Straightforward, from application to a simple money management dashboard.


ЦЕРКОВЬ КАТАКОМБНАЯ на Землѣ Россійской



«Православная жизнь», №№ 10-12, 2002 г., Джорданвилль, США

Отъ редакціи:
Въ 20-х гг. XX вѣка всѣ честные, вѣрные Церкви Архіереи и пасты ри были единомысленны въ осознаніи своего пастырскаго дол- га и служенія какъ сохраненія души народной, разлагаемой внѣд- реніемъ матеріализма и теорій классовой борьбы, ненависти и мести.
Курсъ митр. Сергія (Страгородскаго), пошедшего на поводу у безбожной совецкой власти, внесъ въ сплоченное гоненіями и мученичествомъ духовенство раздѣленіе. Жесточайшія гоненія 20-40-хъ годовъ унесли большую часть епископата, духовенства и вѣрующихъ. И опять, въ 50-хъ годахъ встаетъ вопросъ: какъ жить? Уйти въ катакомбы, полностью «выйти изъ міра», уклони ться отъ лжи и зла, или, оставаясь въ офиціальной церковной структурѣ, хранить внутреннюю правду, пасти вверенную Госпо- домъ паству, душу свою полагая за овцы.
Нынѣ мы рады впервые представить читателю рѣдчайшую руко пись изъ наслѣдія русскихъ катакомбъ XX вѣка. Рукопись предс- тавляетъ интересъ, какъ историческій памятникъ своего време- ни. Нашей редакціей текстъ былъ стилистически обработанъ и дополненъ новыми матеріалами. Для автора рукописи, убѣжден- наго катакомбника-тихоновца, главная добродѣтель — «не идти на совѣтъ нечестивыхъ». Онъ руководствуется словами псалмопѣвца: «Возненавидѣхъ церковь лукавнующихъ». Съ Аввакумовой ревностью онъ заявляетъ: «Катакомбная Церковь не маленькая, она не меньше, чѣмъ МП».
Трагическая россійская ситуація раздѣлила церковныхъ дѣяте- лей, помѣстила ихъ «въ два враждебныхъ лагеря». Но навсегда ли пролегла между ними пропасть? Возможно, что со времене- мъ второстепенные вопросы отпадутъ, и останется только одинъ вопросъ: со Христомъ или съ Веліаромъ? Для вѣрного выбора в будущемъ, современнымъ христіанамъ очень важно изучить наслѣдіе катакомбной Тихоновской Церкви.
Эсхатологическое восприятие Революции 1917 г. Октябрьскую Революцію 1917 года нашъ Народъ воспринялъ въ свѣтѣ эсхатологіи, въ свѣтѣ послѣднихъ временъ: «Нынѣ Церковь Христова на Землѣ Россійской достигла временъ послѣднихъ. Великое богоотступленіе, какъ предвѣстникъ конца, соверши- лось въ народѣ и открылся «человѣкъ грѣха, сынъ погибели» (II Ѳес. 2, 3). «Взятъ отъ среды удерживающій» (II Ѳес. 2, 7), и пред- реченный тиранъ-богоборецъ, противникъ Христовъ, иными словами, «антихристъ» явился. Но онъ, насколько можетъ, прячетъ свое истинное лицо за ширмой «соціализма и дѣйству етъ пока въ безличной формѣ антихриста коллективнаго...».
Такими словами начинается одинъ изъ основоположныхъ трактатовъ Церкви Катакомбной на территоріи бывшей Россіи. Подлинный ликъ явившагося, при свѣтѣ «Апокалипсиса», вполнѣ ясенъ: «И когда Онъ снялъ четвертую печатъ, я слышалъ голосъ четвертаго животнаго, говорящій: иди и смотри. И я взглянулъ, и вотъ, конъ блѣдный, и на немъ Всадникъ, которому имя «Смерть»; и Адъ слѣдовалъ за нимъ, и дана ему властъ надъ четвертою частъю земли — умерщвлять мечемъ и голодомъ, и моромъ и звѣрями земными» (Откр. 6, 7-8).
