ВОЙНА БЕЛЫХ И КРАСНЫХ В ИСПАНИИ СЕРГЕЙ БАЛМАСОВ

Мы расскажем о наиболее значительной войне, в которой пришлось принять участие Испанскому легиону, - гражданской войне в Испании 1936-1939 годов. Мало кому известно, что многие десятки наших соотечественников сражались на другой стороне баррикад, под знаменами национальной Испании и трехцветным российским флагом, в т.ч. и в рядах Испанского иностранного легиона.

Легион - оплот генерала Франко

До событий 1936 г. - прихода к власти в Испании прокоммунистического правительства и восстания против него 18 июля 1936 г. армии, в т.ч. и Испанского легиона, русских проживало в этой стране по сравнению с другими территориями Европы немного. Известно, что в Испанском легионе еще до гражданской войны в этой стране служили с 1932 г. по крайней мере четверо наших соотечественников, покинувших Россию после событий 1917 г. Они приняли участие в составе Испанского легиона в подавлении прокоммунистического восстания 1934 г. в Астурии, где Москва, руками Коммунистического Интернационала (Коминтерна) - пыталась устроить Революцию для распространения ее на другие страны. Этим Испанский иностранный легион снискал у коммунистов славу одного из самых ненавистных подразделений Франко. Он был самым серьезным оплотом генерала Франко против левых, взявших власть в Мадриде, солдаты и офицеры которого одними из первых поднялись на борьбу против коммунистов.

События в Испании были восприняты многими русскими эмигрантами как продолжение гражданской войны и борьбы с Коммунизмом, которую еще недавно вели на просторах Родины. Франко именовался в Белогвардейской прессе того времени испанским Корниловым, а франкисты - белогвардейцами и корниловцами. Действительно, многое из происходившего в Испании до боли напоминало гражданскую войну в России: разорения храмов, Красный террор госбезопасности против интеллигенции, поголовное истребление зажиточных слоев населения, офицеров, кровавые безчинства коммунистов и анархистов, социализация и изнасилования женщин, аресты и расстрелы противников республиканцев, тот же интернациональный сброд, съехавшийся на гражданскую войну, чтобы грабить, насиловать, убивать под флагом борьбы с фашистами (последнее напоминает ЛДНР - прим.). Лозунги Франко также сильно напоминали идеологию Белых генералов: "За единую и неделимую страну", безкомпромиссная борьба против коммунистов, свободный выбор населением будущего устройства государства. На помощь генералу Франко были сотни русских добровольцев. В основном это были проживавшие во Франции белогвардейцы, связанные с Российским Общевоинским союзом (РОВС). Однако широкомасштабную помощь РОВС генералу Франко оказать не смог. Подмасонское правительство Франции, узнав о помощи русских белогвардейцев антикоммунистическим силам Испании, закрыло для них границу и не позволяло им помогать франкистам. Однако, это лицемерное невмешательство не распространялось на военные грузы, включая танки и самолеты, а также на Красных добровольцев Коминтерна, которые тысячами переправлялись через границу и вливались в Красные Интернациональные бригады. Сначала положение Франко было очень тяжелым: не хватало вооружений: столица Испании оставалась в руках левых. Большинство стран мира, включая и США, лицемерно высказавшись о невмешательстве в испанские дела, тайком помогали коммунистам и их союзникам (точь-в-точь, как и в России, в гражданскую - прим.).
Первые полгода борьбы движению Франко практически никто не помогал. Германия и Италия были вынуждены признать после больших колебаний правительство Франко только в ноябре 1936 г., поскольку его Гитлер и Муссолини не считали родственным им "по духу". Практическое оказание ему помощи стало осуществляться лишь с конца того же года. Это произошло лишь тогда, когда они поняли, что лучше Франко, чем коммунисты.

В это время отношение к русским в Испании было неоднозначным. Однако почти у всех слово "русский" ассоциировалось со словом "коммунист". Доходило до того, что нередки были случаи, когда проделавших долгий путь русских добровольцев, франкисты отсылали обратно, подозревая в них агентов коммунистов. Вообще даже в среде испанской интеллигенции о России и русских мало что знали, а большинство населения считало, что там "царь по имени Распутин, с царей выгнали прежнего царя Троцкого, который убил Ленина".
К началу гражданской войны Испанский иностранный легион делился на бандеры (батальоны). Бандера состояла из кампаний (рот) - трех винтовочных (стрелковых) и одной пулеметной. В пулеметной роте было 12 тяжелых станковых пулеметов калибра 7,65 мм. Кроме того, в каждой винтовочной роте было по 6 легких ручных пулеметов калибра 6,5 мм.

