БУЛАЦЕЛЬ П.Ф. БОРЬБА ЗА ПРАВДУ 1908г.

 


"ДНИ ОТМЩЕНИЯ ПОСТИГОША НАС... ПОКАЕМСЯ, ДА НЕ ИСТРЕБИТ НАС ГОСПОДЬ".

«Когда средства к достижению цели были предметом долгого и упорного труда, то они в конце концов начинают заменять самую цель». Эти слова английского историка Маколея как нельзя более применимы к оценке деятельности революционной и радикальной партии в современной России.
Долго и упорно в течение одиннадцати лет тайные враги Русского Государства подготовлялись к свержению ненавистного им Самодержавия и ради достижения этой цели не брезгали никакими средствами: подкупали сановников, развращали народ, лгали и клеветали на честных русских людей, устраивали предательские нападения и убийства тех министров и ге-
нералов, которых не могли ни запугать угрозами, ни привлечь на свою сторону подкупом и лестью.

Долго, долго разъедали русскую государственную машину обманы, лицемерия, подкупы, насилия и убийства, и все это замалчивалось или даже оправдывалось в печати как печальное, но необходимое средство для достижения намеченной цели. И вот, когда эта цель достигнута, когда от ве-
ликой грозной русской Державы остались чуть ли не одни лохмотья, — все гнусные средства, которыми до сих пор пользовались революционеры, не только не сданы в архив, но, напротив того, заменили самую цель. И ныне уже ясно для всех, к чему стремятся главари Революции. Убийства и
насилия для них теперь необходимы, как воздух для живых существ. Их цель — напоить землю человеческою кровью и упиться человеческими страданиями. Они хотят стереть с земли целое государство, насчитывающее восемьдесят миллионов русских людей; они хотят навести ужас и наложить
печать молчания на всех, кому противны революция и анархия. И они довели добродушных русских людей до такого тяжелого положения, когда каждому мирному человеку приходится делать выбор между преступлением или собственною гибелью. Ведь русских людей враги России не щадят! Они не пощадят и Государя; они не пощадят и тех близоруких сановников, которые все еще играют в руку Революции, ожидая от тайного руководителя революционным движением великих и богатых милостей… Все, что творится теперь в России, свидетельствует, что Революция идет к нам не снизу, а сверху;
мы видим, что главные виновники восстаний и убийств почти постоянно ускользают от кары; мы видим, что какая-то таинственная рука всячески старается обезопасить не нашу жизнь и свободу, а жизнь и свободу тех людей, которые рвут Царские портреты, вооружают фабричных рабочих, убивают губернаторов, оскорбляют нашу родину и наши святыни.
Русский народ устал терпеть невыносимый гнет Революции; весь русский народ уже кричит правительству: «Довольно попустительства, довольно заигрывания с врагами русского Царства!»

Но правительство графа Витте то загадочно молчит, то еще загадочнее начинает так говорить, что никому не ясно, о ком и о чем оно говорит… Можно ли не согласиться, что правительству графа Витте давно пора увольнять без прошения тех сановников, которые раскланивались перед ре-
волюционерами и снимали свои шляпы во время пения рабочей «Марсель- езы»! Или, может быть, под нарушителями «служебной дисциплины» правительство подразумевает тех чиновников, которые соблюдение своей присяги считают важнее, чем угождение двуличным начальникам? Разве не
заговорщики те, которые теперь уверяют, что не нужно прибегать к каким-нибудь чрезвычайным мерам для подавления анархии, так как она потеряла сочувствие и почву под собою?

Неужели же не лицемеры те, которые уверяют, что введение военного положения, полевые суды и твердая власть теперь не успокоят, а раздражат все общество?
Можно ли сохранить в непорочности мысли и желания народа, питая народ исключительно описаниями преступлений, злодеяний и всякого рода гнусностей? Нет; уже около двух тысяч лет тому назад знаменитый философ, римский император Марк Аврелий утверждал, что ничто так не развращает народный дух, как восхваление греха и преступлений, т. е. как раз то, что совершается теперь в России.Полное пренебрежение к своим обязанностям, а главное, возведение в доблесть революционной похоти, вот та почва, на которой была выращена русская анархия. Одержимый маниею человек имеет, как пропасть, необъяснимое свойство к себе притягивать; но идейное
помешательство одинаково заразительно как в крайнем левом, так и в крайнем правом направлении, а поэтому те, которые считались только с желаниями левой стороны, скоро окажутся в безвыходном положении. Многомиллионный русский народ уже зашевелился, и близок тот час, когда он скажет свое решительное слово. Вождями окажутся те, кто смело стали на защиту народных верований; горе тогда робким тайным прислужникам Революции. Какая бы сторона ни взяла верх, правая или левая, им несдобровать! За них никто не заступится, от них одинаково отшатнутся как убежденные патриоты, так и убежденные разрушители русского государства. И, не пристав ни к правой, ни к левой, они в обоих случаях головою своею
поплатятся за свою трусость и за свое двуличие.
Только бездарные или поверхностные люди могут утверждать, будто конституционные государства способнее к улучшению быта рабочего класса, чем то государство, где парит Самодержавная власть. Ведь в парламентах заседают люди, интересы которых взаимно друг другу противоречат, а в государстве с абсолютною властью от одной воли, от одного росчерка пера иногда зависит осчастливить миллионы людей.

