Прот. Борисъ Молчановъ († 1963 г.) Р. П. Ц. З.


«Идутъ, идутъ страшнѣе волнъ всемірнаго потопа, истребившаго родъ человѣческій, идутъ волны лжи и тьмы, окружаютъ со всѣхъ сторонъ, готовы потопить вселенную, истребляютъ ​вѣру​ во Христа, разрушаютъ на землѣ Его Царство, повреждаютъ нравы, притупляютъ, унижаютъ совѣсть, устанавливаютъ владычество всезлобного миродержца». Такъ видѣлъ только ​первые​ ​начальные​ признаки надвигающейся Апостасіи ​Еп​. Игнатій Брянчаниновъ (т. I, стр. 407).


То же отмѣчалъ и ​Влад​. Соловьевъ: «Когда прежде существовали такія ​усовершенствованныя​ средства къ распространенію лжи и всякаго зла, какъ теперь? Когда была такая общедоступность всевозможныхъ соблазновъ, какъ теперь?» (т. IV.)


Первымъ признакомъ нравственной Апостасіи, какъ мы указывали, является широкій разливъ практическаго матеріализма. Если мы будемъ всматриваться въ современную жизнь, то мы не сможемъ не замѣтить его полное преобладаніе, совершенно вытѣсняющее ​духовные​ запросы и стремленія. ​Всѣ​ силы ума и сердца человѣка заняты теперь исключительно изобрѣтеніями и усовершенствованіями въ области технической культуры. ​Изумительныя​ достиженія ​ея​ еще болѣе приковываютъ къ себѣ всеобщее вниманіе. Газеты наполняются сообщеніями о рекордахъ въ авіаціи, въ автомобильныхъ пробѣгахъ, въ постройкахъ гигантскихъ быстроходныхъ пароходовъ, о запускахъ «спутниковъ», и т. п. Но, наряду съ этимъ техническимъ прогрессомъ замѣчается полный упадокъ духовной культуры. «Мы, говоритъ проф. ​Спекторскій​, начали переживать одинъ изъ крупнѣйшихъ ​міровыхъ​ кризисовъ... Не погибаемъ ли мы ​всѣ​, не опускаемся ли, не возвращаемся ли къ дикости и варварству, не присутствуемъ ли при смерти и похоронахъ культуры?» Человѣкъ забылъ Бога, забылъ вѣчность. «Онъ замѣнилъ, какъ того требовалъ ​Бэконъ​, царство Божіе царствомъ человѣка».... «Никогда еще люди не достигали такого совершенства во всѣхъ областяхъ техники. Но вмѣстѣ съ ​тѣмъ​ никогда не было такого оскудѣнія идеологіи» («Христіанство и Культура», стр. 5, 9, 10–11).


Отрывъ отъ христіанства лежитъ какъ печать на всей современной культурѣ. «Позитивная философія совсѣмъ упразднила этику и какія бы то ни было ​моральныя​ оцѣнки. Марксизмъ превратилъ этику въ совершенно несамостоятельный придатокъ экономики, біологическая соціологія превратила ​её​ въ функцію органической жизни» (Проф. ​Спекторскій​. Тамъ же, стр. 114).


«Съ упадкомъ религіознаго чувства общество потеряло свою животворящую организующую его душу. Отрывъ отъ возвышающихъ религіозныхъ идеаловъ, которыми всегда питалось истинное творчество, обезплодилъ научное знаніе, въ основаніи котораго, «хотя бы и ​самаго​ точнаго, по словамъ Шпенглера, лежитъ религіозная ​вѣра​», и принизилъ и опустошилъ искусство, низведя его съ звѣздныхъ высотъ на землю» (Митр. Анастасій. «Христіанство и культура». Хлѣбъ Небесный. № 3, 1936 г. Харбинъ.).


«Въ обстановкѣ той механизаціи нашей дехристіанизованной культуры, которую такъ прославилъ ​Ратенау​, произошла ужасающая вульгаризація вкуса. Искусство, эстетика почти вытѣснены модою и развлеченіями. Кто не поетъ теперь акаѳиста модѣ? Мода – это принципіальное отрицаніе Вѣчности и даже длительности. Мода – это уже не вчера и еще не завтра. Мода – это капризъ однихъ и рабство другихъ»(Проф. ​Спекторскій​. Тамъ же, стр. 152–153).


«Большевизмъ, впитавшій въ себя ​всѣ​ элементы духовнаго разложенія человѣчества, большевизмъ, у котораго простота доходитъ до первобытной дикости, знаменуетъ собою эту дряхлость современнаго общества. Со свойственнымъ ему цинизмомъ онъ дерзаетъ на то, чего другіе еще не ​смѣли​ выговорить» (Митр. Анастасій. Хлѣбъ Небесный. № 3, 1936 г.).


Совѣтская власть не ждетъ постепеннаго моральнаго распада, а сама принимаетъ ​энергичныя​ и жестокія мѣры къ выкорчевыванію христіанскаго вліянія и къ воспитанію новой личности на безбожно-матеріалистическомъ фундаментѣ. Совѣтская власть создала новую «классовую» мораль, новое право, совершенно ​противоположныя​ не только высокой христіанской, но даже элементарной общечеловѣческой этикѣ. Талантливый писатель А. М. ​Ренниковъ​ въ одномъ изъ своихъ фельетоновъ въ газетѣ «Возрожденіе» остроумно отмѣтилъ, что стоитъ только перевернуть ​всѣ​ десять заповѣдей, какъ въ результатѣ мы получимъ точное перечисленіе совѣтскихъ добродѣтелей, а сами заповѣди останутся изложеніемъ совѣтскихъ уголовно наказуемыхъ дѣяній.