На опасных направлениях

В течение 1936 г. Испанский иностранный легион, находясь на самых опасных направлениях, в непрерывных боях нес тяжелые потери... Многие из русских Добровольцев были переведены сюда из других частей франкистов для пополнений легиона. Однако иностранцев не хватало. Выход был найден в придании легиону добровольцев-испанцев - фалангистов (крайне правая партия) и карлистов - сторонников монархии. Отряды этих добровольцев не имели тяжелого вооружения и поэтому были приданы как вспомогательные силы легиону, к тому времени обладавшему техническими частями, в т.ч. бронетехникой и тяжелой артиллерией. В Испании общественное мнение относилось к иностранному легиону куда лучше чем во Франции: многие из видных общественных и политических деятелей прошли через это подразделение, даже сам генерал Франко. По этой причине уже в начале 1937 г. иностранцы Испанского легиона составляли лишь четверть от общей численности его личного состава.

"Вино - не в счет, оно - вместо воды"

При проведении боевых операций Франко учел опыт гражданской войны в России. Он сразу обратил особое внимание на тыловое обеспечение своих войск, справедливо полагая, что плохая организация тыла белогвардейскими генералами послужила одной из главных причин их поражения. Русских легионеров удивляло, насколько замечательно франкисты организовали свой тыл. Свидетельство одного из них: "Каждый захваченный кусок земли очищается, приводится в порядок, организуется снабжение, пленные исправляют дорогу, и только потом снова захватываем и отбиваем у Красных новый участок земли. Благодаря этому мы всегда имеем хорошую пищу и достаточное количество снаряжения, а где нужно - и автоцистерны с водой. Организовано все действительно замечательно". В результате, по отзывам русских Добровольцев, Испанский иностранный легион был снабжен всем необходимым самым лучшим образом. В Испании, несмотря на условия военного времени, легионеры получали провиант с избытком. Так, кабо (сержант) Али Гурский, бывший русский офицер, пишет: "я получаю солдатский паек точно и у меня все есть, что необходимо. Кормят здесь так хорошо, что нам могут позавидовать и рестораны, конечно, средние, а в некоторых случаях и все вы, оставшиеся в мирной обстановке. Сегодня обед - суп с лапшей, заправленный чесноком, томатами, луком; фасоль с кусочками мяса и цветной капустой, с вареным картофелем; каракатица, жареная в своем соку, кусок телятины с жареной картошкой, горсть фиников (вчера - грецкие орехи), стакан вина. И это - в окопах, на фронте, на вершине горы, за тридевять земель от ближайшего города. Да еще большой белый хлеб. Я никогда не съедаю всего, а вечером часто не ужинаю, пью только кофе. Характерной особенностью Испанского иностранного легиона являлось то, что солдатский и офицерский пайки ничем не отличались. Вообще здесь не было понятия офицерский паек, в испанском легионе знали лишь понятие солдатский или легионерский, паек. По общему мнению легионеров, питание здесь было на тот момент лучше, чем в любой другой армии в мире.

Мадрина - военная крестная легионера

Мало того, особенностью Испанского иностранного легиона являлось то, что каждый легионер имел свою мадрину - т.е. военную крестную. Реально почти никто из легионеров свою мадрину не знал. Часто сами военные власти давали объявление в газету, что такой-то защитник родины из легиона не имеет своей мадрины, и просили девушек и женщин ею стать или сами представительницы прекрасной половины человечества, желающие помочь легионерам, давали свои адреса в газеты. Иногда мадрин назначали правые политические партии по просьбе самих легионеров. Мадрины по обычаю присылали все то, в чем нуждались их подопечные. Однако многие русские просто переписывались со своими мадринами, испытывая недостаток в женском внимании, не принимая от них подарков по той причине, что у них все необходимое было.

Единственно, от чего страдали русские легионеры в Испании, это из-за плохой осведомленности в том, что делается на Родине и в среде белоэмиграции. Эту проблему вскоре отчасти удалось решить - некоторые белогвардейские газеты и журналы стали посылать экземпляры своих изданий русским легионерам на фронт.
При каждой бандере Испанского легиона был свой священник. "Священники носят здесь офицерскую форму - то же хаки и та же шапочка-горро на голове. И крест". Особое внимание, по письмам русских легионеров, в Испанском легионе уделялось "отданию чести. И когда без горро - то по-новому, руку вверх".

