И. Солоневичъ — "Миѳъ о Николаѣ Второмъ" Статья, написанная въ 1949 году, нынѣ актуальна, какъ никогда

 

 

"Въ свое время я изрекъ нѣкую истину: «геній въ политикѣ — это хуже чумы». Въ тѣ времена эта истина была сообщена почти безъ доказательствъ. Нѣсколько позже по поводу ​нее​ меня свирѣпо допрашивали въ Гестапо: кого это я, собственно, имѣлъ въ виду? Я отвѣчалъ невинно: конечно, Сталина. Еще позже я пытался обосновать эту истину такъ: геній — это человѣкъ, выдумывающій нѣчто принципіально новое. Нѣчто принципіально новое, естественно, входитъ въ конфликтъ со ​всѣмъ​, что называется «старымъ». Но такъ какъ жизнь человѣческаго общества базируется на цѣлой суммѣ старыхъ навыковъ, вѣрованій, традицій и чего хотите еще, то генію остается одно: попробовать сломать «косность среды» методами вооруженныхъ доказательствъ. Изъ этого никогда ничего путнаго не выходило.


Геній въ политикѣ — какъ и въ другихъ областяхъ человѣческой жизни — кромѣ науки — поставляетъ ничѣмъ незамѣнимый матеріалъ для экранныхъ и литературныхъ ​Холливудовъ​ всѣхъ эпохъ. О Екатеринѣ Великой исписаны ​цѣлыя​ библіотеки романовъ и накручены милліоны верстъ фильмовъ. Я не занимаюсь никакимъ утопизмомъ и никакимъ прожектерствомъ и не собираюсь предлагать ​Холливуду​ фильмъ изъ жизни Дженкинса или Менделѣева. Но нынѣшнему русскому читателю стоитъ предложить ​нѣкоторые​ — въ общемъ довольно ​простыя​ соображенія. Вотъ изъ числа тѣхъ, ​которые​ намъ въ голову не приходили — пока голова была въ безопасности.


Итакъ: ​Ганнибалъ​ былъ, вѣроятно, величайшимъ полководцемъ исторіи: его «​Канны​» съ тѣхъ поръ пытались «догнать и перегнать» ​всѣ​ полководцы ​міра​ и никому это не удалось. ​Ганнибалъ​ дѣйствительно «чуть-чуть» не захватилъ Рима. Но Карѳагенъ онъ погубилъ окончательно. И, въ изгнаніи, покончилъ жизнь самоубійствомъ...


Цезарь былъ тоже геніемъ. Римскую демократію онъ замѣнилъ первымъ въ европейской исторіи тоталитарнымъ режимомъ, Рима не спасъ и былъ зарѣзанъ своимъ лучшимъ другомъ — почти какъ ​Троцкій​.


Карлъ Великій рѣзалъ публику налѣво и направо, никакой Имперіи не создалъ и вообще у него ни изъ чего ничего не вышло.


Въ геніи попалъ и нашъ Петръ Первый. Его карьера кончилась болѣе мирно: капитуляція всей арміи на ​Прутѣ​, опустѣвшій престолъ, почти сто ​лѣтъ​ ​порнократіи​ и крѣпостное право.


Былъ геніемъ и Наполеонъ: ​Ваграмъ​ и Аустерлицъ... Но въ общемъ всё это геніальное кончилось такъ: Франція обезкровлена вконецъ, Европа разорена, тираны и казаки въ Парижѣ, а геній на островѣ Святой Елены. Потомъ былъ «геній Гитлера». Теперь живетъ еще геній Сталина. Подождемъ. Геніевъ по осени считаютъ...


Въ числѣ тѣхъ еретическихъ мыслей, ​которыя​ въ свое время были высказаны въ моей газетѣ, была и такая: Николай Второй былъ самымъ умнымъ человѣкомъ Россіи. Сейчасъ, восемь ​лѣтъ​ спустя, въ мою фразу о Николаѣ Второмъ я внесъ бы нѣкоторое "уточненіе": съ момента Его Отреченія отъ престола въ ​міровой​ политикѣ,- во всей ​міровой​ политикѣ,- болѣе умнаго человѣка не было. Или еще точнѣе - или осторожнѣе - никто ничего съ тѣхъ поръ БОЛѢЕ УМНАГО НЕ СДѢЛАЛЪ.


