ЖИТИЕ митр. МАНУИЛА ЛЕМЕШЕВСКОГО описанное митр. ИОАНН СНЫЧЕВ



Виктор (он же будущий Мануил) писал роман о жизни Петербурга и допустил горделивые мысли о себе. Он подумал, что он уже святой, что он молитвенник и постник великий и что он будет знаменитым проповедником. «Се во мне русский Златоуст будет тещи»,— говорил он сам себе...
Надмение!... Как оно опасно для воина Христова. Это дух лукавого. Виктор не разумевал тогда духа «лестча» и был упоен горделивым помыслом. А господь?... господь сказал ему: «Виктор, это не твой путь». В ночь на 18 ноября 1908 года Виктор видит сон: Как будто бы он находите где-то на небе, около зеленой прекрасной кущи. Взглянул Виктор на горнее место небес, а оттуда 4 архангела в малиновых бархатных золотом отороченных мантиях, с золотыми крыльями, на носилках, покрытых богатой того же цвета плащаницей с кистями, самого господа распятого несут. Носилки пронесли в кущу к горнему месту. Великий страх охватил Виктора. От стыда за свои мысли, за свою худость не смел он обернуться, и вдруг слышит глас самого христа: — Безумец! Возомнил о себе что — постник, молитвенник!
Проповедник златоструйный! Ничего этого у тебя нет. И только постом и молитвою, потом и слезами сможешь достигнуть сего, но работай не для себя, а имени МОЕГО ради...Виктор стоял весь в трепете, слушая слова обвинения. А затем как мытарь, бия себя в грудь, с воплем и плачем поверг себя ниц.
Чудный, неизреченный свет исходил от христа. Виктор не смел взглянуть туда, стыдясь самого себя. Он продолжал стенать, плакать и бить себя в перси. В таком состоянии он и проснулся. Все его ложе: подушка и постель,— были омочены обильными слезами раскаяния.
До боли в сердце стыдно было ему в сознании переживать только что виденное во сне и слышанное из уст самого спасителя. Слезы ручьями текли из его глаз. Он понял свою ошибку, свой грех.
— Господи, прости, помилуй! — слезно молил он Господа.—
С этого момента Виктор совершенно прекращает увлечение романами. И с этого же момента он стал размышлять о другом мире, о мире, удаленном от мирской суеты. Под впечатлением виденного им сна Виктор поспешил к одному великому старцу. Старец принял его радушно. А когда Виктор изложил ему все случившееся, сказал: «на тебе лежит Великая Миссия, но она снимется с тебя и передастся другому если жизнь твоя будет недостойна святых и той Великой Миссии». Трудно было постичь сердцем и умом значение этой Миссии светскому еще юноше, и Виктор, запомнив сказанное ему старцем...
В апреле 1909 года Виктор вновь посетил М. Карель. И едва только он вошел в комнату, где находилась старица, как острый, насквозь пронизывающий все существо человека взгляд провидица остановила его на месте. — «Остановись! Не двигайся, юноша! воскликнула Мария Адольфовна.— О, кого я вижу? — не сводя глаз с Виктора, возгласила она.— Я вижу над вами огненный круг, сияющий над вашей головой. Я вижу страдальца за христа. Ты будешь мучеником... Ты будешь Отцом Отцов...»
Последние слова так поразили Виктора, что он буквально не знал, что
ответить старице. Поблагодарив Марию Адольфовну за добрый прием, он
вышел.
В речах ясновидицы Виктор услышал тот же божественный глас, который звал его на подвиг во имя христово. Он уже не противился этому гласу. Но медлил в своей решимости. И медлил потому, что проверял свои силы, проверял свою готовность к несению иноческого подвига.
Ему нужно было пройти еще ряд жизненных испытаний, чтобы окончате- льно разорвать узы, связывающие его с миром... Время отшествия из мира наступило. Божественный глас ясно призывал его к этому. «Иду, Господи!»— повиновался Виктор Божественному зову и вечером поспешил к своему духовнику о. Аарону, лаврскому регенту . Последнему он рассказал о своей решимости и просил его указать ему монастырь, куда он мог бы удалиться.
— Иди в Зосимовскую Пустынь, что недалеко от Москвы, к старцу Амвросию ,— посоветовал Виктору о. Аарон.
— Прости, отче,— возразил Виктор,—• туда идти я не могу, не расположено мое сердце. Пугает меня многолюдство, чем отличается Зосимова Пустынь.
— Иди, подумай,— был окончательный ответ старца-духовника.
Виктор (будущий митр. Мануил) ушел. Возвратившись к себе на квартиру в родительский дом, он стал просматривать энциклопедию и искать подходящий для него монастырь. Перелистал несколько книг, но искомого не находил. Его охватило безпокойство. Вдруг, словно вихрь, могучий голос пронесся по комнате и Виктор услышал позади себя: «Иди в Николо-Столбе нскую пустынь!». Весь в трепете и страхе, он обернулся назад, откуда исходил голос, но никого не было. Вбежал брат Андрюша, сидевший за письменным столом в другой комнате.
— Витя, что здесь произошло? — спросил он испуганно.— Я слышал как бы какой ветер пронесся по комнате.
— Нет, ничего не произошло,— скрывая свое волнение, ответил Виктор.— Я ищу одну вещь для себя. И когда брат удалился, Виктор взял книгу о монастырях, открыл Тверскую епархию и увидел среди списка монастырей указанную голосом пустынь. Совершилось внутреннее отречение от мира, и Виктор стал готовиться к отъезду в Николо-Столпенскую обитель. Это произошло 11 марта 1910 года