Straightforward, from application to a simple money management dashboard.


ВТОРАЯ ЧАСТЬ ПЕРВЫЙ СОВЕЦКИЙ ПАТРИАРХ

 


Послѣдніе два кандидата представляли революціонный Сѵнодъ перваго состава. Это были архіеп. Новгородскій Арсеній (Стадницкiй), извѣстный своимъ неутомимымъ обличеніемъ «цезарепапизма», и архіеп. Литовскій Тихонъ (Белавинъ), фактически оставшійся къ тому моменту не у дѣлъ. Въ свою епархію возвращаться не пожелалъ, т.к. значительная ея часть, включая каѳедра- льный городъ Вильно, была занята германскими войсками. Должность архіеп. Литовскаго выглядѣла совершенно безперспективной, поэтому Тихонъ рѣшилъ свою прежнюю паству оставить на произвол судьбы и въ поискахъ болѣе интересныхъ перспективъ съ апрѣля мѣсяца переѣхалъ жить въ Москву. Брошенной Тихономъ каѳедрой сначала временно, а потомъ и постоянно сталъ управлять его викарій епископъ Ковенскiй Елевферiй (Богоявленскій).

Хотя архиеп. Тихонъ был фигурой малоизвестной в московских кругах, но на предстоящихъ выборахъ онъ вполнѣ могъ разсчитывать на успѣхъ, т.к. вопреки тому, что утверждаютъ современ- ные миөотворцы изъ числа почитателей «святителя Тихона», взгляды его были сугубо либеральны- ми и антимонархическими; онъ былъ типичнымъ архіереемъ-февралистомъ, воспитаннымъ не на традиціяхъ Святоотеческаго православія, а на традиціяхъ масонскаго гуманизма.

То, что это историческая правда, видно уже хотя бы изъ того, какія силы выдвигали архіепископа Тихона на московскую каѳедру и агитировали на выборахъ въ его пользу. Его рупоромъ стали питерская газета «Всероссійс- кій церковно-общественный вѣстникъ», руководимая группой будущихъ обновленцевъ, и выпускаемый при Московской духовной академіи журналъ «Богословс кій вѣстникъ», находившійся въ рукахъ либеральной профессуры и студентовъ, которые ранѣе руками Львова изгнали своего ректора еп. свящмуч. Ѳеодора (Поздеевскaго), а затѣмъ и своего правящаго архіерея митр. Макарія. Теперь на мѣсто этихъ «реакціонеровъ» и «черносотенцевъ» они разсчитывали протолкнуть кого-нибудь изъ своихъ либеральныхъ персон.
Питерскій «Вѣстникъ», расхваливая Тихона, въ качествѣ его «добродѣтелей» выставлялъ то, что еще въ студенческіе годы будущій архіепископъ, завѣдуя студенческой библіотекой, «умѣлъ её пополнить интересными, запретными въ то время изданіями, и изъ укромнаго мѣстечка выдавалъ Герцена, и Ростиславова, и другихъ «недозволенныхъ» авторовъ» (ВЦОВ. 1917. № 22, с. 2). «Вѣстникъ» же московскій повѣствовалъ о томъ, что «архіеп. Тихону всегда были присущи либеральныя воззрѣнія», а періодъ его епископства въ Америкѣ (въ 1898-1907 гг.) «наложилъ ещё болѣе глубокую печать демокра- тизма на его міровоззрѣніе». Возглавляя Ярославскую епархію въ 1907 г., «въ періодъ начавшейся политической реакціи», Тихонъ «съ рѣшительнымъ и нескрываемымъ отрицаніемъ» относился ко всѣмъ преслѣдованіямъ со стороны церковной власти лицъ духовнаго вѣдомства за ихъ политическіе и церковно-общественные взгляды и «настойчиво не принималъ никакого участія въ Монархическихъ Организаціяхъ». На этой почвѣ «у него произошло столкновеніе съ ярославскимъ губернаторомъ» графомъ Д.Н. Татищевымъ, вслѣдствіе чего архіеп. Тихонъ и былъ въ концѣ 1913 г. переведёнъ на Литовскую каѳедру («Богословскій вѣстникъ». 1917. іюнь-іюль, с. 136). Словом ему создавался удобный имидж для избрания на кафедру...
Кстати сказать, современные либеральные церковные историки до сих пор также не устаютъ подчеркивать, что «ни въ одной рѣчи, произнесённой Тихономъ, ни въ одной статьѣ, напечатанной въ епархіальныхъ вѣдомостяхъ тѣхъ городовъ, гдѣ онъ святительствовалъ, нельзя найти ни малѣйшихъ слѣдовъ черносотенства, хотя будучи въ Вильно, онъ, какъ и большинство архіереевъ, числился почётнымъ членомъ мѣстнаго Отдѣленія «Союза Русскаго Народа». Однако никогда никакого участія въ работѣ Союза онъ не принималъ. [...] Люди, близко знавшіе патріарха до Революціи, говорятъ, наоборотъ, о его либерализмѣ и терпимости» (Левитинъ-Красновъ, Шавровъ. «Очерки по исторіи русской церковной Смуты», с. 45).
Выборы состоялись 19-21 іюня на епархіальномъ съѣздѣ, собравшемся въ Кремлѣ. Въ своемъ восторженномъ служеніи новому богу — демократіи организаторы Съѣзда дошли до того, что кощунственно водрузили избира- тельную урну прямо на Красной площади, а для подсчета голосовъ не постыдились внести ее въ алтарь Успенскаго собора. На святомъ мѣстѣ, тамъ, гдѣ раньше вѣнчались на Царство благочестивые русскіе Цари, водрузился идолъ демократіи и слышался шелестъ пересчитываемыхъ бюллетеней…
При первоначальномъ голосованіи архіеп. Тихонъ и Самаринъ получили равное число голосовъ — по 297 при общемъ числѣ выборщиковъ въ 800 человѣкъ. Во второмъ турѣ голосованія почти всѣ голоса, отданные тремъ другимъ архіереямъ, перешли къ Тихону, и онъ побѣдилъ съ 481 голосомъ противъ 303 голосовъ Самарина. Сѵнодъ утвердилъ это избраніе, а еще черезъ полтора мѣсяца 13 августа 1917 года своимъ Опредѣленіемъ № 4979 присвоилъ Тихону санъ митрополита. Это Опредѣленіе было представлено масонскому Временному Правительству на утвержденіе, которое на слѣдую- щій день 14 августа спеціальнымъ постановленіемъ утвердило возведеніе архіеп. Тихона, а съ нимъ и архіепископа Веніамина въ митрополиты. Такъ совершилось очередное беззаконіе, въ результатѣ котораго Тихонъ (Белавинъ) изъ законнаго Царскаго архіерея милостью Божіей превратился въ революціоннаго митрополита милостью демократіи и самозванцевъ изъ Временнаго правительства. Онъ сдѣлался захватчикомъ чужой каѳедры, похитителемъ того, что по каноническому праву ему не принадлежало и принадлежать не могло.

АНТОН КУЗНЕЦОВ НИКОЛАЙ ТВЕРСКОЙ