Нехристь Брежневъ о совдепіи

 

Въ началѣ 1970-х годовъ родной братъ Брежнева, Яковъ Ильичъ, спросилъ того, вѣритъ ли онъ въ Коммунизмъ. Какъ потомъ разсказывалъ самъ Яковъ, Леонидъ ​Брежневъ​ въ отвѣтъ только и сказалъ: «Ты это о чёмъ, Яша? Какой, <…нецензурное словцо…>, Коммунизмъ? Царя убили, церкви ​повзрывали​, нужно же было народу за какую-то идею зацѣпиться…»


Канцлеру Ф. Р. Г. ​Вилли​ ​Брандту​ при первой же встрѣчѣ въ 1970 году ​Брежневъ​ разсказывалъ – съ одобреніемъ, отъ своего лица, какъ выраженіе своей позиціи – ​антисовѣтскіе​ анекдоты.


Однимъ изъ нихъ былъ слѣдующій: «Пріѣзжаетъ агитаторъ разсказывать колхозникамъ про великіе достиженія коммунистической партіи по части благосостоянія народа. Вотъ, говоритъ, товарищи, вы теперь ​всѣ​ ѣдите досыта, у всѣхъ ​есть​ крыша надъ головой, и одежды хватаетъ, и деньги ​есть​ ​новые​ ботинки каждый годъ покупать! Тутъ ему бабушка-старушка изъ угла отвѣчаетъ (по воспоминанію ​Брандта​, озвучивая ​её​, ​Брежневъ​ перешелъ на фальцетъ) – Охъ, и правда! Прямо какъ при Царизмѣ!»


Извѣстенъ и другой варіантъ пересказа этого анекдота самимъ ​Брандтомъ​, согласно которому Леонидъ Ильичъ разсказалъ его ​Брандту​ какъ анекдотъ о самомъ себѣ: «Я помню, – сказалъ объ этомъ въ одномъ интервью ​Брандтъ​, – какъ онъ [​Брежневъ​] мнѣ однажды разсказалъ байку о своемъ визитѣ въ колхозъ – что онъ обратился къ собранію колхозниковъ въ залѣ, говоря о достиженіяхъ, ​которыя​ будутъ осуществлены въ результатѣ текущей пятилѣтки – ежедневно молоко каждому ребенку, мясо ​всѣмъ​ каждое ​воскресенье​, достаточно денегъ, чтобы ​любой​ могъ покупать себѣ въ годъ по парѣ сапогъ, а каждая женщина могла бы купить ткани по крайней мѣрѣ на два новыхъ платья въ годъ. Тогда, сказалъ онъ мнѣ, одна старушка изъ задней части зала спросила: "Товарищъ генеральный секретарь, можно вопросъ?" Онъ отвѣтилъ: "Да, пожалуйста". И она говоритъ: "Я правильно поняла – вы пытались насъ убѣдить, что скоро всё будетъ почти такъ же хорошо, какъ при Царѣ?!»


Самъ ​Брандтъ​ разсказалъ при первой встрѣчѣ ​Брежневу​ другой антикоммунистическій анекдотъ: «Въ чёмъ разница между соціализмомъ и капитализмомъ? Капитализмъ – это эксплоатація человѣка человѣкомъ, а соціализмъ – наоборотъ!» Какъ вспоминалъ ​Брандтъ​, ​Брежневу​ этотъ анекдотъ понравился, что въ ​свѣтѣ​ сказаннаго выше неудивительно.


​Эгонъ​ Баръ, сопровождавшій ​Брандта​ на встрѣчахъ съ ​Брежневымъ​, вспоминаетъ о томъ же самомъ: «Брежнева, какъ бы странно это для кого-то сегодня ни прозвучало, я съ ​самаго​ начала воспринималъ какъ нѣкую фигуру Ренессанса. Онъ, какъ говорятъ нѣмцы, любилъ вино, женщинъ и пѣсни… Но вмѣстѣ съ ​тѣмъ​, безусловно, былъ широко мыслящимъ человѣкомъ и въ нашемъ присутствіи не чурался порой разсказывать и ​политическіе​ анекдоты, причемъ довольно ​острые​, ​критикующіе​ саму тогдашнюю совѣтскую систему».


Что ​Брежневъ​ уже къ концу 1930-х (если не ранѣе) относился къ совѣтской «религіи» – самой ​марксистско​-​лениниской​ партійно-коммунистической идеологіи – именно такъ, какъ къ злой пустой брехнѣ (самъ ​Брежневъ​ употреблялъ слово «тряхомудія»), извѣстно и изъ другой замѣчательной реплики, адресованной ​Яковлеву​ – тогдашнему начальнику идеологіи, впослѣдствіи большому антикоммунисту 1990-х годовъ. По воспоминанію ​Яковлева​, онъ по этой репликѣ впервые понялъ, что совѣтскій высшій начальникъ можетъ ни черта не вѣрить въ религію, отъ лица которой правитъ. ​Яковлевъ​ пишетъ: «…Я лично удостовѣрился, что, когда ​Брежневъ​ говорилъ о важности идеологической работы, онъ лицемѣрилъ. Во время одного изъ сидѣній въ ​Завидово​ Леонидъ Ильичъ началъ разсказывать о томъ, какъ еще въ Днѣпропетровскѣ [въ концѣ 1930-х годовъ] ему предложили должность секретаря обкома по идеологіи. «Я, – сказалъ ​Брежневъ​, – еле-еле ​отбрыкался​, ненавижу эту тряхомудію, не люблю заниматься безконечной болтовней…» Произнося всё это, ​Брежневъ​ поднялъ голову и увидѣлъ улыбающіеся лица, ​смотрящія​ на меня. Онъ тоже повернулся въ мою сторону. «Вотъ такъ», – добавилъ онъ и усмѣхнулся» (​Яковлевъ​ самъ былъ тогда завотдѣломъ пропаганды Ц. К., такъ что Леонидъ Ильичъ еще и ему именно какъ начальнику отъ идеологіи хотѣлъ поднести ​прилюдный​ букетикъ этой репликой). Передавалась и другая его фраза съ ​тѣмъ​ же отношеніемъ къ дѣлу: «Идеологія? Это не ко мнѣ. У насъ въ партіи ​есть​ для этой тряхомудіи ​Сусловъ​».


Невысокаго мнѣнія былъ Ген. сек. Ц. К. К. П. С. С. и объ устойчивости Совѣтской системы и моральныхъ качествахъ людей, воспитанныхъ ею.


По воспоминаніямъ племянницы вождя, Леонидъ ​Брежневъ​ во время одного разговора сказалъ: «Да вы что, какія реформы! Я чихнуть даже боюсь громко. Не дай Богъ камушекъ покатится, а за нимъ лавина. Наши люди, – говорилъ онъ, – не знаютъ ни что такое истинная свобода, ни что такое ​капиталистическія​ отношенія. ​Экономическія​ свободы повлекутъ за собой хаосъ. Такое начнется… Перерѣжутъ другъ друга». 






Прим.: Даже политическіе клоуны понимали, что они просто цирковые артисты. Мы же до сихъ поръ этого не понимаемъ, ибо одержаніе ложью.

Надо же, я даже немного зауважалъ этого больного Генсека, которому, видимо,  какъ водится, судя по всему, извѣстная лабораторія Майрановскаго подсунула пилюлю... Товарищъ отъ нее поплылъ. Еле устницами шевелилъ потомъ.

Комментарии