ПОКУШЕНИЕ КАББАЛИСТОВ НА ПРАВ. ОТ. ИОАННА КРОНШТАДСКОГО


 
 

Обличая врагов Царя Небесного и Царя земного, о. Иоанн вполне давал себе отчет в опасности лично для себя, но, как истинный раб Божий и пастырь стада Христова, ничего не боялся, уповая на милость и помощь Божию.
Английскому корреспонденту он прямо заявил, что враги его «страшно ненавидят и готовы стереть с лица земли, но я не боюсь их и не обращаю на них ни малейшего внимания».
«Старый священник, – писал британец, – закончил речь характерной русской фразой: “я – бельмо им на глазу”!» «И когда я так говорю, – имея в виду свои безстрашные обличительные слова, говорил о. Иоанн в одной из своих проповедей, – то думаю: и на меня заносят свой меч эти враги всякой правды, враги Церкви Христовой!»
Уже в эмиграции инокиня Евфросиния (Тулякова), проживавшая в Белграде, записала рассказ молочницы Надежды, жившей в Петербурге на Тимофеевской улице. (После исцеления, по молитвам о. Иоанна, мужа этой молочницы она стала служить Батюшке, сопровождая его в карете во время частых выездов.)
«Однажды, – записала мать Евфросиния, – её упросили богатые люди привезти Батюшку к трудно больному. Надежда стала просить Батюшку туда поехать, но Батюшка ответил: “На заклание меня повезёшь?” Надежда испугалась этих слов, но ничего не поняла.
В карете ещё были две женщины, которые оберегали Батюшку. В дороге Батюшка ещё два раза повторил: “На заклание меня везёте”, и потом сказал: “Господи, да будет воля Твоя”. Приехали мы в очень богатый дом; в столовой был сервирован стол и поставлены всевозможные закуски. Батюшка спрашивает: “А где больной?” Ему показывают на комнату рядом и приглашают войти, а когда мы захотели за ним войти, нас быстро отстранили и щёлкнул замок. Мы все забезпокоились. Слышалась за дверью возня; две из нас стали стучать в дверь, а третья побежала за кучером, который был богатырской силы.
Кучер вбежал и со всей силы плечом ударил в дверь и сломал замок. Нам представилась такая картина: Батюшка лежал поперек кровати, на нем были подушки, а на них сидели три изувера; на полу была кровь. Кучер сбросил изуверов, взял на руки Батюшку и отнес в карету. Мы все обливались слезами и просили у Батюшки прощения. Мы не знали, что там были изуверы. Они порезали Батюшке в паху». «Когда Батюшка пришёл в себя, то строго запретил кому-либо говорить об этом, чтобы не было (еврейских) погромов. На другой день в газетах было объявлено, что Батюшка болен. Вот все, что мне по секрету передала Надежда».
С тех пор о. Иоанн тяжко страдал до самой кончины, окончательно так и не поправившись. ................................................................................................................................................Знал об этом случае и сергиянский митр. МП РПЦ Вениамин (Федченков), утверждавший, что любил Батюшку и даже написавший о нём книгу, в которой, однако, страха ради иудейска (памятуя, кто были злодеи-мучители, а это были каббалисты), писал:
«...Пронеслось известие, будто какая-то группа этих врагов подделала против о. Иоанна скрытое покушение: его позвали к какому-то будто больному; а намеревались убить. Пустили в печать слух, будто они даже ранили его, но другие спасли ему жизнь. Однако, – говорили, – о. Иоанну пришлось лечиться долго.
Но, – насколько известно мне, – подобные слухи есть плод неразумной ревности, а на самом деле не было. [...]
Не было бы, впрочем, ничего удивительного, если он и в самом деле пострадал бы от них телесно, но об этом нет достоверных данных»...
Сам Владыка прекрасно понимал, о ком идет речь; об этом свидетельству ют его слова, завершающие параграф: «“Се не воздремлет, и уснет храняй Израиля” (Пс. 120, 4)... Да обратит их Господь, ими же весть судьбами, к церкви Своей».

Комментарии