Абсолютная власть Царя может заставить капиталистов и самых черствых эгоистов заботиться об улучшении быта рабочих в таких случаях, когда парламенты и думы совершенно безсильны помочь рабочим. Это поняли все выдающиеся западноевропейские мыслители конца XIX века и признали, что демократическое правление само по себе не может об-
лагодетельствовать народные массы. Самобытный и смелый мыслитель еврей Макс Нордау утверждает, что парламентаризм и все европейские конституции — «верх человеческой условной лжи». Англичанин Маколей, один из любимейших английских историков, поборник народных прав, долгое время стоявший во главе английского либерального правитель-
ства, в своих записках высказал твердую уверенность, что всеобщая равная подача голосов — величайшее зло, так как В КАЖДОМ государстве БОЛЬШЕ НЕДОВОЛЬНЫХ дурных и глупых людей, чем довольных, умных и добрых, а поэтому, предоставляя всем без разбора право голоса, отдают судьбу госу-
дарства в руки необразованного, ГЛУПОГО И ПОРОЧНОГО большинства. «Демократические правительства никогда не будут сильны и жизнеспособ- ны, — писал Маколей, — ибо не в силах усмирить бедствующее и недовольное большинство, потому что демократическое правительство должно опираться именно на это бедствующее и, следовательно, недовольное большинство». Если бы Маколей воскрес и узнал бы о том, что творится теперь в России, то даже он удивился бы, до какой степени сбылись все его предсказания: Университеты превращены в Политические Клубы, наука в загоне, а демократы-профессора не считают недостойным своего ученого звания получать жалованье из казны за лекции, которых они не читают. Жалкие паразиты, высасывающие из казны народные деньги, ничего не дают взамен народу, кроме Пропаганды ненависти и презрения к народным святыням.

Инженеры устраивают забастовки, адвокаты разгоняют судей, рабочие во имя свободы устраивают предательские крушения, убивая возвращающихся с войны солдат. Стынет в жилах кровь, немеет язык, проклятия несутся вслед этому «Освободительному Движению». Вот она — эта свобода во всех ее пяти видах. Что же будет с нашей свободой, когда демократические
учреждения, созданные пока на бумаге, осуществятся на деле?
Американец Стэд в царствование Александра III утверждал, что никакая демократическая республика не может провести так быстро и так решительно какую-нибудь полезную реформу, как абсолютная Монархия.
Теперь, кажется, после свидания с графом Витте и с московскими земцами взгляды Стэда несколько изменились. Не будем слишком суровы к Стэду за эту неустойчивость убеждений. Ведь при Александре III весь мир боялся России и уважал русское правительство, а теперь весь мир восхваляет политику графа Витте и в то же время презирает русский народ за то, что
он так долго терпит эту политику.

