ОБ ИЗБРАНИИ НА ПРЕСТОЛ РОМАНОВСКОГО ДОМА

 


«Никогда, — говорит Н. М. Карамзин, — народ не действовал торжественнее и свободнее, никогда не имел побуждений святейших: все хотели одного — целости, блага России. Не блистало вокруг оружие, не было ни угроз, ни подкупа, ни противоречий, ни сомнений. Бедствия мятежной аристократии просветили граждан и самих аристократов, те и другие единогласно, единодушно именовали Михаила Самодержцем, Монархом неограниченным; те и другие, воспламененные любовью к Отечеству, взывали только: Бог и Государь! Написали хартию, положили оную на престол; сия грамота, внушенная мудростью опытов, утвержденная волею бояр и народа, есть святейшая из всех государственных хартий. Князья Московские утвердили Самодержавие, Отечество даровало оное Романовым». Божие, милостию, эта «святейшая из всех государственных хартий» остается в неприкосновенной силе и целости поныне, хранима Русским народом от вражиих козней и происков изменников. Под скипетром Самодержавных Царей и Цариц благословенной Богом Династии Романовых Россия систематически растет и крепнет, ширится и возвеличивается".

Невнимательные наблюдатели обыкновенно не видят путей Промысла Божия в событиях жизни человечества. Но когда люди внимательно следят за всеми событиями, то им с ясной очевидностью открываются пути Промысла во всем. Весьма ясное и очевидное дело Промысла в судьбе русского народа видится особенно при воцарении ныне правящей Династии Романовых.

«В этих событиях, — пишет архиеп. Антоний, — участие Божественного Промысла сказывается с особенной ясностью именно потому, что вопреки обычным условиям перемены Царственных Династий здесь совершенно отсутствовали желания человеческие, не только отсутствовало честолюбивое стремление первых представителей Династии, но, напротив, они были избраны на Царство без ведома, призваны против своей желания, но принуждены к принятию Царского Престола духовенством и народом почти насильно, посредством грозного заклятия»...


Самое избрание состоялось в следующем порядке. Когда все слои русского Государства пришли к тому, что нужно избрать Государя «всей землей», то вожди земского и казацкого ополчения, князья Пожарский и Трубецкой, разослали по всем городам государства грамоты. В них они призывали в столицу властей и выборных людей «для великого дела, для земского совета и государского избрания». За приглашением в грамотах было писано, что Москва теперь «от польских и литовских людей очищена, церкви Божии украсились прежним благолепием, и Божие имя славится в них по-прежнему». Но, говорилось дальше, «без Государя Московскому государству быть нельзя, некому заботиться о нем и управлять людьми Божиими; без Государя разорят Московское государство совсем. Без Государя государство ничем не строится и воровскими заводами на многие части разделяется, и воровство в нем умножается; и потому бояре и воеводы приглашают, чтобы все духовные власти были к ним в Москву; и из дворян, детей боярских, гостей, торговых, посадских и уездных людей выбрав лучших, крепких и разумных, все города прислали бы в Москву же, и чтобы эти власти и выборные лучшие люди договорились в своих городах накрепко и взяли у всяких людей полные договоры».

В начале 1613 года уже съезжались в Москву выборные всех сословий Земли Русской. Когда собралось большинство выборных, то все единодушно прежде всего прибегнули в усердной молитве к Богу и назначили трехдневный пост для очищения своих грехов, дабы Господь простил их прежние грехи и помог совершить столь важное государственное дело.

При открытии совещания первым был поставлен вопрос: выбирать ли Царя из иноземных королевских домов? Все единогласно решили его отрицательно и постановили: «Литовского и шведского короля и их детей и иных немецких вер и некоторых государств иноязычных, неправославной веры на Московское государство не избирать, и Марийки и сына ее на государство не хотеть, потому что польского и немецкого короля видели на себе неправду и крестное преступленье и мирное нарушенье: литовский король Московское государство разорил, и шведский король Великий Новгород взял обманом». Это постановление сразу разрушило замыслы сторонников королевича Владислава, и все верные долгу русские выборные люди в душе обрадовались, что наконец-то Бог внушил всем собравшимся избирать на Русский престол своего, природного русского и православного Государя.

