СВТ. ИОАНН ЗЛАТОУСТ Толкование на Святого Матфея Евангелиста БЕСЕДА 23 НЕ СУДИТЕ, ДА НЕ СУДИМЫ БУДЕТЕ (7.1)

 

1. Что ж? Ужели не должно обвинять согрешающих? Да; и Павел то же самое говорит, или — лучше — Христос через Павла: “А ты что осуждаешь брата твоего?” Или: “И ты, что унижаешь брата твоего? Кто ты, осуждающий чужого раба?” (Рим. 14:10,4)? И опять: “Посему не судите никак прежде времени, пока не придет Господь” (1 Кор. 4:5). Каким же образом тот же Апостол в другом месте говорит: “Обличай, запрещай, увещевай” (2 Тим. 4:2)? — И еще: “Согрешающих обличай перед всеми” (1 Тим. 5:20)? Равным образом, и Христос говорит Петру: “Пойди и обличи его между тобою и им одним. Если же не послушает, возьми с собою” другого, если же и при этом не уступает, “скажи Церкви” (Мф. 18:15-17). И для чего Он поставил столь многих обличителей, и не только обличителей, но и карателей, так что кто не послушается никого из этих последних, того велел почитать за язычника и мытаря? С какою также целью вверил им и ключи? Если, ведь, они НЕ БУДУТ СУДИТЬ, то не будут иметь никакой важности и, следовательно, ВСУЕ ПОЛУЧИЛИ ВЛАСТЬ вязать и решить. А с другой стороны, если бы это было так, то все пришло бы в расстройство и в Церкви, и в гражданских обществах и в семьях... Если господин НЕ БУДЕТ СУДИТЬ своего слугу, а госпожа служанку, отец сына, и друг своего друга, то ЗЛО БУДЕТ распространяться все более и более. И что я говорю: друг друга? Даже если врагов не будем судить, то никогда не будем в состоянии разрушить вражду, но все придет в СОВЕРШЕННЫЙ БЕЗПОРЯДОК. Что же значит указанное изречение? Для имеющих здравый ум Спаситель хорошо изъяснил уже силу данного Закона в следующих дальнейших словах: “И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь” (Мф. 7:3)? Если же для многих, не таких сообразительных, изречение Христово кажется все еще недовольно ясным, то я снова постараюсь изъяснить его. Именно — здесь, как думается, Спаситель не все вообще грехи повелевает не судить и не всем без исключения запрещает это делать, но тем только, которые, сами будучи исполнены безчисленных грехов, порицают других за маловажные какие-нибудь поступки. Мне думается также, что Христос указывает здесь и на Иудеев, которые, будучи злыми обвинителями своих ближних в каких-нибудь маловажных и ничтожных поступках, сами безсовестно творили ВЕЛИКИЕ ГРЕХИ. За это Господь порицал их и под конец (Своего служения), говоря: связуете “бремена тяжелые и … а сами не хотят и перстом двинуть их”. И еще: “Даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в Законе: суд, милость и веру” (Мф. 23:4,23). Итак, можно думать, что Христос указывал и на них, желая предварительно упрекнуть их в том, в чем они, впоследствии времени, порицали учеников. Хотя последние ни в чем подобном не согрешили, но иудеям казалось грехом, например, что они не соблюдали субботы, ели неумытыми руками, возлежали с мытарями, о чем Спаситель и в другом месте говорит: “Оцеживающие комара, а верблюда поглощающие” (Мф. 23:24). Впрочем, Христос полагает здесь и общий закон о неосуждении. И Павел в Послании к коринфянам запретил не вообще судить, но судить только высших, в виду неизвестности дела; равным образом, не вообще запрещает исправлять согрешающих. Он упрекал и тогда не всех без различия, а укорял, во-первых, учеников, которые так поступали в рассуждении своих учителей, и во-вторых, тех людей, которые, сами будучи виновны в безчисленных согрешениях, клеветали на неповинных. То же самое дает разуметь и Христос в данном месте, и не просто дает разуметь, но еще внушает великий страх, и угрожает неизбежным наказанием: “Ибо каким судом судите, — говорит Он, — [таким] будете судимы” (Мф. 7:2). Ты осуждаешь, говорит Он, не ближнего, но себя самого, и себя самого подвергаешь Страшному Суду и строгому истязанию. Подобно тому, следовательно, как в отпущении грехов начало зависит от нас самих, так и в этом суде мы же полагаем известную меру нашего осуждения. Итак, должно НЕ порицать, НЕ поносить, НО вразумлять; НЕ обвинять, НО советовать; НЕ с гордостью нападать, но с любовью исправлять, — потому что не ближнего, но СЕБЯ САМОГО предашь ты жесточайшему наказанию, когда не пощадишь его, произнося твой приговор о его прегрешениях.
