ВОСПОМИНАНИЯ ОЧЕВИДЦЕВ О НАЧАЛЕ СТАЛИНСКОЙ ЦЕРКВИ



НИКОЛАЙ ЯРУШЕВИЧ, Митр. Крутицкий на митинге в Будапеште
СХИМОНАХ ЕПИФАНИЙ (ЧЕРНОВ)
Митр. Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич) был высшим иерархом Советской церкви, первым после Патриарха Московского. И одновременно с этим он был одним, если не самым приближённым иерархом к Советскому Правительству. Достаточно сказать, что к 1939 г. оставалось всего четыре нерепрессированных епископа, и он между ними. Об этом митрополите ходили очень темные слухи. Митр. Николай в своё время выступал за границей, как и в СССР, на всевозможных Международных Конгрессах с ярко выраженными советскими речами. С такой же речью выступил он сразу после войны в Будапеште на открытом митинге. Об этой речи можно судить по заключительному призыву ко всем народам мира: «Все народы мира, стремитесь в великую семью Коммунизма».
Что сказать по поводу такой «святительской» деятельности и идейно-политической устремлённости этого "иерарха" официально признанной на территории СССР Советской церкви?! Совместимо ли всё это с официальным саном и положением второго лица в иерархии церковной? Во всём этом нет и малейшего признака христианства. Это полное Отступление, то Отступление, о котором говорит святой Апостол Павел и которое должно совершиться среди верующих (2 Фес.2:З).

АДМИРАЛ и МИТРОПОЛИТ КРУТИЦКИЙ НИКОЛАЙ ЯРУШЕВИЧ
Митр. Николай прибыл в Сухуми отдохнуть на курорте. Зайдя в самый лучший отель, он потребовал для себя номер "люкс". Администратор ответила, что номер "люкс" уже занят.
— Кем? Кто занял? — спросил Митрополит. Отвечают: — Адмирал (такой-то).
— Попросите его освободить номер!
Всё это было передано адмиралу и он, естественно, отказался удовлетворить такое претенциозное требование. Этот ответ был сообщен митрополиту. Митрополит выслушал, подошел здесь же к телефону и набрал какой-то номер. Назвав себя, он обратился к кому-то по имени и отчеству: Николай Михайлович. После короткого разговора митрополит сказал администратору:
— Попросите товарища адмирала к телефону. С ним будет говорить Председатель Совета Министров, товарищ Булганин.
Адмирал быстро явился. Разговор по телефону был очень странным. Что говорил Булганин, это осталось неизвестным. Но что отвечал адмирал, было ясно слышно:
— Я вас слушаю... Да-да!.. Да! Да-да… Ясно! Да-да-да… Ясно! Ясно!.. Честь имею! Благодарю...
И ни слова не говоря митрополиту, адмирал освободил номер "люкс".
Передавший этот случай иеросхимонах пояснил: оба Первоиерарха признанной Советским государством "церкви" — и Патриарх Московский Алексий, и его заместитель Митрополит Крутицкий Николай, по всей вероятности, имеют ранг члена ЦК КПСС.

МИТРОПОЛИТ НИКОЛАЙ ЯРУШЕВИЧ ЗА ОБЕДОМ
Об этом рассказал присутствовавший на званом обеде. Обед проходил в частном доме в Сухуми.
Сели за стол без молитвы. За столом, кроме митр. Николая, был ещё один "епископ"… Зашёл разговор на какую-то тему. Один мирянин, в прошлом член партии и безбожник, а теперь твёрдо верующий, при этом разговоре часто ссылался на святого Апостола Павла.
И вдруг "епископ", сопровождавший митр. Николая, резким замечанием обрывает мирянина:
— Да мы этим Павлам не верим... На кого ты ссылаешься?!
Митр. Николай Яр. совершенно не реагировал. А ведь произнесший эту фразу, оказал "мы", и в этом "мы", конечно, заключалось и мнение самого митрополита. Но митрополит своим молчанием только подчеркнул своё согласие со сказанным, что было явным отречением от святого Апостола Павла и не только от него, но и от христианства: «Всяк убо иже исповесть Мя пред человеки, исповем его и Аз пред Отцем Моим, иже на небесех. А иже отвержется Мене пред человеки, отвергуся его и Аз пред Отцем моим, иже на небесех» (Мф.10:32-33).
Если бы на месте этого митрополита был бы православный иерарх, он бы встал, перекрестился бы и сказал:
— Нет, говоривший говорил от себя. Я верю святому апостолу Павлу и ужасаюсь тому отречению, которое произнесено. И в знак полного моего несогласия с ним я покидаю трапезу!
Это был бы достойный выход из создавшегося положения. А так, как поступил лжемитрополит Николай, он показал, что вполне согласен с мнением лжеепископа, отрекшегося от апостола и от христианства.
И особо подчеркнуто оба встали из-за стола, опять не помолившись. Что и было, с их точки зрения, вполне логично.
(Частная беседа)

Комментарии