Straightforward, from application to a simple money management dashboard.


ИГУМЕН СЕРАФИМ КУЗНЕЦОВ (1912г.) ДЕЙСТВИЕ ПРОМЫСЛА БОЖИЯ ПРИ ВОЦАРЕНИИ ДОМА РОМАНОВЫХ


После внимательного исследования хода Соборных совещаний при избрании на Царство Михаила Феодоровича ясно видится не простая случайность, а действующий в мире Промысел Божий. Здесь со всей очевидностью проявилось Божественное Провидение; здесь, несомнен- но, явил Свое присутствие Сам Бог, Царь царствующих и Господь господствующих, держащий в Своей высокой деснице судьбы народов, Царей и царств. Здесь исполнились слова Писания: «Всевышний владычествует над Царством человеческим и дает его, кому хочет» (Дан. 4, 14). «Вознесох избранного от людей Моих, — вещает Бог о новоизбранном Царе, — елеем святым Моим намазах Его. [...] Не прикасайтеся помазанным Моим» (ПС. 88, 20-21; 104, 15). «Ибо касайся их, яко касайся в зеницу ока Господня» (Зах.2, 8). Авраамий Палицын и все современники называли новоизбранного Государя «избранным от Бога прежде его рождения», и выбран он «по изволению Божию, а не по их желанию»...
В начале XVI века видное место при Дворе занимал боярин Роман Юрье вич Захарьин. Дочь этого боярина Анастасия Романовна была первой Супругой Царя Иоанна Васильевича Грозного, а сын Романа — Никита был родной брат Царицы Анастасии. Боярин Никита Романович пользовался большим доверием у Царя Иоанна Васильевича и имел на него влияние во благо народа; его имя запечатлели народные былины, изображая его как доброго посредника между народом и грозным Царем. У Никиты Романовича было шесть сыновей, из числа их особенным умом выделялся старший — Феодор Никитич, будущий Патриарх Филарет — родной Отец Михаила Феодоровича.
Следовательно, первая Жена Царя Иоанна Васильевича Грозного Царица Анастасия Романовна будет родной Бабушкой избранного на Царство Михаила Феодоровича, а Царь Иоанн Грозный Дедом, а последний Царь из Дома Рюриковичей — Феодор Иоаннович родным Дядей, а потому Михаил Феодорович есть не только Природный русский, но наследствен- ный Царь.
Сам Михаил Феодорович в своих грамотах называл Иоанна Васильевича Грозного дедом.
Будучи природным русским и наследственным Государем, Михаил Феодорович был и Государем Православным, глубоко преданным Церкви и ее заветам, что проявилось при его вступлении на Русский Престол. Михаил Феодорович был человеком добрым и ласковым, благовоспитанным, умным и любознательным, «муж духовный и многорассудный».
Выделяющиеся из среды других лучшие благородные качества Романо- вых завоевали в народе всех сословий любовь и уважение. Эта любовь еще более разгорелась в сердцах народных, когда коварный и подозрительный Годунов, лживыми происками захвативший Русский престол, совершив убийство неповинного Младенца Димитрия, в лице Романовых видел врагов, могущих помешать ему укрепиться на Царстве, а потому в 1601 году разослал их по монастырским заточениям. Александр был удавлен у Белого моря; Василий и Иван были сосланы в Полым, где первый умер от дурного обращения с ним приставов.