Напоминаю историческій и общественный ходъ событій. У насъ послѣ гибели Николая ​Второго​ погибли: ​Милюковъ​, ​Керенскій​, ​Троцкій​, ​Бухаринъ​ и еще нѣсколько сотенъ столь же талантливыхъ людей. И мы вмѣстѣ съ ​Милюковымъ​, ​Керенскимъ​, ​Троцкимъ​, ​Бухаринымъ​ и еще нѣсколькими сотнями столь же умныхъ людей тоже катимся со ступеньки на ступеньку.


Въ Германіи съ тѣхъ поръ выведены въ историческій и прочій расходъ Вильгельмъ Второй, Веймарская конституція и гитлеровскій Третій ​Райхъ​. Нѣмцы за это время продѣлали тотъ же процессъ, что и мы. Или почти такой же.


Послѣ устраненія двухъ реакціонныхъ Монарховъ — въ притонѣ Лиги Націй собрался «цвѣтъ человѣчества». Цвѣтъ человѣчества лилъ потоки краснорѣчія и водопады шампанскаго. Клемансо — «отца побѣды» — вышибли вонъ. ​Вильсона​, отца «четырнадцати пунктовъ» — вышибли вонъ. ​Ллойдъ​ Джорджа, отца «торговли съ людоѣдами» — тоже вышибли вонъ. Ни изъ чего ничего не вышло: ни изъ примиренія съ Германіей, ни изъ разоруженія Германіи. Ни изъ помощи Бѣлой Арміи, ни изъ признанія большевиковъ. Ни изъ посредничества между Японіей и Китаемъ, ни изъ попытокъ посредничества въ греко-турецкой войнѣ. Я въ свое время писалъ, что удостовѣренія Лиги націй слѣдовало бы печатать на бланкахъ желтыхъ билетовъ.


Итакъ вотъ: въ Лигѣ Націй былъ цвѣтъ человѣчества. ​Самые​ ​избранные​ изъ самыхъ избранныхъ. ​Они​ произносили по сто красивыхъ словъ въ минуту. Кое-кто и по триста. За это время шла война въ Россіи, шла война на Дальнемъ Востокѣ, шла война въ Турціи, шла война въ Испаніи. Были и «инциденты»: польскій генералъ захватилъ литовскую Вильну. ​Муссолини​ захватилъ Абиссинію. Лига Націй разводила руками: ахъ, какъ нехорошо! Потомъ Гитлеръ захватилъ Рейнскую область. Потомъ Австрію. Потомъ Чехію. Къ моменту абиссинской войны «англичанинъ мудрецъ» оказался безъ снарядовъ: флотъ снарядовъ не имѣлъ. Къ моменту гитлеровскихъ непріятностей тотъ же мудрецъ страшно боялся… французскаго подводнаго флота. Словомъ — подъ прикрытіемъ "цвѣта человѣчества" мирно зрѣлъ плодъ Второй ​Міровой​ войны. Потомъ было 110 союзныхъ дивизій противъ пяти ​нѣмецкихъ​ — и, подъ прикрытіемъ этого блефа, Гитлеръ съѣлъ Польшу. Сталинъ помогалъ ему въ этомъ, французы безмолвствовали. Потомъ Гитлеръ съѣлъ Францію — и Сталинъ былъ очень доволенъ. Потомъ у Гитлера оказались ​развязанныя​ руки и Сталинъ оказался лицомъ къ лицу со своимъ вчерашнимъ другомъ, союзникомъ и почти благодѣтелемъ: на совѣтскомъ фронтѣ ​германскіе​ самолеты питались сталинскими же смазочными маслами. Потомъ товарищъ Сталинъ былъ лучшимъ другомъ Черчилля. Потомъ всё это временно задержалось на линіи ​Штеттинъ​ — Тріестъ. А — что будетъ еще потомъ? Нѣтъ, ну, конечно, я не считаю Николая ​Второго​ «геніемъ»…


Очень трудно было бы считать «геніемъ» и Александра Перваго. Въ 1814 году «Лигой Націй» былъ онъ. Русскій Монархъ. Собственно въ единственномъ числѣ. Никто повѣшенъ не былъ. Ни одного клочка земли у Франціи отнято не было. Даже и отъ милліардной контрибуціи «​всеевропейскій​ жандармъ» отказался. Не было: ни репарацій, ни ​репатріацій​. Ни революцій, ни войнъ. Не было Концентраціонныхъ Лагерей, хотя нѣчто вродѣ колхозовъ у насъ уже было: ​военныя​ поселенія. ​Военныя​ поселенія намъ «втемяшили въ голову». А знаете ли вы, что ​военныя​ поселенія были введены — какъ и Колхозы — на самомъ строгомъ основаніи самой современной науки? И проектъ выработалъ нашъ ученый историкъ профессоръ кн. ​Щербатовъ​. Потомъ всю вину за нихъ свалили на ​Аракчеева​. О томъ — чего говорить не надо — наука умѣетъ не говорить. Словомъ — въ 1814 году была «кровавая реакція». Въ 1918 былъ безкровный прогрессъ.


