Путь к мiровому господству Наполеону преграждала только Россия

 


«Давно уже в Европе, - писал Ф.И. Тютчев, - существуют только две действительные силы - Революция и Россия. [...] Между ними никакие переговоры, никакие трактаты невозможны; существование одной из них равносильно смерти другой! От исхода борьбы, возникшей между ними, величайшей борьбы, какой когда-либо мiр был свидетелем, зависит на многие века вся политическая и религиозная будущность человечества».
(И хотя написано это было в 1848 г., но верно это было уже и во времена начала борьбы с Наполеоном и даже еще ранее, когда Император Павел Петрович, напутствуя великого Суворова в 1799 г., сказал: «Иди, спасай Царей!»)

Важно подчеркнуть одновременность масонских Революций конца XVIII века во Франции и Северной Америке, а также похода Великой армии в Россию и объявление 18 июня 1812 г. «Второй войны за независимость» США Великобритании, а также восстаний французских масонов Боливара и Сан-Мартена в Чили и Аргентине. Современные историки подчеркивают, что Северная Америка «выступала как союзник Наполеона», причем «начало военных действий было согласовано заранее».

«...Новый дух, каковой ныне веет по всей Европе, - писал в апреле 1812 г. в преддверии трагических и, одновременно, величественных событий современник, - не насытится, пока существует хоть одна церковь, и хоть один Трон. С воистину сатанинской ловкостью использует он даже самих Монархов ради Их же истребления [...].
Не одна революционная Франция устремилась в 1812 г. в Русские пределы. Наполеон, по его собственным словам, двинулся на Россию «во главе всей остальной Европы»; причем «идея вторжения в Россию была популярной и вызывала интерес в Европе».

«...Наполеон стремился вступить в Москву победителем. Заняв Москву, он планировал устроить грандиозные торжества собственного "венчания на Царство" в Кремле. Опыт такого действа у него уже был. Для этого Наполеон предусмотрительно взял с собой актеров Итальянской оперы и балет. В походе его сопровождала труппа театра Французской комедии. В строжайшем секрете в июне 1812 года папу Пия VII привозят с юга Франции в Фонтенбло и держат там, вероятно, для последующей отправки в Москву. Участие Папы как главы Римской Церкви в легитимации Наполеона могло пригодиться при коронации в Кремле.
Венчание на царство в Кремле должно было разворачиваться на глазах у всей Европы и с участием "русских бояр". После коронации новый самозванец становился Императором Востока и Запада и даже мог издавать указы уже как и Русский Царь.
То, что такие планы у Наполеона имелись, подтверждают французские архивы.
Еще в 1810 году агенты Наполеона в России получили задание найти смелого казака, способного сыграть роль Пугачева. Приказ об этом был отдан министру иностранных дел Маре.
Пугачевщина, поддержанная раскольниками и инородцами, разжигалась в тылу Русской Армии (на Волге, на Урале). В этой связи становятся понятны особые полномочия и устные указания, данные генерал-губернатору Москвы Ростопчину Императором Александром I. В ином свете предстает и роль самого Ростопчина.

Сдача Москвы была предусмотрена, но она могла обернуться катастрофой. Ростопчин пишет Кутузову 19 августа 1812 года: "С "впадением" Москвы в руки злодея цепь, связывающая все мнения и укрепляющая к Престолу Государей наших, разорвется, и общее рвение, разделяясь на части, останется бездейственно. Народ русский есть самый благонамеренный. Никто не сможет отвечать за него, когда древняя столица сделается местом пребывания сильного, хитрого и счастливого неприятеля рода человеческого [...] Какого повиновения и ревности ожидать в губерниях, когда злодей издавать будет свои манифесты в Москве?"...

Ростопчин пишет и говорит во всеуслышание, что в случае вступления неприятеля в Москву, город обязательно сгорит. [...]

Если был приказ (разумеется, устный) о сожжении Москвы, то он мог исходить только от Императора. Сам бы Ростопчин на себя такой ответственности за столицу не взял бы никогда. Только Царь, подобно ветхозаветному Царю Давиду, мог совершить "жертву всесожжения". Мы знаем, что жертва была принята. Мы знаем, что Великая Армия "двунадесяти языков" была полностью истреблена, не проиграв ни одного сражения. Коронация Наполеона в сожженной Москве не состоялась. Триумф Мессии обернулся крахом.

Спустя много лет во Франции появятся мемуары, в которых участники событий приоткроют завесу тайны 1812 года.