Но впереди предстояло еще нелегкое дело — выбрать того, кого уже избрал Сам Бог. Вначале у некоторых представителей, забывших интересы государства, явились свои личные и сословные выгоды и интересы. Были и тайные подстрекатели среди Собора, приведшие его в большое волнение. Были некоторыми пущены в ход и подкупы. Каждый выдвигал своего кандидата. После долгих разногласий, распрей и перебора знатных родов, остановиться и согласиться ни на ком не могли. Выдвигали лиц со славными историческими фамилиями: князей Голицына, Мстиславского, Воротынского, Трубецкого и других лиц из знатных родов.

После всего этого один дворянин из Галича подает на Соборе письмен ное мнение, в котором заявляет, что ближе всех по родству к прежним Государям стоит Михаил Феодорович Романов, а потому его и надобно выбирать в Цари.

Услыхав это, многие, имевшие сведения еще из уст в Бозе почившего великого патриота, мученика долга Святейшего Патриарха Гермогена, пророчески предсказавшего, что Царем земли Русской будет Михаил Феодорович Романов, духовно обрадовались и уразумели в этом волю Божию и открыто высказывали свое мнение. После сего за этого кандидата, как указанного через Святейшего Гермогена Самим Богом, высказалось большинство. Поднялось волнение.


Послышались голоса: «Кто принес такую Грамоту, кто, откуда?» В этот момент выходит из рядов донской Атаман и кладет на стол свое мнение, написанное на бумаге. «Какое это писание ты подал, Атаман?»- спросил его князь Д.М. Пожарский. «О природном Царе Михаиле Феодоровче», — ответил мужественно Атаман. «Прочетшие писание Атаманское, бысть у всех согласен — и единомыслен совет», писал Летописец. Так, в конце концов, 8 февраля 1613 года все сошлись на том лице, которое совершенно не искало Царского венца, Михаила Феодоровича наметили и провозгласили соборным кандидатом в Цари. Так как в это время еще не все собрались выборные люди, то окончательное решение об избрании отложили до того времени, когда будет полный Собор представителей Земли Русской, дабы это великое дело было предоставлено «всей Земле». Кроме сего, послали надежных людей по городам и уездам опросить народ и узнать его мнение, кого хотят Государем на Московское Царство. Наконец, приехали все запоздавшие выборные люди, возвратились и посланные для опроса, которые донесли Собору, что у всех людей «от мала до велика», одна и та же мысль: быть Государем Михаилу Феодоровичу Романову, а опричь его никак никого на государство не хотеть. Это известие о народном мнении окончате- льно предрешив постановление Собора и выполнило непреложную волю Божию.

«21-го февраля 1613 года», день первого воскресения Великого поста в Неделю Православия были назначены в Успенском Соборе пред престолом Всевышнего и под Его благословением решительные и окончательные выборы.

Каждый член Собора подавал особенное свое письменное мнение. Во всех мнениях указывалось на Михаила Феодоровича Романова, тогда Феодорит, архиепископ Рязанский, Троицкий келарь Авраамий Палицын, Новоспасский архимандрит Иосиф и боярин Василий Петрович Морозов пришли на Красную площадь и с Лобного места спросили у народа, собравшегося в великом множестве, кого хотят они в Цари, все единогласно ответили: «Михаила Феодоровича Романова». Так избранный «всею землей» на Царский престол Русской земли Михаил Феодорович явился истинным избранником Божиим. День 21-го февраля 1613 года для России является днем великим, знаменательным и историческим. По Москве ходил слух, что Царь Феодор Иоаннович, умирая, устно завещал Престол своему двоюродному брату Феодору Никитичу Романову. Но Промысл Божий через народное избрание указал сына Феодора Никитича — Михаила.

Соборный Глас народа явился гласом Божиим.

(ДЕЙСТВИЕ ПРОМЫСЛА БОЖИЯ ПРИ ВОЦАРЕНИИ ДОМА РОМАНОВЫХ

Иером. Серафим Кузнецов РПЦЗ).