Как получить очередной чин?

Все русские, которые к тому времени были в Испанском иностранном легионе, пользовались большой симпатией легионеров, как рядовых, так и офицеров. В отличие от Французского легиона русские здесь в чинах и званиях "росли" очень быстро. Так, Шинкаренко в своих письмах говорит о том, что те четверо русских, которые к моменту начала гражданской войны в Испании служили в Легионе, за 5 лет своей службы дослужились до младших офицерских чинов. Показателем боевых качеств русских легионеров служит то, что многие из них заслужили унтер-офицерские и даже офицерские чины за год-полтора участия в гражданской войне в Испании. За боевые заслуги сам генерал Франко лично произвел Шинкаренко в офицеры испанской армии. По данным Шинкаренко, один из русских офицеров, бывший кавалерист, не только стал командиром бандеры, но и в знак высшей признательности со стороны командования франкистов был откомандирован для занятия им высокого поста во франкистской партии "Фаланга".

По письмам русского легионера Шинкаренко, уже к началу 1937 г. Испанский легион зарекомендовал себя одним из лучших подразделений франкистов: "участники боев очень высоко отзываются о бандерах Испанского иностранного легиона, в которых есть хороший командный состав. Офицеры - все испанцы"

Броня слаба. И танк уже заглох

Основными конкурентами легионеров в "добывании воинской славы" были марокканцы. В этом-то и был парадокс: коммунисты долгие годы и небезуспешно разжигали в Марокко пламя антиколониальной борьбы, натравливая марокканцев на испанцев и французов. В 1920-е годы война в Марокко почти не прекращалась. Казалось, еще немного - и агенты Коминтерна здесь победят. Однако этого не случилось. Испанский иностранный легион успешно справился с поставленными перед ним задачами, и после ожесточенных боев марокканцы были разбиты. В 1936 г., когда испанцы были заняты гражданской войной, казалось, для марокканцев создалась благоприятнейшая ситуация для удара по ослабленным частям легиона, которые находились в Марокко. Расчеты безбожных коммунистов не оправдались: марокканцы предпочли сражаться с оружием в руках в содружестве со своими прежними заклятыми врагами-легионерами христианами против коммунистов, действия которых в Испании против религии они расценили как проявление сатанизма.

В бою как легионеры, так и мавры-марокканцы имели свои преимущества. И если, по отзывам русских добровольцев, легионерам не было равных в атаке, то они часто уступали в стойкости маврам в обороне. Кроме того, в то время особое соревнование между маврами и легионерами происходило при борьбе с танками республиканцев. Первое время танки республиканцев вообще были для франкистов настоящим бичом: своих танков у них почти не было, а поступившие в 1937 г. итальянские и немецкие машины, зачастую вооруженные лишь пулеметами и пробиваемые пулей из винтовки, не могли составить конкуренцию Советским танкам. Противотанковое вооружение франкистов также было очень слабым: противотанковые ружья оказались малоэффективными, а противотанковая артиллерия была малочисленна и обладала недостаточной дальностью стрельбы. Долгое время франкистам не удавалось добиться превосходства в воздухе, и потому эффективно бороться с танками противника с помощью авиации было невозможно. В этих условиях легионеры разработали свою тактику: пулеметно-винтовочным огнем пехота противника отсекалась от броневых машин, а в подошедшие танки летели самопальные бутылки с бензином с подожженным фитилем. Советская техника того времени имела столько горючих материалов, что зачастую было достаточно попадания одной такой бутылки с "коктейлем Молотова", чтобы грозная броневая машина превратилась в груду обгоревшего металлолома. Часто борьба с танками облегчалась тем, что они просто застревали в окопах и становились легкой добычей: заглохший танк окружали со всех сторон, требуя сдачи экипажа в плен, угрожая в противном случае сжечь его вместе с экипажем. Если на долю легионеров приходилось больше уничтоженных танков противника, то на долю мавров выпал больший процент захваченных броневых машин. Дело в том, что Советские танки того времени БТ и Т-26, по свидетельствам русских легионеров, страдали от дефектов, из-за которых случалось, что они глохли в самый неподходящий момент и становились легкой добычей франкистов. По данным легионера Шинкаренко, уже к марту 1937 г. легионеры и мавры только захватили 42 советских танка. Это позволило франкистам пополнить собственный парк. Вскоре легионерам в поддержку при наступлениях стали придавать танковые секции из 8 танков - 6 немецких (пулеметных) и 2 пушечно-пулеметных трофейных (Советских).