Основное преимущество монархіи (повторяю еще разъ: я говорю только о русской Монархіи) заключается въ томъ, что власть получаетъ средній человѣкъ и получаетъ ​её​ по безспорному праву рожденія. Онъ, какъ козырный тузъ въ игрѣ, правила которой вы признаете. Въ такой игрѣ такого туза и Аллахъ не бьетъ. Этотъ "средній" человѣкъ, лишенный какихъ бы то ни было соблазновъ богатства, власти, орденовъ и прочаго — имѣетъ наибольшую въ ​мірѣ​ свободу сужденія. Американскій писатель м-​р​ Вудсвортъ — бывшій коммунистъ и потомъ бывшій банкиръ (можетъ быть, раньше банкиръ и только потомъ коммунистъ) мечталъ о томъ, какъ было бы хорошо, если бы на мирныхъ и ​міровыхъ​ конференціяхъ засѣдали просто булочники, сапожники, ​портные​ и ​прочіе​ — хуже Лиги Націй всё-таки не было бы. Говоря очень грубо — русская Монархія реализовала вудсвортовскую мечту: средній человѣкъ, по своему соціальному положенію лишенный необходимости «борьбы за власть» и поэтому лишенный по крайней мѣрѣ необходимости дѣлать и гнусности. Ошибки будетъ, конечно, дѣлать и онъ. Но меньше, ​чѣмъ​ кто бы то ни было другой.


… Мы живемъ въ ​мірѣ​ втемяшенныхъ представленій. Мы называемъ: Петра Перваго — Великимъ, Александра Перваго — Благословеннымъ и Сталина — геніемъ. Поставимъ вопросъ по-иному.


При Петрѣ Первомъ — Швеція Карла XII, которая Германіей Вильгельма ​Второго​, конечно, никакъ не была, — дошла до Полтавы. Александръ Первый, котораго исторія называетъ Благословеннымъ, — пустилъ французовъ въ Москву — правда, Наполеонъ былъ не чета Карлу. При Сталинѣ, Геніальнѣйшемъ изъ всѣхъ Полководцевъ ​Міра​, — нѣмцы опустошили страну до Волги. При Николаѣ Второмъ, который не былъ ни Великимъ, ни Благословеннымъ, ни ​тѣмъ​ болѣе Геніальнѣйшимъ, — нѣмцевъ дальше Царства Польскаго НЕ ПУСТИЛИ: а Вильгельмъ Второй намного почище Гитлера.


* * *


При Николаѣ Второмъ Россія къ войнѣ готова не была. При Сталинѣ она готовилась къ войнѣ по меньшей мѣрѣ двадцать ​лѣтъ​. О шведской войнѣ Ключевскій пишетъ: «ни одна война не была такъ плохо подготовлена». Я утверждаю: никогда ни къ одной войнѣ Россія готова не была и никогда готова не будетъ. Мы этого не можемъ. Я не могу годами собирать крышки отъ тюбиковъ, и вы тоже не можете. Я не хочу маршировать всю жизнь, и вы тоже не хотите. А нѣмецъ — онъ можетъ. Въ 1914 году Германія была, такъ сказать, абсолютно готова къ войнѣ. Это былъ предѣлъ почти полувѣковой концентраціи всѣхъ силъ страны. Это было какъ въ спортивномъ тренингѣ: вы подымаете ваши силы до предѣла вашей физіологической возможности. Больше — поднять нельзя и нельзя держаться на этомъ уровнѣ. Нужно: или выступить, или отказаться отъ выступленія. Такъ было и съ Германіей Вильгельма. Съ Германіей Гитлера былъ почти сплошной блефъ.


Поэтому война съ Германіей была ​неизбѣжна​. Это зналъ Николай Второй. Одинъ изъ самыхъ реакціонныхъ публицистовъ этой эпохи, сотрудникъ «Новаго Времени» — М. О. ​Меньшиковъ​ повторилъ литературный фокусъ ​Катона​ Римскаго. ​Катонъ​ каждую свою ​речь кончалъ такъ: «прежде всего нужно разрушить Карѳагенъ». М. О. ​Меньшиковъ​ каждую статью кончалъ такъ: «А ​есть​ ли у насъ достаточно пулеметовъ?»