Михаил Никитич отличался богатырским видом и выдающимся умом, праведным образом жизни и лучшим по тогдашнему времени образованием, а потому Годунов видел в нем опасного соперника и проявил к нему особенную и утонченную жестокость: он, бедный, закованный в цепи весом 3 пуда 10 фунтов, в глухой кибитке, окруженный суровой стражей, под наблюдением Романа Гущина был привезен в Ныробский погост, в отдаленный Приуральский Чердынский край, в Пермь Великую. Здесь на глазах Страдальца была вырыта яма, в которую его и опустили, сверху яму застлали бревнами, засыпали землёй и только посреди оставили небольшое отверстие в четверть аршина. В это отверстие узнику давали пищу: хлеб и воду. Борис Годунов не приказывал, «чтоб корм ему давали доволен», дабы скорее лишить жизни его соперника. Закованный в тяжелые цепи, невинный Страстотерпец боярин Михаил Никитич, год испытывая ужасные мучения и страдания, в тесной яме почил, изнуренный голодом, страшными физическими муками, страдая невыносимо и нравственно от сознания своей невинности. Через пять лет тело невинного Мученика боярина Михаила, будучи нетленным, было перевезено в Москву и погребено в монастыре у Спаса на Новом (т. е. Ново-Спасском монастыре).

Авраамий Палицын указывал, что опасения относительно Романовых возникли у Годунова вследствие какого-то предсказания. «Глаголют бо, — пишет Авраамий, — яко зело любяще Борис волхвы и звездочетцы и тии сказаша ему, яко от рода Никитичев Романовых возстати имать Скипетродержец Российскому Государству. Царь же Борис такое слыша от волхвов и умысли, яко да потребит род сей»... Вот причина тонкого коварного убийства своих соперников.
Феодора Никитича насильно, по приказанию Годунова, постригли в монахи под именем Филарета в Сийском монастыре, а жену его Ксению разлучили с детьми и мужем, постригли в монашество с наименованием Марфой и сослали в Новгородский уезд, Обонежской пятины, на Онежское озеро. Сына их Михаила, которому шел шестой год, отправили на Белое озеро с опальными тетками: княгинею Марфою Никитичною Черкасскою, Анастасией Никитичной (тогда еще девицею) и женой Александра Никитича Ульяной Семеновной (рожденной Погожевой).
Среди этого родственного кружка маленький Михаил, будущий Государь России, и его сестрица Татьяна Феодоровна (8-ми лет) терпели на Белом озере тяжкую нужду и росли при очень суровых условиях. Пристава, смотревшие за содержанием опальных, часто отказывали им даже в молоке и яйцах для их стола, а заботливые тетки Михаила Феодоровича иногда не могли допроситься и куска холста, необходимого для белья детям, вверенным их попечению.
Справедливо Авраамий Палицын ставит эти гонения невинных Страдальцев в число тех тяжелых грехов, за которые Господь покарал Русскую землю Смутой.
Род Романовых явился Родом праведников-страдальцев, близких к Небу и находящихся под особым бдительным наблюдением Непостижимого Промысла Божия. Какие воспоминания и родство окружали юного Михаила, первого Царя новой, Самим Богом благословенной Династии? Благословение праведника-страстотерпца из темницы, предстательство у престола Господа Славы невинных мучеников дядьев, дерзновенные молитвы отца-монаха и митрополита, томящегося в плену, и слезные денно-нощные молитвы страдалицы матери-монахини. Кто после этого еще скажет, что вновь избранный Царь не был любимцем, избранником Божиим? Сам Бог его поставил на трудное дело Царственное, Он ему и помог утишить государственную бурю и возвеличить Россию.

Провозгласив Царем юного (шестнадцатилетнего) Михаила Феодоро- вича, Земский Собор снарядил особое посольство в Кострому, в Ипатьевский монастырь, где проживал в уединении Михаил Феодорович со своей матерью, для возвещения им воли Божией и народной. В состав посольства вошли: архиепископ Рязанский Феодорит, три архимандрита — Чудовский, Ново-Спасский и Симоновский, Троицкий келарь Авраамий Палицын, три протоиерея и бояре Ф. И. Шереметев, князь Вл. Ив. Бахте- аров-Ростовский, окольничий Ф. Головин, стольники, стряпчие, приказные люди, жильцы и ВЫБОРНЫЕ ОТ ГОРОДОВ.
