11 Анафематизм

 

РПЦЗ Анастасий Грибановский: «Государь до последнего не хотел отвергнуться своего народа, отвергшего своего Царя и предавшего на Распятие. Лучшее свидетельство тому – само Отречение Императора. Ведь если бы не добровольное, с точки зрения существующего Российского законодательства незаконное, отречение от Престола… мы были бы ВСЕ РАЗДАВЛЕНЫ НИКЕМ на земле НЕ РАЗРЕШИМОЙ клятвы 1613 г. Подпали бы мы (вся Россия без изъятия) и под Анафему, ежегодно возглашаемую в Церквах в неделю торжества Православия, – 11 анафематизм: «Помышляющим, яко православнии Государи возводятся на Престолы не по особливому о них Божию благоволению, и при помазании дарования Святаго Духа к прохождению великого сего звания в них не изливаются: и тако дерзающим противу их на бунт и измену, анафема». —Когда гнев Божий возгремел над Русскою землею и власть тьмы водворилась в ней, дыша неистовою злобой против всего, что пыталось стать на ее пути, тогда лучшие русские люди принесли себя в жертву во Искупление Отечества. Господь потребовал прежде всего такой Жертвы от Государя, как первого сына и Верховного Вождя России — и он безропотно ПРИНЕС ЕЕ, вместе со всею своею Семьей, которую справедливо можно назвать его «домашнею церковью». Государь мужественно ВЗОШЕЛ НА СВОЮ ГОЛГОФУ и в кроткой покорности воле Божией вкусил мученическую смерть, оставив после себя в наследие ничем не омраченное Монархическое начало, как драгоценный залог, полученный им от своих Царственных предков.
Такому Государю, в воздаяние за его ЦАРСТВЕННЫЙ ПОДВИГ, нельзя было воздвигнуть лучшего памятника, как храм Божий, где непрестанно будет возноситься безкровная жертва об упокоении Его души. Мы должны сожалеть только о том, что этот дорогой для нас памятник создан не на родной нам Русской Земли, а в чужой, хотя и дружественной и гостеприимной для нас стране. —Прежде всего, дерзаем думать, то, что Русская Земля, обагренная невинною кровию Царя-Мученика и множества других верных сынов России, оскверненная богохульством и многими другими тяжелыми грехами и преступлениями, недостойна иметь у себя такой священный памятник, пока она не очистится от своих беззаконий горькими покаянными слезами и не примирится с умученным на ней Государем через принесенное перед ним глубокое Всенародное покаяние.
--Вместе с тем Промыслу Божию, быть может, было угодно напомнить современной Европе, в сердце которой воздвигнут ныне наш храм-памятник, о том, что покойный Государь пошел на Распятие не только ДЛЯ СПАСЕНИЯ СВОЕГО НАРОДА, но и всей Европы, обязанной ему избавлением от величайших опасностей в наиболее трудные для нее дни первой мировой войны. Убийство оставленного всеми беззащитного Русского Монарха, вместе с супругою и юными детьми, будет всегда стоять тяжелым укором перед совестью всего мира.
--Современные народы слишком тесно связаны между собою, чтобы не считать себя ответственными за вопиющее попрание справедливости, свободы и других общечеловеческих прав в той стране, где могло совершиться это безпримерное злодеяние. К сожалению, они остаются по-прежнему равнодушными и к страданиям Русского Народа и к мученической смерти Государя Николая II, значение которого возрастает с каждым днем. Мы верим, что настанет время, когда человечество поймет, наконец, что наши Царственные страстотерпцы и все, кто последовал по их пути, будучи умерщвлены за свидетельство Правды Божией, ПРИНЕСЛИ СЕБЯ В ЖЕРТВУ ОЧИЩЕНИЯ ЗА ГРЕХИ ВСЕГО МИРА, погрязшего во лжи и неправде и нуждающегося В ИСКУПЛЕНИИ. — А ЧТО ЭТО, КАК НЕ ИСКУПИТЕЛЬНАЯ ЖЕРТВА ЦАРЯ ЗА НАРОД, ЕСЛИ ПРОДОЛЖИТЬ ЭТУ МЫСЛЬ ДАЛЬШЕ?