Письмо П.А. Столыпина Л.Н. Толстому. 23 октября 1907 г.

"Левъ​ Николаевичъ,


Письмо Ваше получилъ 


1) и приказалъ пересмотрѣть дѣло Бодянского


2) Если ​есть​ возможность, конечно, онъ будетъ освобожденъ. Не думайте, что я не обратилъ вниманія на Ваше первое письмо. Я не могъ на него отвѣтить, потому что оно меня слишкомъ задѣло. Вы считаете зломъ то, что я считаю для Россіи благомъ. Мнѣ кажется, что отсутствіе «собственности» на землю у крестьянъ создаетъ ​всё​ наше неустройство.


Природа вложила въ человѣка ​нѣкоторые​ ​врожденные​ инстинкты, какъ то: чувство голода, половое чувство и т. п. и одно изъ самыхъ сильныхъ чувствъ этого порядка – чувство собственности. Нельзя любить чужое наравнѣ со своимъ и нельзя обхаживать, улучшать землю, находящуюся во временномъ пользованіи, наравнѣ со своею землею.


Искусственное въ этомъ отношеніи оскопленіе нашего крестьянина, уничтоженіе въ ​нем​ъ врожденнаго чувства собственности ведетъ ко многому дурному и, главное, къ бѣдности.


А бѣдность, по мнѣ, худшее изъ ​рабствъ​. И теперь то же крѣпостное право, – за деньги Вы можете такъ же давить людей, какъ и до освобожденія крестьянъ.


Смѣшно говорить этимъ людямъ о свободѣ, или о свободахъ. Сначала доведите уровень ихъ благосостоянія до той, по крайней мѣрѣ, наименьшей грани, гдѣ минимальное довольство дѣлаетъ человѣка свободнымъ.


А это достижимо только при свободномъ приложеніи труда къ землѣ, т. е. при наличіи права собственности на землю.


Я не отвергаю ученія Джорджа, но думаю, что «единый налогъ» со временемъ поможетъ борьбѣ съ крупною собственностью, но теперь я не вижу цѣли у насъ въ Россіи сгонять съ земли болѣе развитый элементъ землевладѣльцевъ и, наоборотъ, вижу ​несомнѣнную​ необходимость облегчить крестьянину законную возможность пріобрѣсти нужный ему участокъ земли въ полную собственность. Теперь единственная карьера для умнаго мужика быть міроѣдомъ, т. е. паразитомъ. Надо дать ему возможность свободно развиваться и не пить чужой крови.


Впрочемъ, не мнѣ Васъ убѣждать, но я теперь случайно пытаюсь объяснить Вамъ, почему мнѣ казалось даже безполезнымъ писать Вамъ о томъ, что Вы меня не убѣдили. Вы мнѣ всегда казались великимъ человѣкомъ, я про себя скромнаго мнѣнія. Меня вынесла наверхъ волна событій – вѣроятно на одинъ мигъ! Я хочу ​всё​ же этотъ мигъ использовать по мѣрѣ моихъ силъ, пониманій и чувствъ на благо людей и моей родины, которую люблю, какъ любили ​её​ въ старину, какъ же я буду дѣлать не то, что думаю и сознаю добромъ? А вы мнѣ пишете, что я иду по дорогѣ злыхъ дѣлъ, дурной славы и, главное, грѣха. Повѣрьте, что, ощущая часто возможность близкой смерти, нельзя не задумываться надъ этими вопросами, и путь мой мнѣ кажется прямымъ путемъ. Сознаю, что ​всё​ это пишу Вамъ напрасно – это и было причиною того, что я Вамъ не отвѣчалъ. Николаева ​всё​ же съ удовольствіемъ повидалъ бы".


Простите.


Вашъ П. ​Столыпинъ​".



*1) Въ октябрѣ 1907 г. Л. Н. Толстой обратился къ П. А. ​Столыпину​ съ просьбой объ освобожденіи изъ тюрьмы своего послѣдователя А. М. Бодянскаго. Въ концѣ Толстой сдѣлалъ приписку: «Очень сожалѣю, что Вы не обратили вниманіе на мое письмо» (​Левъ​ Николаевичъ Толстой. – М.; Л., 1928. – С. 91).


2) ​Бодянскій​ Александръ Михайловичъ (1842–1916) – помѣщикъ Екатеринославской и Харьковской губерній. Въ 1907 г. привлеченъ къ отвѣтственности за изданную имъ книгу «​Духоборцы​. Сборникъ разсказовъ, писемъ, документовъ и статей по религіознымъ вопросамъ». (Харьковъ, 1907); тиражъ книги былъ конфискованъ. Въ началѣ февраля 1908 г. харьковская судебная палата въ закрытомъ засѣданіи приговорила его къ 6-мѣсячному тюремному заключенію. Съ декабря 1908 г. отбывалъ наказаніе, просидѣвъ въ тюрьмѣ два съ половиной мѣсяца. 



Комментарии