В 1887 году в Париже мизерным тиражом вышла книжица Альфреда Сюдра "Тайна 1812 года". В ней говорилось со слов участника кампании 1812 г. генерала Виктора Дестю де Траси следующее: "В 1812 г. в Москву был отправлен фургон с императорскими гербами под эскортом легкой кавалерии. Эскортом командовал некий Демулен. В фургоне находились одеяния и украшения, которые надевал Наполеон во время коронации" (имеется в виду коронация 1804 года в Нотр Дам).
В той же книжечке со слов неназванного генерала сообщается: "Я знаю из достоверных высокопоставленных источников, что императорские регалии для коронации были доставлены в Москву. Мне сообщили по секрету, что Наполеон после подписания мира в Москве собирался устроить в Кремле пышную церемонию, во время которой, облаченым в императорскую мантию, он был бы провозглашен своими маршалами, офицерами и армией Императором Запада, главой Европейской Конфедерации".

Опустошенная и сожженная Москва не могла быть местом коронации Императора Вселенной. Наполеон и его армия оказались в ловушке.

Наконец начинается отступление бывшей Великой Армии, и здесь в последний раз мы встречаем упоминание об императорских регалиях. Генерал Русской Армии, французский эмигрант граф Ланжерон оставил пятитомные мемуары о своей жизни и службе в России. Он сражался против Наполеона (как и четверо других генералов французского происхождения) и гнал его из России в 1812 году. В его мемуарах мы находим такое свидетельство: "В пяти верстах от Вильны, по дороге на Ковно, французы бросили свои последние повозки, среди которых был личный фургон Наполеона. В нем были найдены портфели с бумагами, его одежда, ордена, скипетр и императорская мантия, в которую, говорят, облачился какой-то казак. Нам было не привыкать к подобным метаморфозам. В этом обозе разграбили сокровищ на 10 миллионов золотом и серебром".

Императорские регалии Наполеона, использованные во время коронации 1804 года, хорошо известны и описаны. Но ни скипетр, ни держава, ни золотой венок, ни орден Почетного Легиона, ни мантия никогда не были найдены. Никто из специалистов ничего о них не знает до сих пор.
История всегда права, потому что в ней действует Промысел Божий. Задача историка - попытаться не судить, а понять его».

***
С кем вел войну Император Александр I и победил с помощью Божией, получив от Своей России прозвание Благословенный.
К чести русского духовенства следует сказать, что оно тогда сразу же и безошибочно определило духовную сущность Наполеона.
* *
Еще в декабре 1806 г. Свят. Синод, по указанию Царя, обратился к народу в связи с созывом ополчения.
В обращении говорилось, что «неистовый враг мира и благословенной тишины, Наполеон Бонапарте отложился от христианской веры», «самовластно присвоил себе царственный венец Франции и силою оружия, а более коварством распространил власть свою на многие соседние с нею государства», огнем и мечом опустошил их города и села, а теперь «дерзает угрожать России вторжением в ее пределы, разрушением благоустройства и потрясением Православной Греко-Российской Церкви».

Еще во времена богопротивной Революции на сходбищах народных торжествовал учрежденные лжеумствующими богоотступниками идолопоклоннические празднества и в сонме нечестивых сообщников своих воздавал поклонение, единому Всевышнему Божеству подобающее, истуканам, человеческим тварям и блудницам, идольским изображением для них служившим. Наконец, к вящему посрамлению Церкви Христовой, созвал во Франции иудейские синагоги и установил новый великий сангедрин [синедрион] еврейский, сей самый богопротивный собор, который некогда дерзнул осудить на Распятие Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа, и теперь помышляет соединить иудеев, гневом Божиим рассыпанных по всему лицу земли, и устремить их на испровержение Церкви Христовой. Наполеон отринув мысли о правосудии Божием, ...мечтает в буйстве своем, с помощью ненавистников имени христианского и способников его нечестия, иудеев, похитить (о чем каждому человеку и помыслить ужасно!) священное имя Мессии»...
«...Благодать Божия отступила от Наполеона; ничто уже не соединит его с Богом, Которому он сделался столь ужасно неверным. Его преследует вечное осуждение».

Шесть лет спустя пришла новая тяжкая година для нашего Отечества.
* * * *
14 июля 1812 г. митр. Московский и Коломенский Платон посылая Государю икону Преп. Сергия, писал: «Пусть дерзкий и наглый Голиаф от пределов Франции обносит на крах России смертоносные ужасы; но кроткая Вера, сия праща Российского Давида, сразит внезапно главу кровожаждущей его гордыни».

В Высочайшем Воззвании к первопрестольной столице 6 июля Император писал: «Неприятель вошел с великими силами в пределы России. Он идет разорять любимое Наше Отечество. Да обратится погибель, в которую мнит он низвергнуть нас, на главу его, и, освобожденная от рабства Европа, да возвеличит имя России».

В датированном тем же числом Манифесте о всеобщем ополчении Государь призвал Своих подданных: «...Соединитесь все: со Крестом в сердце и с оружием в руках, никакие силы человеческие вас не одолеют».

(приводится в сокращ.)
Сергей ФОМИН

Комментарии