Подъ вліяніемъ Совѣтской всемірной пропаганды, разжигающей классовую непримиримость, по всему ​міру​ широко разлился потокъ злобы. Нравственная связь между людьми разрушена. Вмѣсто ​нея​ выдвинута общность матеріальныхъ интересовъ одной группы и безпощадная борьба съ другими группами.


Не лучше обстоитъ дѣло и въ т. н. свободномъ ​мірѣ​. Общій отрывъ жизни отъ христіанства вызываетъ полную ​аморализацію​ общества и злобную одержимость. На нашихъ глазахъ разрушается послѣдній устой общества – семья. Молодежь воспитывается программами кинематографами и телевизіей, гдѣ показываются «​скабрезные​ фарсы съ пошлыми куплетами и ​чудовищные​ по длинѣ ленты фильмы, ​соревнующіеся​ другъ съ другомъ въ сенсаціонномъ изображеніи преступленій и прожиганія жизни. ​Всё​ это оглашается звуками пряной чувственной музыки (джаза), подъ которую сыны ​человѣческіе​ въ похотливыхъ сплетеніяхъ производятъ циническія, т. е. буквально въ переводѣ съ греческаго – собачьи тѣлодвиженія, стараясь еще подражать лисицамъ, медвѣдямъ и, въ лучшемъ случаѣ – первобытнымъ дикарямъ» (Проф. ​Спекторскій​. Тамъ же, стр. 154). Раздаются часто рѣчи даже отвѣтственныхъ общественныхъ дѣятелей и школьныхъ воспитателей, прославляющія «свободную любовь», не стѣсняемую никакими религіозными и нравственно-бытовыми правилами.


Чудовищный ростъ всевозможныхъ преступленій, ограбленій, убійствъ, изнасилованій, ежедневно отмѣчаемыхъ во всѣхъ ​міровыхъ​ газетахъ, является далеко недостаточной иллюстраціей современныхъ нравовъ, ибо о многихъ преступленіяхъ перестали писать, т. к. ​онѣ​ стали обычнымъ явленіемъ, не возбуждающимъ интереса... ​Многочисленныя​ сообщества преступниковъ (гангстеровъ), ​организуемые​ не только среди взрослыхъ, но даже среди несовершеннолѣтнихъ юношей, во многихъ мѣстахъ настолько являются сильными, что уже становятся какъ бы государствомъ въ государствѣ.


Постоянными спутниками пороковъ и всякаго зла являются ложь и лицемѣріе. Сопутствуютъ ​онѣ​ и современной безнравственности.


Ложь прочно засѣла въ печати. Никогда истина не была въ такомъ поношеніи, какъ теперь. Даже современная наука, которая всегда считалась свободной отъ всякихъ тенденцій, теперь не свободна и не смѣетъ говорить правду. Историческая наука старается подтасовывать ​дѣйствительные​ факты, давать имъ неправильное объясненіе и скрывать величайшее въ ​міровой​ исторіи преступленіе – убійство Царской Россіи... Историки «великой французской революціи» путемъ замалчиванія, подлоговъ и лжи скрыли ​дѣйствительныя​ причины страшнаго движенія, взорвавшаго западный христіанскій ​міръ​ и поставили это движеніе на пьедесталъ красоты и величія. ​Они​, замолчавъ объ истинныхъ виновникахъ кровавой трагедіи французскаго народа, убѣдили ​вѣсь​ ​міръ​, что французская революція принесла великое ​счастье​ не только французскому народу, но и всему человѣчеству. Такая же беззастѣнчивая ложь усиленно распространяется относительно прежняго царскаго строя въ Россіи. И въ какомъ ложномъ освѣщеніи рисуется интернаціональное совѣтское правительство съ цѣлью привлечь симпатіи къ ​нему​ всѣхъ трудящихся во всѣхъ странахъ, чтобы вызвать ​міровую​ революцію.


​Обманываемые​, ​увлекаемые​ къ духовной гибели ​рабочіе​ и учащіеся часто не имѣютъ возможности правильно разобраться въ истинномъ освѣщеніи всѣхъ современныхъ событій. Ускоренный темпъ работы, требующій напряженія всѣхъ силъ, потребность отдыха и развлеченій послѣ утомительнаго труда лишаютъ человѣка возможности критическаго отношенія къ содержанію газетъ, журналовъ и ​радіовѣщаній​ и отводятъ его вниманіе отъ серьезныхъ духовныхъ вопросовъ.


Но, несмотря на ​всё​ это, «у всего культурнаго человѣчества ​есть​, ​несомнѣнно​, предощущеніе грядущей катастрофы. Но какъ во время потопа, ​всё​ продолжаютъ ​ѣсть​, пить и веселиться, пока не придетъ бѣдствіе. Развитіе техники помогаетъ современнымъ людямъ ускорить темпъ жизни, чтобы заглушить внутреннюю тоску, которая гложетъ ихъ ​сердце​... Человѣчество, томимое тяжелыми предчувствіями, не хочетъ остановиться и задуматься надъ своею судьбою. Оно стремится какъ-бы убѣжать отъ ​самого​ себя, или лучше сказать отъ той бездны небытія, какая уже начинаетъ притягивать его къ себѣ. Отрекшись отъ Христа, современная культура сама обрекла себя на разрушеніе» (Митр. Анастасій. Хлѣбъ Небесный. № 3, 1936 г. Харбинъ). 

Комментарии