Вся вѣрующая Россія въ эпоху Революціи 1917 года и до сороко выхъ годовъ содрогалась отъ ощущенія, что то, о чемъ говори лось въ словѣ «Откровенія», съ такой ясностью и несомнѣннос- тью совершилось и совершается теперь предъ глазами всей Россіи...
Подлинный Адъ творился тогда на Россійской Землѣ. Кто пере- жилъ это, иного имени пережитому не усвоитъ...
Но дивно то, что пророческій духъ Церкви возвѣщалъ все это народу тогда, когда не было еще никакихъ признаковъ, казалось бы, грядущихъ ужасныхъ событій.
Первымъ, — кто возвѣстилъ объ этомъ, — былъ преподобный отецъ Серафимъ Саровскій. За сто лѣтъ до этого событія онъ, обливаясь горючими слезами, прямо-таки стоналъ, оповѣщая о томъ, что онъ былъ обязанъ сказать:
«Скоро антихристъ будетъ кресты съ Церквей снимать, Храмы Божіи въ вертепы обращать... Сколько погибнетъ Христіанскаго народа, что Ангелы Божіи не будутъ успѣвать принимать души убиваемыхъ! Великая скорбь будетъ, такая, какой не было отъ созданія міра и впредь не будетъ...»
Вотъ и святой праведный Іоаннъ Кронштадтскій говорилъ въ 1907 году, за десять лѣтъ до катастрофы, въ подворьѣ Леушинс- каго женскаго Монастыря:
«Приближается ужасное время, столь ужасное, что Вы и предста- вить себѣ не можете!».
На что игуменія, 80-лѣтняя старица, отвѣтила:
— «Когда-же, батюшка, это будетъ?»
— «Мы съ тобой, матушка, не доживемъ, а вотъ они, — при этомъ батюшка указалъ рукою на монахинь, — доживутъ!»
А великій Оптинскій старецъ Амвросій далъ, по поводу одного видѣнія, знаменательное толкованіе... Показана была въ этомъ видѣніи большая пещера, освѣщенная единственной лампадой у иконы Божіей Матери. Въ пещерѣ множество напряженно моля- щагося народа. И вотъ слышатся, какъ громъ, таинственныя слова: «Мы переживаемъ страшное время: доживаемъ седьмое лѣто!». Это сновидѣніе повторяется трижды безъ малѣйшихъ измѣненій... Старецъ Амвросій далъ слѣдующее толкованіе: «Слова: «Мы переживаемъ страшное время: доживаемъ седь- мое лѣто» — могутъ означать время послѣднее, близкое ко времени антихриста, когда вѣрныя чада Единой Святой Апостольской Церкви должны будутъ укрываться въ пещера- хъ...». Здѣсь есть прозрѣніе, имѣющее отношеніе къ Церкви «послѣднихъ временъ», къ Катакомбной Церкви...
«Тайна беззаконія», непрерывно дѣйствующая, какъ говоритъ св. апостолъ, въ наше время достигла уже того, что «удерживающій» былъ «взятъ отъ среды» (II Ѳес. 2, 7). Ощутимымъ, видимымъ образомъ это произошло 2 марта 1917 года въ 3 ч. дня. Въ этотъ день и часъ Императоръ Всероссійскій Николай II-й отрекся отъ Престола и вручилъ актъ своего Отреченія «избранникамъ народа». Но въ тотъ же день и часъ, 2 марта 1917 года произо- шло непонятое людьми событіе. Да и произошло оно очень тихо. Всего лишь нѣсколько человѣкъ были его свидѣтелями...
Въ селѣ Коломенскомъ подъ Москвой, въ 3 часа по полудни 2 марта 1917 года была обрѣтена икона «Державной Божіей Матери». Въ этотъ моментъ Государь сошелъ съ Престола во Псковѣ, а Царица Небесная, явленная въ Коломнѣ, какъ-бы взошла на Престолъ. На иконѣ Она изображена въ красной мантіи, сѣдящая на престолѣ съ державнымъ скипетромъ Россіи въ рукѣ.
