Документ № П-176 НАЧАЛЬНИКУ СЕКРЕТНОГО ОТДЕЛА ОГПУ тов. ДЕРИБАС. КРАТКИЙ ДОКЛАД

О работе 6-го От[деле]ния СООГПУ, за время с 1-го января 1923 г. [по] 1-ое Апреля 1924 года по церковникам и сектан[т]ству.
Доклад начальника VI отделения Секретного отдела ОГПУ Е. А. Тучкова начальнику Секретного отдела ОГПУ Т. Д. Дерибасу о работе отделения с 1 января 1923 г. по 1 апреля 1924 г.


ОСВОБОЖДЕНИЕ ТИХОНА И ГРЫЗНЯ СРЕДИ ЦЕРКОВНИКОВ.

Но здесь остается „мученником“ Тихон, который находится под стражей в Донском монастыре и про которого вся белая эммиграция и вообще весь черносотенный мир пишет и говорит как о едином человеке, который де никогда не примирится с извергами рода человеческого – большевика ми, а стоит крепко за веру христову – терпя всякие мучения и так далее. Тогда перед нами встала задача обработать Тихона, так чтобы он не только извинился перед Советскои властью, но и покаялся в своих преступлениях и тем самым поставил бы в глупое положение – монархистов. Правда, надо сказать, что здесь с Тихоном работы было чрезвычайно много, он прекрасно понимал, что одним раскаянием дело не ограничиться, а что и после придеться слушаться и действовать по указке ГПУ, его более всего тяготило, но благодаря созданной для Тихона обстановки и условий, где он содержался под стражей, а также и правильно сделанного к нему подхода, Тихона удалось убедить и он собственноручно написал раскаяние (Заявление патриарха Тихона в Верховный суд), которое конечно, не могло не поразить его друзей считавших его три дня тому назад стойким и неустрашимым человеком. Сначала белая пресса долго не верила, что это писал сам Тихон, а потом когда выяснилось, то им не ставалось ничего другого, как похвалить Тихона за его тактичность и дальновидность (последние новости), которые он дескать проявил в этом акте, для спасения церкви от раскола возвратившись к ее управлению. В своих же колуарах они рассуждали совершенно иначе, они говорили, что как бы этот старик не выкинул бы еще чего другого и чем больше они узнавали о тесной дружбе Тихона и его приближенных епископов с ГПУ, тем все более и более у них закрадывалось сомнение и создавалось опасение за поведение последнего, стали даже доискиваться причины этой дружбы с какой целью к Тихону не раз подсылались люди задавая ему одни и те же вопросы, „почему он раскаялся и дружит с совершенно чуждой церкви Лубянкой“. В результате всего этого получается отход от Тихона наиболее черносотенной публики, считающей его слабым неустойчивым могущим оказаться опастным церковным руководителем, а его некоторых епископов прямо называли агентами ГПУ, даже определяли получаемое ими от последнего жалования. Таким образом Тихон в глазах этой публики теряет свой прежний высокий авторитет.
…….


Комментарии