Почему съ нѣмцами можно было имѣть общее дѣло

 

Случай неповиновенія ​нѣмецкихъ​ войскъ Германскому Правительству во имя Священной борьбы противъ большевизма.


Въ концѣ іюля [1919 года] Антантой былъ предъявленъ Германскому Правительству ультиматумъ: войска генерала графа фонъ ​деръ​ ​Гольца​, ​помогающія​ Русскимъ Бѣлогвардейцамъ князя ​Авалова​ создать Западную Добровольческую Армію, должны покинуть Прибалтику къ 20 августа, въ противномъ случаѣ Антанта угрожала блокадой Германіи. Германское правительство согласилось выполнить требованіе «союзниковъ» и отдало приказъ объ оставленіи Прибалтики къ указанному сроку, угрожая, всѣхъ не подчинившихся приказу, объявить дезертирами и исключить изъ числа германскихъ подданныхъ…


По поводу приказа своего Правительства ​германскіе​ добровольцы выпустили слѣдующее обращеніе:


"Къ Германскому народу.


Ко ​всѣмъ​ культурнымъ націмъ ​земнаго​ шара.


Іюль 1919 года, Курляндія.


​Скорбящіе​ душой, мы нижеподписавшіеся ​германскіе​ ​добровольческіе​ отряды, рѣшили не выполнять приказъ покинуть большевистскій фронтъ, приказъ данный германскимъ правительствомъ и нашимъ непосредственнымъ начальствомъ подъ давленіемъ Антанты.


Несмотря на то, что мы, ​германскіе​ солдаты воспитаны въ духѣ безпрекословнаго подчиненія, мы ​всё​ же обязаны выше поставить долгъ, властно зовущій насъ къ Освобожденію человѣчества отъ большевизма; ​политическія​ соображенія не должны остановить насъ отъ исполненія священной задачи освобожденія отъ неописуемыхъ мученій женщинъ и дѣтей. Насъ охватываетъ ужасъ, когда мы видимъ, какъ ​государственные​ вожди культурныхъ націй со спокойной совѣстью смотрятъ на ​адскія​ муки невинныхъ людей и даже, по политическимъ причинамъ, препятствуютъ ​тѣмъ​, кто можетъ и желаетъ помочь.


Въ нашихъ ушахъ звучать стоны изнасилованныхъ женщинъ и избиваемыхъ дѣтей. Передъ нашими глазами встаютъ ​видѣнныя​ нами картины изуродованныхъ труповъ. Мы никогда не могли понять, какъ при наличіи такихъ ужасовъ ​весь​ цивилизованный ​міръ​ не охваченъ пламенемъ возмущенія, почему не бьютъ въ набатъ во всѣхъ христіанскихъ храмахъ, почему съ каѳедръ всей вселенной проповѣдники всѣхъ религій, преподаватели гуманитарныхъ паукъ, не зовутъ къ священному единенію противъ ужасающихъ преступленій, которыми большевизмъ запятналъ человѣчество. Народы ​міра​! Вы, ​которые​ можете защитить Вашу культуру, знайте, что большевизмъ, эта чума, можетъ пожрать и Васъ. Вы, матери, не охватываетъ ли Васъ оцѣпенѣніе при мысли что Ваши дочери могутъ быть изнасилованы, какъ общественное достояніе, и сыновья перебиты, только за то, что ​они​ «буржуа». Неужели всемірная бойня и національная ненависть превратили сердца людей въ камни?


Мы, ​простые​ солдаты и Христіане, не можемъ понять, что существуетъ государственный дѣятель какой-либо націи, который принялъ бы на свою совѣсть и совѣсть своего народа предотвращеніе борьбы противъ большевизма. Это, по нашему мнѣнію, по своимъ послѣдствіямъ для всего человѣчества, было бы большимъ преступленіемъ, ​чѣмъ​ ​отдѣльныя​ преступленія озвѣрѣвшихъ большевиковъ.


Если мы, ​германскіе​ ​Добровольческіе​ Отряды, вступили въ ряды нашихъ Русскихъ товарищей, несмотря на постановленія Версальскаго Мирнаго Договора, для освобожденіяхъ матерей и сестеръ — мы сдѣлали это не изъ-за политическихъ соображеній и ​цѣлей​: наши побужденія болѣе чисты и благородны, наша совѣсть принуждаетъ насъ къ дѣйствію. Нравственное чувство исполненія долга выше всякой политики. Мы пережили ужасы организованнаго человѣческаго "озвѣрѣнія", мы боролись съ большевизмомъ и поэтому мы не можемъ сложить оружія раньше полнаго уничтоженія этой гидры. Мы дрожимъ за нашихъ сестеръ и братьевъ въ Германіи, мы дрожимъ за Культуру всего ​міра​.


Высоко надъ всею ненавистью, возбужденной всемірной войной среди народовъ, развернемъ мы, какъ ​символъ​ великой объединяющей идеи — за которую мы боремся и готовы умереть — бѣлое знамя Бѣлыхъ Армій. Да очистится ​міръ​ отъ грязи большевизма.


Мы взываемъ къ нравственному чувству всѣхъ Культурныхъ Націй не мѣшать намъ въ нашей святой миссіи и поддержать насъ въ нашей борьбѣ".


«…Это воззваніе является яркимъ документомъ тѣхъ чувствъ и того единенія, которое охватило тогда лучшихъ сыновъ Германіи.


Въ томъ благородномъ порывѣ, который соединилъ насъ для борьбы съ ​Міровымъ​ преступленіемъ, ​германскіе​ Добровольцы встали на недосягаемую высоту -157- и были единственными изъ культурныхъ народовъ, предложившими вполнѣ искренно, намъ Русскимъ свою помощь.


Въ то время, когда наши «союзники» въ Сибири, на югѣ и сѣверѣ Россіи распродавали оптомъ и въ розницу Русское достояніе и играли жизнью нашихъ геройскихъ сыновъ, возставшихъ тамъ на защиту человѣческаго права, ​германскіе​ Добровольцы предложили намъ самую цѣнную братскую помощь, — ​они​ раздѣлили съ нами тяжесть борьбы и отдали намъ свою жизнь.


Я бы хотѣлъ услышать отъ кого-нибудь изъ русскихъ, бывшихъ въ нашихъ геройскихъ Добровольческихъ Арміяхъ Сибири, юга и сѣвера Россіи, много ли Добровольцевъ вступило въ ихъ ряды изъ числа нашихъ «союзниковъ», — писалъ въ своихъ воспоминаніяхъ князь П. Р. ​Аваловъ​.


​Прим.: Міровой​ ​закулисѣ​ ("тайнѣ беззаконія"), какъ кость въ горлѣ стояли три державы: Россія - сильная своей ​вѣрой​ и Самодержавіемъ. Германія - сильная своей спаянностью и дисциплиной и Японія съ ​ея​ культомъ Императора, спаянностью, традиціями и дисциплиной. Но враги развели насъ по ​разныя​ стороны тайными вліяніями и сдѣлали врагами. 

Комментарии