Но на это событіе не было обращено должнаго вниманія ни со стороны народа, ни даже со стороны Церкви... Былъ составленъ въ честь явленія Иконы «Державной Божіей Матери» акаѳистъ. Но сама икона осталась въ рукахъ большевиковъ. И они помѣстили Ее въ музей подъ названіемъ «Контрреволюціонной иконы Богоматери».
И вотъ величайшее чудо явленія этой Чудотворной иконы въ моментъ начала Революціи совсѣмъ не получило того значенія, которое оно имѣло.
Съ этого событія начинается исторія нашихъ неописуемыхъ бѣдствій. Революціонная власть перешла въ руки «Всадника на конѣ блѣдномъ» и его «звѣрямъ земнымъ»...
Дѣйствительно, сбылось то, что было предсказано болѣе, чѣмъ за сто лѣтъ, преподобнымъ Серафимомъ Саровскимъ: «Ангелы Божіи не успѣвали принимать души убиваемыхъ за вѣру...».
Извѣстно, что Ленинъ на публичныхъ митингахъ въ Петроградѣ неоднократно повторялъ слова:
«Чѣмъ больше крови, тѣмъ крѣпче власть!»
Убиты Государь Императоръ Николай II-й, Государыня, ихъ дѣти, съ малолѣтнимъ наслѣдникомъ, вѣрные слуги, пожелавшіе раздѣлить съ Царскимъ Семействомъ жестокую участь. Всего изъ Царскаго дома были убиты — семнадцать человѣкъ... Такъ началось мученичество россійскаго народа, исчисляемое свыше, чѣмъ въ 20 милліоновъ человѣкъ. Терроризировалось все населеніе, весь народъ. Уничтожались за Помазанникомъ Божіимъ и его семействомъ и домомъ, — сановники, политики, интеллигенція, священство, монашество, крестьяне, особенно вѣрующіе между ними, офицерство, солдаты и матросы, старики, женщины, дѣти...
Всѣ тѣ уничтожались, кто держалъ знамя Россіи, Святой Руси. Болѣе шестидесяти лѣтъ идетъ небывалое уничтоженіе людей вѣры, людей долга, порядочности, нравственныхъ устоевъ. Съ начала революціи снятъ былъ запретъ убивать такихъ людей, и до сихъ поръ ихъ убиваютъ, и никто не несетъ за это отвѣтствен- ности.
По формулѣ, принятой еще въ 1918 году (31 марта) патріархомъ Тихономъ, Церковь поминаетъ всѣхъ умученныхъ и убіенныхъ:
«За вѣру и Церковь Православную убіенныхъ (такихъ-то) и инѣхъ мнозѣхъ священнаго, иноческаго и мірскаго чина, ихъ же имена Ты, Господи, вѣси...».
Но когда же Она, эта Церковь Христова, гонимая и уничтожае- мая, а отсюда — тайная, сокрытая, — появилась на Землѣ Рос- сійской? Она появилась съ того момента, когда появилось гоненіе. А оно началось одновременно съ захватомъ власти большевиками. Когда христіане были вынуждены такъ или иначе прятать свою вѣру, скрываться отъ враговъ Христовы- хъ... Она появилась тогда, когда съ Храмовъ стали срывать кресты, кощунствовать надъ иконами, осквернять, закрывать, разрушать Храмы... Когда лишенные Храмовъ священники не знали, куда имъ дѣться... Когда первые епископы и священники были подвергнуты всяческимъ издѣвательствамъ и мукамъ, и затѣмъ казнены или разстрѣляны... Она появилась тогда, когда христіане стали давать тайное убѣжище тѣмъ, кого искали гонители вѣры, по слову Писанія: «Спасай взятыхъ на смерть, и неужели (ты) откажешъся отъ обреченныхъ на убіеніе» (Притч. 24, 11).