2. Видишь ли, как эти две Заповеди и легки, и доставляют великие блага покорным, и наоборот, причиняют великое зло непослушным? Тот, кто оставляет ближнему своему его прегрешения, освобождает от обвинения не столько его, сколько себя самого, и притом без всякого труда; и тот, кто с пощадою и снисходительно разбирает преступления в других, таковым судом своим полагает большой залог прощения ДЛЯ СЕБЯ САМОГО. Что же, — скажешь ты, — если кто прелюбодействует, неужели я не должен сказать, что прелюбодеяние есть зло, и неужели не должен исправить распутника? ИСПРАВЬ, но не как неприятель, НЕ как враг, подвергая его наказанию, НО КАК ВРАЧ, прилагающий лекарство. Спаситель не сказал: не останавливай согрешающего, но: не суди, т. е., НЕ БУДЬ ЖЕСТОКИМ СУДЬЕЮ; притом же это сказано не о важных и явно запрещенных грехах, как уже мною было и прежде замечено, но о таких, которые и не почитаются грехами. Потому Он и сказал: “Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего” (ст. 3)? Многие и ныне так поступают: видя монаха, имеющего излишнюю одежду, обыкновенно представляют ему закон Господень, хотя сами постоянно только и занимаются хищениями и лихоимством; или видя, что он употребляет нескудную пищу, делаются жестокими обвинителями, хотя сами каждый день пьянствуют и упиваются, не зная того, что чрез это, при своих грехах, ГОТОВЯТ ДЛЯ СЕБЯ БОЛЬШИЙ ОГОНЬ, и лишают себя всякого оправдания. И в твоих, ведь, поступках должно потребовать строгого отчета, раз ты сам первый положил такой закон, строго осудив поступки ближнего. Итак, не считай для себя тягостью, когда и сам ты будешь подвергнут такому истязанию. “Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза” (ст. 5). Здесь Спаситель хочет показать великий Свой гнев к тем, которые осуждают ближних. Действительно, всякий раз, когда Он хочет показать тяжесть какого-либо греха, великость наказания за него и Свой гнев, Он обыкновенно начинает укором. Так, например, и требовавшему (от своего товарища) сто динариев Христос с негодованием говорит: “Злой раб! весь долг тот Я простил тебе” (Мф. 18:32); так точно и здесь употребил слово: “лицемер”. Строгий суд о ближнем показывает не доброжелательство, а ненависть к человеку; и хотя осуждающий носит личину человеколюбия, но на самом деле исполнен крайней злобы, поскольку подвергает ближнего напрасному поношению и обвинению, и восхищает место Учителя, сам не будучи достоин быть даже учеником. Потому Христос и назвал его лицемером. Если ты так строг в отношении к другим, что видишь и малые проступки, то почему так невнимателен к себе, что не замечаешь и великих грехов? “Вынь прежде бревно из твоего глаза”. Видишь ли, что Спаситель НЕ ЗАПРЕЩАЕТ СУДИТЬ, но прежде велит изъять бревно из собственного глаза, и тогда уже исправлять согрешения других? Всякий ведь свое знает лучше, нежели чужое, и лучше видит большее, нежели меньшее, и наконец, более себя самого любит, чем ближнего. Следовательно, если ты судишь других, желая им добра, то прежде пожелай его себе, имеющему грех и очевиднее, и более; если же нерадишь о самом себе, то ясно, что и брата своего судишь не из доброжелательства к нему, но из ненависти и желания опозорить его. Если же и должно быть ему судимым, то пусть его судит тот, кто ни в чем подобном не согрешил, а не ты. Не должен, говорит Он, судить других тот, кто сам В ТОМ ЖЕ ВИНОВЕН. И ты удивляешься, что Он положил этот закон, когда и разбойник на Кресте признал его, и выразил мысль Христа в словах своих, обращенных к другому разбойнику: “Или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же” (Лк. 23:40)? А ты не только не изымаешь у себя бревна, но и не видишь; напротив того, сучок у другого не только видишь, но и осуждаешь, и стараешься изъять, — подобно как одержимый тяжкою водяною или другою какою-либо неизлечимою болезнью не радит об ней, а между тем в другом обвиняет нерадение о малом недуге. Если уж худо не обращать внимания на свои грехи, то вдвое или втрое хуже судить других, имея в собственных СВОИХ ГЛАЗАХ БРЕВНО, и не чувствуя от того никакой боли; ведь грех тягостнее и бревна.
3. Итак, сказанная Спасителем заповедь имеет такой смысл: кто сам подвержен многим порокам, тот не должен быть строгим Судиею погрешностей других людей, и особенно когда они маловажны; следовательно, Он НЕ ЗАПРЕЩАЕТ ОБЛИЧАТЬ или ИСПРАВЛЯТЬ, но возбраняет не радеть о собственных грехах, и восставать против чужих. И это потому, что осуждение других много содействовало бы к увеличению ЗЛА, усугубляя порочность. В самом деле, кто привык не радеть о своих великих преступлениях и строго судить о малых и незначительных погрешностях других, тот терпит двоякий вред, — как потому, что не радит о своих грехах, так и потому, что питает ко всем вражду и ненависть, и каждый день возбуждается к крайней жестокости и немилосердию

Комментарии