СХИМОНАХЪ ЕПИФАНИЙ (ЧЕРНОВ)



«СВЯЩЕННИКЪ» И ПОРТРЕТЪ «ВОЖДЯ»:
Недалеко отъ Омска есть небольшой городокъ съ названіемъ на чувашскомъ языкѣ – Исиль-Куль. Названіе это примѣчательно тѣмъ, что по-русски означаетъ – «вонючее озеро». Въ этомъ городкѣ есть, а сказать осторожнѣй, была одна церковь нѣсколько лѣтъ тому назадъ. Въ ней служилъ молодой «священникъ», кажется, отецъ Николай. Городокъ – маленькій, въ немъ больше пыли, чѣмъ населенія. И всѣ жители другъ друга знаютъ, какъ ходящіе, такъ и не ходящіе въ эту церковь.
Самы́й храмъ приспособленъ изъ обычнаго дома, а можетъ и построенъ былъ такимъ. Вхо́дите сперва въ «притворъ», потомъ доходите до двери, ведущей въ самы́й «храмъ», т.-е. среднюю часть его. Надъ этой дверью виситъ икона Святителя Николая. Поэтому проходящій дверью обычно кланяется иконѣ, не глядя. «Батюшка», учитывая это обстоятельство, сдвинулъ икону Святителя немного въ сторону и повѣсилъ симметрично рядомъ портретъ безбожнаго «Ильича». Богомольцы, входя́ въ храмъ, кланяются, такимъ образомъ, обоимъ – и Святителю и Чудотворцу Николаю и «вождю революціоннаго пролетаріата» Ленину...
И вотъ, какъ только «пастырь» это сдѣлалъ, то тѣ жители города, что въ храмъ къ нему не ходятъ, вскорѣ это замѣтили и вполнѣ понятно, что сказали ходящимъ: – «Вы что и лысаго во святыхъ признали?» – «Да ты что? Такого богохульства ты не произноси!» – «Да я не знаю, кто изъ насъ богохулъ и богоборецъ, вы ли, кланяющіеся «иконѣ» картаваго или мы, вамъ объ этомъ говорящіе?! Вы посмотрите, что у васъ въ храмѣ дѣлается? Святую Икону Святителя и Чудотворца сдвинули въ сторону, а портретъ этого идола бѣсовскаго повѣсили!» – «Да что ты говоришь?! Гдѣ? Гдѣ повѣсили?» – «Да въ притворѣ, въ вашемъ храмѣ… Еще и говорите, что у васъ, молъ, все «по-старому»! А Ленинъ у васъ «по старому» съ Иконами виситъ?!»
Побѣжали церковники въ свой храмъ и ахнули. И, вправду, такъ оно и есть! Портретъ Ленина виситъ, какъ икона… Мигомъ къ «батюшкѣ»! Кто кричитъ одно, кто – другое… Возмущенію, кажется, нѣтъ предѣла: – «Кто Вамъ далъ право… Портретъ Ленина со Св. Иконами… Это – кощунство!.. Какое безобразіе въ храмѣ, подумать только… Оскверненъ Домъ Божій… И кто дѣлаетъ? Волкъ въ овечьей шкурѣ… Мы кланяемся, а оно вонъ что»…
«Священникъ» выждалъ, когда голоса умолкли: – «Вы кончили?.. А теперь, разрѣшите, я Вамъ отвѣчу… Если я и ошибся, то не очень… Я вѣдь не повѣсилъ портретъ въ самомъ храмѣ»… – «А развѣ это не храмъ?!» – «Позвольте! Я вѣдь не мѣшалъ, не перебивалъ Васъ? Такъ и Вы дайте мнѣ говорить… Давайте разберемся, почему я повѣсилъ портретъ Владиміра Ильича Ленина рядомъ съ Иконою Святителя Николая? Да потому, что у этихъ двухъ людей, жившихъ въ разное, несхожее время, есть большое сходство. Почему мы чтимъ Святителя Николая? Да потому, что онъ спасъ отъ смерти нѣсколькихъ человѣкъ. И мы правильно дѣлаемъ, что чтимъ его! А Владиміръ Ильичъ спасъ не два или три человѣка, какъ Святитель Николай, а милліоны людей! Не должны ли и мы, съ тѣмъ бо́льшимъ основаніемъ, воздать почитаніе Владиміру Ильичу?! Я васъ понимаю: вы согласны чтить Святого Николая, но не согласны чтить Владиміра Ильича! Такъ или нѣтъ?» – «Но и мы чтимъ Ленина, но по-иному! Не какъ Святого»… – «Иному не должно быть мѣста»…
«Священникъ», помолчавъ, добавилъ: – «Ну, такъ вотъ… Вы не хотите чтить Владиміра Ильича Ленина. А я вамъ, пожалуй, скажу, что вы попросту не понимаете того, что я говорю. Но придетъ время, вы поймете… На этотъ разъ я вамъ уступаю. Что подѣлаешь, не понимаете! По вашему требованію я сниму портретъ. Но оно, это требованіе, – я заявляю, – несправедливо!»
Женщины стояли растерянные. Не знали, что сказать… А «священникъ» подставилъ стулъ и снялъ портретъ. Поцѣловалъ его и вынесъ изъ стѣнъ храма, въ сторожку. Тамъ его онъ и повѣсилъ, а богомолки почувствовали, что изъ этого разговора могъ быть и «выводъ» политическій не въ ихъ пользу…
Да, правъ былъ Уральскій начальникъ милиціи, когда говорилъ, что «священники» оффиціальной «совѣтской церкви» – «работаютъ на атеизмъ», «ведутъ народъ къ намѣченной цѣли – коммунизму!» (Жители города Исиль-Куля).