НЫРОБСКИЙ УЗНИК: МИХАИЛ НИКИТИЧ РОМАНОВ



Поселок на краю земли так и остался бы навсегда затерянным в тайге, если бы не исторические события 1601-го года, печально прославившие Ныроб.
Наш северный край обладает несколькими святынями.
Первая – это место мученического заточения оклеветанного Михаила Никитича Романова – яма, в которой он пробыл почти год. Из истории мы знаем, что в Смутные времена, в 1600-ые годы – время безвластия, очень ярой была борьба за Царский престол Святой Руси. Одним из самых главных действующих лиц, который выделялся особой ревностью в этой борьбе, был Борис Годунов. По законам царского престолонаследия он не имел права быть Русским Царем, потому что был сыном перекрещенца, татарина Мурзы-Четы. И когда его поставили на голосование в Боярской Думе, в окружающем народе проявились большие возмущения: что, у русских людей нет достойного человека, который мог бы возглавить государство?..
И тут народ стал громко требовать крича: «Романовых, Романовых поставить!» Братья Романовы были во всех смыслах выдающимися личностями своего времени. Считалось, что многие боярские дети не знали даже грамоты, а братья Романовы знали по три иностранных языка. Они были верными сынами Церкви, правдивы и благочестивы. трудясь на полях, в лесах, они всегда тесно соприкасались с народом. были запросто в его самой толще. Не только работали бок о бок, но и бывали на гуляньях с народом. Бояре Романовы пользовались большим авторитетом в народной молве - и ко всему прочему являлись ближайшими родственниками последнего Государя Феодора, и потому люди понимали, что кто то из них должен занять престол.
Мы знаем, что после смерти Иоанна Грозного его трон унаследовал Федор Иоаннович, который был очень набожным, скромным и смиренным Царем. В его ближайшем окружении состояли пять регентов, одним из которых был Борис Годунов, приобретший впоследствии непомерный авторитет. Хитроумный и тщеславный Борис Годунов незаметно сумел прибрать в свои руки бразды власти.
После смерти благочестивого Царя Федора Иоанновича – для Годунова открылся путь к престолу. Но на его пути оказался малолетний Дмитрий Иоаннович Романов, коий имел куда больше прав на престол, чем временщик.
По тайному приказу Бориса Годунова этого мальчика зарезали как бы в припадке падучей болезни. И, казалось бы всё, путь к власти открыт. Но тут появились братья Романовы. И вот Годунов, прельстившись властью, совершив одно коварное преступление – зарезав малолетнего ребенка ради царского престола, не гнушается и вторым смертным грехом – убрать всех пятерых братьев Романовых с пути к престолу.
Верные слуги Бориса Годунова подговорили ключника, чтоб тот подбросил незаметно на склад к боярам Романовым ядовитых кореньев. И тут, же якобы по доносу, нагрянули его стражи. Эти коренья, оказались обнаружены и было заведено уголовное преследование о том, будто бы бояре Романовы решили извести и отравить Бориса Годунова. Всех сразу пятерых благочестивых братьев бояр Романовых осудили и сковав, под стражей сослали в самые лютые Северные области Руси. В самые необжитые районы, которые существовали в то время. Двоих братьев отправили в Пелым – в монастырь, одного загубили в бане, запарили.
Третий из братьев Романовых, Михаил Никитич, по приговору годуновского неправого суда был сослан для заточения в деревню Ныроб. Дальше Ныроба уже не было христианского освященного населения, а были только дикие племена, недобитые орды татаро-монголов, дикие племена северных народов: вогулы, ханты, манси – их в народе называли югра – люди, которые находились в полудиком состоянии.
Благочестивейшего боярина Михаила Романова привезли сюда в конце сентября. Уже шел снег. Зачитали указ, что за попытку отравить царя Бориса Годунова он приговаривается к заточению в яме. Прямо при нем выкопали яму – два метра шириной и длиной и полтора метра высотой. А из описаний Михаила Никитича Романова мы знаем, что он был за два метра ростом богатырь, каких поискать. Поэтому вкопали столб, и к этому столбу приковали накрепко узника цепью, то есть, находясь в яме, он вокруг столба он не имел возможности разогнуться во весь свой богатырский рост, и вынужден был передвигаться только в согбенном состоянии…
Яму покрыли бревнами и оставив только маленькое окошечко для того, чтобы подавать ему есть, пить и щепочки-дрова для отопления этой холодной земной ямы. Воеводе Тушину дан был хитрый приказ: чем быстрее боярин в яме умрет, тем быстрее тот вернется в красавицу Москву. Поначалу стражи его старательно кормили – из сострадания, да чувства жалости, а потом, когда началась лютая зима, они сами стали мерзнуть и хиреть, живя в ветхих, вымораживаемых северными ветрами крестьянских избах. От холодины не помогали даже крепкие спиртные напитки, которые московский воевода со своими воинами покупали у крестьян бражников.Что уж говорить про земляного узника, что приходилось терпеть ему...
Вскоре стражам всё это положение надоело, и они решили перестать кормить Михаила Никитича. Однажды воевода Тушин, придя к бражнику крестьянину, посетовал: что такое – мы уже не кормим его два месяца, а он все живет и живет. Как такое может быть? Тут этот бражник и предал всех жителей Ныроба. Он сказал, что Михаила Никитича Романова подкармливают крестьянские ребятишки, которые бегают и бросают в яму хлеб, пеканы, налив молока и залепив с одной стороны мякишем. Воевода спрятался за пригорок и, видя, что дети выбегают и направляются к яме, стал внимательно наблюдать за ними. Дети, играя вокруг ямы, начали бросать в яму кусочки хлеба, пеканы. Он выскочил из своего укрытия, подбежал, схватил ребят в охапку, и потащил их к родителям, обвиняя и грозя, что их дети помогают важному государственному преступнику. «Кто вам повелел его кормить и жалеть из Москвы? Заговор?» – допытывался Тушин. «Никто, дети сами, из сострадания к узнику подкармливали», – отвечали родители. Но борискины слуги, не поверили сему, и сковав отправила кое кого из жителей Ныроба в Казань на дыбу, чтобы выпытать, кто и откуда приказал им давать пищу Михаилу Романову для продления тому жизни.
Спустя три года кое кто из ныробчан вернулся. Не все: одного на дыбе забили насмерть, трое остальные вернулись телесно поувеченными за любовь к ближнему… Потом, когда в дальнейшем Михаил Федорович Романов узнал эту историю о помощи местных жителей Михаилу Никитичу, он издал указ о том, что ныробские крестьяне в знак благодарности за помощь его дяде, Михаилу Никитичу Романову, за поддержание его жизни, освобождаются от земельного налога пожизненно.
Когда ребятишки перестали помогать Михаилу Никитичу, он все-таки продолжал упорно жить и не умирал. После очередного питейного веселия борискины воеводы решили: да сколько мы можем здесь находиться?! Они гурьбой подошли к яме, разбросали бревна, и сам Тушин спрыгнул в эту яму. Через несколько минут он вылез из ямы весь раскрасневшийся, запыхавшийся, и объявил, что боярин скончался.
В честь страданий Михаила Никитича Романова эта яма здесь до сих пор существует. Она находится посреди поселка Старый Ныроб.
* * * *
Варсонофий, наст. Свято-Никольского хр. МП РПЦ в пос. Ныроб Пермского края.

Комментарии