лет утекло за границу при большевиках через Швецию...

Комментарии