Зачем Европа нам хочет навязать свою форму правления, благодаря которой гниет и разваливается Австро-Венгерская Монархия Габсбургов? Из любви к нам? Из желания облагодетельствовать наш русский народ? Какая наивность! Да неужели русские люди все еще не понимают, что вся эта рево-
люционная вакханалия нужна для того, чтобы вырвать у Царя Конституцию, при которой всякие Ротшильды могли бы печатать у нас в России свои бумажные деньги, как они печатают их в Австрии. Недаром немецкий политик, железный канцлер Бисмарк и его поэт в прозе философ Ницше с презрением относились к парламентаризму! А знаменитый юморист Марк
Твен, а французский историк Тэн, ученый Принс, историк Бертран и многие другие отрицательно относятся к парламентаризму и безпощадно осмеивают идею всеобщей равной подачи голосов. Но все эти авторитеты забываются тогда, когда надо погубить Россию, и в Совете Министров раздается песнь торжествующей любви к Конституции!
Не довольно ли «терпения и терпения»? Не пора ли понять, что вся русская революция не что иное, как только шахматный ход искусного игрока, и что вся она от начала до конца вовсе не нужна русскому народу и задумана в заграничных кабинетах.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Возможно самый блистательный, яркий и сильный черносотенец и защитник Самодержавия в России.
Булацель Павел Федорович (1867-1919), русский юрист, писатель и общественный деятель. Член Русского собрания (с 1904), один из основателей Союза Русского народа, редактор православно-монархических газет “Русское знамя” (1906 — 1907) и “Российский гражданин” (1914 — 16).
Род Булацелей находился в родстве со знатными малороссийскими семействами Горленко и Апостол, которые дали России святителя Иоасафа Белгородского. Дед Павла Федоровича Афанасий Булацель был полковником л.-гв. Кавалергардско го полка, отец Федор Афанасьевич Славяносербским уездным предводителем дворянства. Булацель окончил элитное Училище правоведения. Затем служил присяжным поверенным в Прибалтийском крае, где имел лучшую практику. В 1900—1903 он сотрудничал в газетах «Свет», «Юридическая газета» и «Россия». К этому времени Булацель был уже известен не только как адвокат, но и как ученый. Наибольшую известность Булацель получил как активист и один из организаторов СРН. В 1905—1907 он был членом Главного Совета СРН, ближайшим сподвижником А. И. Дубровина. Изображен как один из главных учредителей СРН на картине «Дни отмщения постигоша нас... покаемся, да не истребит нас Господь». В составе депутации Союза 23 дек. 1905 был на Высочайшем приеме, где обратился к Государю с речью. Говоря о значении Самодержавия, призывал Императора опереться на СРН: «Как дневной свет ненавистен кротам, так Самодержавие ненавистно врагам России. Оно их обессиливает, а потому раздражает. Они понимают, что доколе будет существовать Самодержавие, дотоле Россия не распадется... Не верьте, Государь, тому, кого выдвигают масоны и кто опирается только на инородцев... Обопритесь на русских людей, и врата ада не одолеют Русского Государя, окруженного своим народом». Приблизительно в это же время А. И. Дубровин, А. А. Майков и Булацель были приняты вел. кн. Николаем Николаевичем и изложили ему «опасное положение России под управлением Витте, который, побуждаемый жидами, ведет к Революции и распадению России». Наряду с А. С. Шмаковым и Г. Г. Замысловским был главным защитником монархистов в судах.
 
Павел Фёдорович Булацель активно сотрудничал в ведущей Монархической газете — органе СРН «Русское Знамя», в которой в 1906—1907 исполнял обязанности редактора, а в дальнейшем много писал для газеты, безвозмездно. 26 мая 1909 в статье «Ответ моим клеветникам» сформулировал свое идейно-политическое кредо: «Я скорблю, болезненно мучаюсь, видя, что теперь какое-то скопище масонов заставляет раболепно пред собою преклоняться тех самых чиновников, которые пятнадцать лет тому назад безпрекословно подчинялись только воле Русского Государя. Я ненавижу всей душою торжество масонов».
Булацель весьма пессимистично оценивал современную ситуацию: «Российская Империя, видимо, катится под гору. Все силы Ада как будто в заговоре против России, но ни одна из стихийных сил не причинит Русскому Народу столько зла, сколько конституционно-масонский строй, если только он утвердится в России... Поэтому борьбу с конституционалистами нельзя называть иначе, как борьбою со злом». И пророчески предрекал: «Я глубоко убежден, что конституционно-парламентский строй неизбежно погубит Русское государство и приведет к всемирному краху христианской цивилизации». П.Ф. Булацель неоднократно подвергался цензурным гонениям.
Февральский режим Булацель не принял, он отошел от политики и уехал в свое имение. После Октябрьского переворота остался в России. 29 сент. 1918 он был арестован ЧК и объявлен заложником. Четыре с половиной месяца томился в тюрьме. Поскольку после Революции он не принимал никакого участия в политике, его было не в чем обвинить, и в вину ему было поставлено то, что он «раньше работал в монархических организациях, являлся одним из основателей «Союза Русского Народа».
Булацель был расстрелян в Петрограде в праздник Сретения Господня. Характерно, что постановление о расстреле единолично вынес заведующий контрреволюционным отделом Петроградской ЧК.
ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ
 

Комментарии