Выехав из Москвы 2-го марта и прибыв в Кострому 13 марта, посольство на другой день, 14 марта, в предшествии крестного хода и в сопровожде- нии Костромского воеводы и всех горожан пришло в Ипатьевский монастырь. Михаил Феодорович с матерью встретили шествие перед входом в монастырь. Когда же узнал Михаил Феодорович, в чем дело, «с великим гневами плачем» отвечал, что не хочет быть Государем, а мать его заявила, что не благословляет Сына на Царство. Ее особенно смущало то, что «Московского государства всяких чинов люди по грехам измалодушествовались, дав свои души прежним Государям, не прямо служили». Также смущало их, что Отец Михаила Феодоровича митрополит Филарет в настоящее время в Литве у короля «в большом утеснении, но когда король узнает, что Московский Престол занял Сын его, то сейчас же велит сделать ему какое-нибудь зло; а ему — Михаилу — без благословения своего Отца на Московском государстве никак быть нельзя»...
Послы со слезами молили и били челом Михаилу, «чтобы Соборного моленья и челобитья не презрил; выбрали его по изволению Божию, не по его желанию, — положил Бог единомысленно в сердца всех людей, православных христиан, от мала до велика на Москве и во всех городах». На слова Марфы о том, что в течение долгой Смуты московские люди «измалодушествовались», послы отвечали, что теперь эти люди «НАКАЗАЛИСЬ и все пришли в соединение»; по поводу же опасений за участь митр. Филарета, Отца Михаила, послы сказали, «что бояре и вся земля посылают к литовскому Королю, за Отца его дают на обмен литовских многих лучших людей». Но и после сих слов Михаил и Мать его не принимали Престола.
Тогда прибегли к молитве: архиеп. Феодорит, обратив взоры Михаила и Матери его к лику чудотворной Феодоровской иконы Богоматери, чтимой Костромской святыни, сильным и властным архипастырским словом склонял Михаила, говоря: «Воли Божией не снимать, быть на Московском государстве Государем». С третьего часа до девятого послы били челом ему и Матери его, угрожая, что Бог взыщет на них «конечное раззорение государства», ибо на сие дело есть воля Божия. И воля Божия, наконец, совершилась. «Божия Матерь, чудною иконою Своею (Феодоровской) вложила в сердце Благоверного Государя Михаил Феодоровича прияти венец Царский земли Российския, да все видящии видят, яко Вышний владеет Царством и, ему же хощет, дает е» (10 канд. акаф.). Михаил и Марфа как верные чада Православной Христовой Церкви, видя во всем этом волю Божию, всецело подчинились таковой, сказав наконец, вечером 14 марта 1613 года: «Они во всем положились на праведныя и непостижимыя судьбы Божии». Марфа благословила Сына, Михаил приял от Архиепископа символ Царской власти — посох, допустив всех к Царской руке, и сказав, что поедет в Москву скоро...
19 марта Михаил Феодорович выехал из Костромы в Москву, куда и прибыл 2 мая. Столица радостно встретила Божия и общенародного избранника. В этот день (было воскресение) поднялись в Москве «всяких чинов люди от мала до велика» вышли за город навстречу Государю. Торжественно встреченный народом Михаил Феодорович с Матерью вошел в Москву и проследовал прежде всего в Успенский Собор, поклони лся главной святыне России; затем был отслужен торжественный молебен. Юный Царь, обливаясь слезами, молился, прося Бога о помощи в предстоящем трудном деле. После молебна «всяких чинов люди» подходили к царской руке и приветствовали Государя.
11 июля Казанский митр. Ефрем в Успенском Соборе при великом торжестве венчал на Царство Божия избранника. Измученная, исстрадавшаяся, наученная горьким опытом смуты Святая Православная Русь возглавилась «своим» природным, русским, православным Богоданным самодержавным Венценосцем, поставленным управлять Царством человеческим Вышним Царем царей и от Него непосредственно получившим священную Самодержавную власть и силу (Дан. 2, 21; 4,14,4 ПС. 20, 24; 88, 20-21). Отселе «сердце» юного Помазанника Божия стало «в руце Божией, яко потоки вод: куда хощет Он, направляет его» (Притч. 21,1).