Straightforward, from application to a simple money management dashboard.


Из СБОРНИКА ИПЦ «ДЕЛО МИТР. СЕРГИЯ» ВТОРАЯ ЧАСТЬ

В истории Церкви некоторое подобие Советской власти мы имеем лишь в лице Юлиана Отступника. Говорим «некоторое» – потому что он был собственно христоборцем, но не богоборец и анархист. Поэтому мы имеем нравственное право считать отношение христиан к Юлиану минимальной нормой отношения к советской власти. Достовернейшие исторические данные по этому вопросу мы имеем в творениях знаменитейших отцов и учителей Церкви – свв. Василия Великого и Григория Богослова. Из этих творений видно, что о какой либо «лояльно сти» к Юлиану отступнику не было уже и речи. Поклонникам и защитникам Советской власти (верящим благим намерениям ее), не лишне припомнить ответ св.Григория Богослова говорившим в защиту Юлиана, что … «он не предписывал всенародно указами гнать христиан» … и тем пытавшимся доказать, что он не был гонителем: «никто еще, говорит св.Григорий, гидры кроткою за то, что она вместо одной головы… имеет девять, или патарской химеры – за то, что у нее три головы, непохожие одна на другую, отчего она кажется еще страшнее… или морского чудовища сциллы за то, что вокруг нее шесть отвратительных голов и, хотя верхняя половина ее показывала нечто благообразное кроткое… но ниже были головы собачьи, звериные… губившие множество кораблей… и неужели ты будешь винить стрелы стрелка и пращника: или… яды, составителей ядов,… а действующих ими… считать невинными в том на что они отваживаются…»

Для характеристики Юлиана св.Григорий не жалеет никаких красок:
«… После Ирода – гонитель, после Иуды – предатель… после Пилата – христоубийца… после иудеев – богоненавистник…»
Мечтающим проводить «тихое и безмолвное житие» … при Советской власти и «распарившимся от безмерной любви к ней, поскольку выражением этого может служить кощунственное поминовение ее за богослужением, св. Григорий Богослов говорит: «… с трудом перенося настоящее и сокрушаясь о будущем (потому что и самая благодать Божия к обоим от нас сокрываемая была для нас нестерпимой) возносили мы глас свой к Богу: то призывая Его как Владыку, то умоляя Его как благого Отца, то как бы жалуясь и вступая с Ним в суд, что свойственно людям сетующим взывали:
«Для чего, Боже, отринул нас навсегда? возгорелся гнев Твой на овец пажити Твоей? (Пс. 73, 1)… Воздвигни руки Твои на гордыни их в конец» (3)… «Мы призывали меч и египетские казни, умоляли Бога восстать наконец, на нечестивых… мы вспоминали о винограднике который … для злых властелинов стал открыт и опустошен этим диким вепрем, лукавым человеком усвоившим себе зло, преисполненным тиною зла» .(10)
Молитвы его и Василия и прочих христиан были, наконец, услышаны.
Так молились о христоборце. Так и поныне Церковь молится об агарянах, вкладывая в уста своих чад следующие слова: «мерзкое и богохульное агарянское царство вскоре ниспровергни…»
Не иначе можно молиться и о Советской власти. Ибо поминовение власти за богослужением имеет значение молитвы о благопоспешении власти во всех ее начинаниях: в отношении Советской власти это значило бы молиться о преуспеянии богоборцев.
Сергию Страгородскому не мешает также припомнить, как он в первую Революцию отказал студентам Петроград. Дух. Академии в просьбе отслужить панихиду по лейтенанте Шмидте. Ведь о нем он и на самом деле, м.б. без особенного насилия над своею совестью, мог бы помолиться, ибо тогда мало кому были известны истинные цели «делателей Революции» и весьма, весьма многие увлекались идеями Революции и Социализма по неведению, веря в их благие намерения.
Такова минимальная норма отношений к Советской власти. Но помимо всего этого мы имеем авторитетнейший голос всей русской Церкви, выраженный соборно. По верованию Православной Церкви Соборные постановления есть соизволение Св.Духа. Как истинные чада православной Церкви мы имеем поэтому непременный долг принять постановления Собора 1917–18 г. по данному вопросу, как выражения воли Божией, как наставление Св.Духа.
Соборное деяние по вопросу об отношении к нынешним властям изложено в постановлении от 22-го января 1918 г., сделанном по поводу Послания свят.Патр. Тихона от 19 января того же года, которым анафематствовались «безбожные» «властелины тьмы века сего», а все «верные чада П.Ц. заклинались не вступать в общение с ними. В этом постановлении говорится следующее:
«Свящ. Синод В.П.Ц. с любовию приветствует Послание св.Патр.Тихона, карающее злых лиходеев и обличающее врагов Ц.Х. С высоты патр. престола прогремело слово прещения и поднят меч духовный против тех, кто совершает непрерывные надругательства над святынями веры и совести народной. Священный собор свидетельствует, что он пребывает в полнейшем единении с отцом и молитвенником Ц.Р. внемлет его призыву и готов жертвенно исповедывать веру Христову против ее хулителей. (см. Церк.вед. 1918 г. № 5).
К настоящему времени, правда, большая часть епископата и духовенс тва и ДАЖЕ САМ почивший патр.Тихон отказались от своих воззрений, оставив благорассмотрительному рассуждению верных чад П.Ц. разрешить возникающий В СВЯЗИ С НЕУСТОЙЧИВОСТЬЮ епископских убеждений недоуменный вопрос – когда же Св.Дух ошибся – в 1918 г., когда устами патр.Тихона анафематствовал «безбожных властелинов тьмы века сего», или в 1923 г., когда уже приносилось раскаяние в анафематствовании «безбожных властелинов» устами того же патр. или в 1927 г., когда злочестивый Сергий приглашал «выразить всенародно благодарность Советскому правительству за такое внимание к духовным нуждам православного населения»? Которое деяние считать подлинным волеизявлением Св. Духа – выше ли приведенное соборное постановление от 22 января 1918 г. или послание выпущенное в августе 1923 г. и подписанное патр. Тихоном, митр. – Тихоном Уральским и Серафимом Тверским и Архиепископом Илларионом (что нам лично подтвердил Тихон Уральский) в котором, между прочим говорилось, что Церковь стоит на стороне Советской власти, Церковь молится за нее, что Советская власть от Бога и т.п., или, наконец, Воззвание Сергия с его самозваным Синодом, в коем «радости и успехи» безбожного и богоборческого правительства являются и присваиваются Церкви?