Легион и "интербригады". Кто кого?

Однако самым серьезным противником легионеров были не танки и авиация республиканцев, а интернациональные бригады из добровольцев-коммунистов разных стран, среди которых особенно много было граждан СССР, государств Латинской Америки и Франции. По своей стойкости и упорству интербригады и Испанский легион соперничали друг с другом. Можно было с большой долей уверенности говорить, что на тех направлениях, где выдвинуты легионеры и мавры, республиканцы непременно выставят интербригады. Бои интербригад с легионом стоили и той, и другой стороне больших жертв, и борьба эта велась с ожесточением и с переменным успехом. Крупного успеха легионеры добились 24 июля 1937 г. в бою под Мадридом, где 2 батальона интербригады Листера были почти начисто скошены пулеметным огнем.
Вскоре Франко принимает решение о постепенной ликвидации очагов сопротивления Красных и отсечения занятой ими части Испании от французской границы, чтобы прекратить их подпитку извне и затруднить доставку им военных грузов. В этой связи в конце лета 1937 г. Франко начал проведение операции по ликвидации Северного фронта, в которой иностранный легион приняли активное участие. Зажатые на сравнительно небольшой территории на севере Испании республиканцы Бискайского фронта не только упорно оборонялись, но и сами предпринимали яростные контратаки. Во время одной из них в конце августа 1937 г. они прорвали линию фронта. Во время этого боя в районе селения Кинтай одна из рот франкистов была почти полностью уничтожена. Ее остатки, возглавленные офицерами испанской службы, прошедшими путь от рядового до лейтенанта, - бывшим генералом Белой Армии Фоком и офицером-артиллеристом знаменитой Марковской дивизии Полухиным, укрылись в местной церкви, отбиваясь из винтовок, пистолетов и трофейного "максима" в течение двух недель от наседавших коммунистов. Их безуспешно пытались выручить, хотя помощь была близка. Каждый день летчики-франкисты сбрасывали на крышу церкви вымпелы, в которых говорилось, что подмога рядом и нужно продержаться еще чуть-чуть. Однако спасти их не удалось: по одним данным, коммунисты, разъяренные неудачными атаками церкви, разбили ее стены снарядами. При этом все оборонявшиеся были погребены под ее руинами, за исключением одного из этих русских офицеров, который, будучи раненным и не желая сдаваться врагу, застрелился. По другим данным, во время атаки интернационалистов, когда патроны у оборонявшихся в церкви были на исходе, а в живых остались лишь несколько израненных и измученных непрерывными боями людей, Фок каким-то образом вызвал огонь франкистской артиллерии "на себя", под которым погибли и оборонявшиеся и штурмующие.

Так или иначе, но русские волонтеры упорно дрались до конца. Это было вызвано, во-первых, их непримиримым отношением к коммунистам и нежеланием попадать врагам в руки живыми. Им был известен печальный пример русского добровольца А. Куценко, попавшего в плен к республиканцам: его зверски пытали, кастрировали и размозжили голову камнем.

История генерала Фока интересна тем, что он несколько раз неудачно пытался поступить Добровольцем в армию Франко. От его услуг отказывались из-за почтенного возраста генерала, составлявшего 57 лет. Следует отметить, что генералы Фок и Шинкаренко, имея неплохой заработок до начала войны, бросили все и вступили в испанскую армию рядовыми, чтобы, ежесекундно рискуя жизнью, бороться против коммунистов. Смерть Полухина, бывшего штабс-капитана, уцелевшего во время памятного боя гражданской войны в России, когда значительная часть марковской дивизии, попав в засаду была порублена буденновцами, и погибшего в бою с коммунистами на далекой испанской земле, оплакивалась многими белоэмигрантами. Вскоре после этой трагедии Кинтай был освобожден франкистами. Все погибшие в бою защитники церкви были найдены под руинами, однако Полухина и Фока опознать не удалось, настолько изуродованными оказались их тела Всех павших в том бою похоронили в двух братских могилах, отдельно - офицеров и солдат, но не разделяя по нациям.

 

Комментарии