СТАРЧЕСКОЕ ОКОРМЛЕНИЕ В КРАСНОЙ ПАТРИАРХИИ



ОСТРОВ БОЖЕСТВЕННОЙ ЛЮБВИ (Николай Гурьянов)
В 1990 году я приехала на остров Талабск уже в третий раз. В дороге на катере мы разговорились с молодым семинаристом Дмитрием из Львова, где тогда безчинствовали униаты. Батюшка благословил его на священство. Закончив разговор с семинаристом, он направился ко мне. Я ждала его, сияя от радости. Отец Николай быстро подошел и неожиданно сильно ударил по щеке. Молча посмотрел в глаза, в сердечную глубь, и ударил второй раз по другой щеке. От ужаса я остолбенела: «Господи, что же я натворила?» Так, всматриваясь, он повторил несколько раз, уже приговаривая: «Все у тебя хорошо, все хорошо». Наконец пригласил сесть: «Что на меня смотреть, я – грешный человек», – напомнил физическую формулу, которая гласила, что сила деформации равна силе действия, и засыпал прибаутками... Я молчала. Батюшка резко прекратил свои приговорки и спросил, с чем я приехала?? Признаться, мне более всего просто хотелось его увидеть, как живую икону. Он расспросил о моей жизни, порадовался, что я вечерами читала и пела в храме. Узнав, что за три года не смогла защитить диссертацию из-за маминых операций, велел оставить работу. «Скорбеть – терять благодать Божию, а надо радоваться и веселиться». (Святой Антоний Великий: Скорбь по Богу за грехи есть крепкая узда для души. Если впадешь в грех и, оставив его, начнешь каяться и скорбеть, то наблюдай за собой, чтобы не перестать тебе скорбеть и воздыхать к Господу, даже до дня смерти твоей. Если же не будешь скорбеть, то скоро впадешь в тот же ров: скорбь по Богу за грехи есть крепкая узда для души и не попускает ей пасть). (Пр. Исаак Сирин: "Приношение праведных - слезы очей их, и приятная Богу жертва - воздыхания их во время бдения. Воззовут ко Господу праведные, и с болезнованием будут воссылать моления к Богу, и на вопль гласа их приидут на помощь к ним святые Чины - ободрить и утешить их надеждою, потому, что святые Ангелы, приближаясь к святым мужам, являются соучастниками их страданий и скорбей).
.........................................................
Вечером в храме пели Акафист преподобному Серафиму Саровскому. После службы, благословляя на ночь, батюшка напомнил: «Вот я тебе по щечкам-то давал, больно тебе было. Будут тебе, как я, по щечкам давать, – по левой дадут, а ты подставь правую, притворись, что ничего не знаешь, скажи им: “Я – придурок”. Терпи. Будет больно, будут щечки гореть. Терпи». Меня безпокоили сокращения богослужения в храме, где я служила. «В службе от себя ничего не прибавляй, служи по Уставу. Их дело – нарушать, а тебя Господь вразумит. О переводе богослужения на русский язык – на это есть высшая духовная власть, она прекратит все это, а мы – люди маленькие (вопиющая ложь -!). Не говори, что время ныне смутное, люди сейчас, люди такие. Хорошо там, где нас нет. Нужно ежедневно читать Евангелие». Вновь легонько похлопал по щекам: «Все у тебя хорошо, помыслы об одиночестве – это все молодость, молодость».