Пулеметовъ у насъ было недостаточно. Не хватило, впрочемъ, ихъ и у Вильгельма: къ зимѣ 1914-1915 года ни у кого ничего не хватило. Но намъ отъ этого пришлось тяжелѣе всего: фронтъ былъ слишкомъ широкъ.


М. О. ​Меньшиковъ​ былъ правъ: съ 1906 до 1914 года «пулеметы» были самой важной проблемой государственнаго существованія Россіи. По плану Николая II перевооруженіе русской арміи и пополненіе ​ея​ опустѣвшихъ арсеналовъ должно было завершиться въ 1918 году.


Русско-Германская война началась въ 1914 году по той же причинѣ, какъ Русско-Японская въ 1905: пока не былъ законченъ великій сибирскій путь и пока не было кончено перевооруженіе русской арміи. Только и всего. Японія не могла ждать, какъ не могла ждать и Германія. Какъ въ 1941 году не могъ больше ждать Гитлеръ.


Итакъ: началась война. Правительство Николая ​Второго​ надѣлало много ошибокъ. Сейчасъ, тридцать ​лѣтъ​ спустя, это особенно видно. Тогда, въ 1914, это, можетъ быть, такъ ясно не было. Основныхъ ошибокъ было двѣ: то, что призвали въ армію металлистовъ, и то, что не повѣсили П. Н. ​Милюкова​. Заводы лишились квалифицированныхъ кадровъ, а въ странѣ остался ​ея​ основной прохвостъ. Въ день объявленія войны П. Н. ​Милюковъ​ написалъ въ «Рѣчи» пораженческую статью, «​Рѣчь​» всё-таки закрыли; потомъ ​Милюковъ​ ѣздилъ извиняться и объясняться къ Вел. Кн. Николаю Николаевичу, и тотъ сдѣлалъ ошибку: «​Рѣчь​» снова вышла въ свѣтъ, а ​Милюковъ​ снова сталъ ждать «своего Тулона». Тулонъ пришелъ въ февралѣ 1917 года.


Это были двѣ ​основныя ошибки. Правда, въ тѣ времена до «мобилизаціи промышленности» люди еще не додумались, а политическихъ противниковъ вѣшать принято не было: реакція. Впрочемъ, своего сэра ​Кэзмента​ англичане всё-таки повѣсили. Поплакали, но повѣсили.


Въ 1939 году Сталинъ съ аппетитомъ смотрѣлъ, какъ нѣмцы съѣли поодиночке: Польшу, Голландію, Бельгію и, главное, — Францію. И — остался со своимъ другомъ, съ глазу на глазъ. Въ 1914 году положеніе на французскомъ фронтѣ было, собственно, такимъ же, какъ и въ 1940: ​Жоффръ​ разстрѣливалъ ​цѣлыя​ дивизіи, чтобы удержать ихъ на фронтѣ. Германская армія двигалась съ изумительно той же скоростью, какъ и въ 1871, и въ 1940. ​Русскія​ ​реакціонныя​ ​желѣзныя​ дороги справились съ мобилизаціей арміи на двѣ недѣли раньше ​самаго​ оптимистическаго расчета русскаго генеральнаго штаба. И ​самаго​ пессимистическаго расчета германскаго генеральнаго штаба. Но наша мобилизація закончена всё-таки не была: разстоянія. Николай II — по своей Высочайшей иниціативѣ — лично по своей — бросилъ самсоновскую армію на вѣрную гибель. Армія ​Самсонова​ погибла. Но Парижъ былъ спасенъ. Была спасена, слѣдовательно, и Россія — отъ всего того, что съ ней въ 1941-1945 ​гг​. продѣлали Сталинъ и Гитлеръ. Ибо если бы Парижъ былъ взятъ, то Франція была бы кончена. И тогда противъ Россіи были бы: вся Германія, вся Австрія и вся Турція. Тогда дѣло, можетъ быть, не кончилось бы и на Волгѣ". 


Прим.: Крестьянинъ, спортсменъ, публицистъ, политикъ и эмигрантъ историкъ-монархистъ  говоритъ практически безъ всякихъ штамповъ, безъ всякой пропаганды. На его умѣ нѣтъ никакихъ клише, замковъ и сѣти Общаго образованія — никакихъ  втемяшенныхъ АГИТРОПОМ "истинъ"...

Статья — бомба! Его труды — это прямо глоток чистого горного воздуха.

Комментарии