Вотъ, когда появилась Катакомбная Церковь! А совсѣмъ не тогда, какъ думаютъ и пишутъ, относя это событіе чуть ли не къ тридцатымъ годамъ XX вѣка.
Катакомбная Церковь на Землѣ Россійской появилась съ того времени, какъ появился тотъ, «которому имя — смерть» — "антихристъ коллективный", врагъ Христовъ.
.....................................
Размышленiя автора о Катакомбной Церкви

Что же представляетъ изъ себя Церковь Катакомбная? Поскольку внѣшняго единства въ Катакомбной Церкви нѣтъ, то надо считать, что синонимы этихъ Христіанъ — это: Тихоновская церковь ( въ отличіе отъ сергіанской),
— Истинствующая Православная Церковь,
— Тайная, пустынно-пещерная церковь,
— ИПЦ — истинно-православная церковь,
— ИПХ — истинно-православные христіане,
— ИПХС — истинно-православные христіане, странники,
— Старо-Тихоновская церковь,
— Іосифляне — по имени знаменитаго митрополита Іосифа,
— Уаровцы — по имени тайнаго епископа Уара,
— Серафимовцы — по имени тайнаго епископа Серафима и т.д. Въ открытые в СССР Храмы лжецеркви не вздумайте ходить, это — ловушка. Тамъ ересь послѣдняя начинается — признаніе антихриста...».
И вотъ мы подошли къ основной ячейкѣ тайной Катакомбной Церкви. Это — «домашняя церковь». Святой апостолъ Павелъ нѣсколько разъ упоминаетъ о «домашней церкви» (Рим. 16, 4; I Кор. 16, 19; Кол. 4, 15). Вотъ и въ наше время, какъ двѣ тысячи лѣтъ тому назадъ, христіане вынуждены прятаться отъ власти. Въ каждомъ катакомбномъ домѣ совершается молитва. А такихъ домовъ милліоны. Они разбросаны по городамъ, селамъ и деревнямъ. Въ городахъ легче скрываться. Тамъ каждая квартира — особый «домъ». И никакая агентура не въ состояніи услѣдить за всѣми квартирами въ городѣ, люди другъ другу незнакомы. Иное дѣло въ селѣ или деревнѣ, тамъ всѣ люди, какъ на ладони. О каждомъ тамъ извѣстно, кто и каковы его бабушка и дѣдушка. Къ каждому въ домъ могутъ зайти сосѣди. А если этого сдѣлать нельзя, то вотъ и готово подозрѣніе. Надо вести тайную жизнь такъ, чтобы ни у кого не вызывать подозрѣній. Эту науку изучаютъ всѣ катакомбники, начиная съ дѣтскихъ лѣтъ и до самой старости.
Вся Катакомбная Церковь представляетъ собой неисчислимое количество «домашнихъ церквей». И каждая изъ нихъ болѣе всего озабочена тѣмъ, чтобы быть тайной, незамѣтной. И зачастую случается такъ, что въ одномъ и томъ же селѣ рядомъ будутъ находиться двѣ «домашнихъ церкви» и не будутъ взаимно знать объ этомъ.
Из-за необходимости вести тайную жизнь, россійскія катакомбы представляютъ собой на сегодняшній день разобщенныя, разъе- диненныя группы вѣрующихъ. Из-за вынужденной самоизоляціи нерѣдки въ катакомбахъ споры, раздѣленія и превозношенія. Все сіе можно было бы преодолеть, если бы основой катакомб- ной жизни стало единое на потребу — духовное дѣланіе.
Отличительнымъ признакомъ народа Катакомбной Церкви является то, что онъ воспринимаетъ и оцѣниваетъ переживае- мое время, какъ «время послѣднее». Коллективный антихристъ, по представленію катакомбниковъ, какъ предвѣстникъ конца, уже явился и дѣйствуетъ въ лицѣ большевицкой богоборческой власти.