Ученіе имяборцевъ

 

А. Опредѣленіе ​Сѵнода​ объ имяславіи

Это Опредѣленіе было опубликовано въ "Церковныхъ Вѣдомостяхъ" въ сопровожденіи трехъ статей, разъясняющихъ его, — ​еп. Никона (Рождественскаго), ​архіеп​. Антонія (Храповицкаго) и С. Троицкаго (на основаніи докладовъ этихъ трехъ лицъ и было составлено Опредѣленіе, основнымъ составителемъ котораго являлся арх. Сергій (Страгородскій).


1. Ересь ​иконоборства​.


Что касается Опредѣленія, то его составитель арх. Сергій былъ далекъ отъ полемики съ имяславцами, и поэтому весьма прямолинейно написалъ: "Имя Божіе ​есть​ только имя, а не Самъ Богъ и не Его свойство, …и потому не можетъ быть признано или ​называемо​ ни Богомъ, ни Божествомъ, потому что оно не ​есть​ и энергія Божія". Это утвержденіе ​есть​ прямая ересь. Если Имя Божія не ​есть​ энергія Божія, то имъ не могутъ быть освящены иконы, потому что Богъ, по сущности Своей намъ непостижимый и совершенно запредѣльный не только для нашихъ чувствъ, но и для мысли и постиженія, являетъ Себя въ ​мірѣ​ Своими дѣйствіями — энергіями; всё же остальное уже ​тварныя​ вещи, а чѣмъ-то тварнымъ и не относящимся къ Богу (а таково ​всё​, что не является Его сущностью или энергіей) нельзя освятить что бы то ни было. Такимъ образомъ, ​написавшіе​ и ​принявшіе​ это Опредѣленіе, впадаютъ еще и въ ересь ​иконоборства​.


Мы почитаемъ иконы и поклоняемся имъ, потому что въ нихъ реально присутствуетъ Богъ Своими энергіями (если бы Онъ тамъ не присутствовалъ, то мы были бы идолопоклонниками), а это присутствіе обезпечивается надписаніемъ имени, какъ учили Отцы. Опредѣленіе ​Сѵнода​ прямо противорѣчитъ опредѣленію VII ​Вс. Собора, ибо говоритъ: "Неправда новаго догмата [т. е. имяславія] изобличается, наконецъ, и ​тѣми​ выводами, какіе дѣлаютъ изъ него его приверженцы, въ частности, о. Булатовичъ въ своей "Апологіи". По ​нему​ выходитъ, что и икона, и крестное знаменіе, и ​самыя​ таинства ​церковныя​ дѣйственны только потому, что на нихъ или при совершеніи ихъ изображается или произносится Имя Божіе" (ЦВ, с. 283).


​Имяборцы​ обвиняли ​имяславцевъ​ въ томъ, что ​они​ ​якобы​ ставятъ Бога "въ зависимость отъ человѣка", поскольку разъ Богъ всегда соприсутствуетъ въ Имени Своемъ, то даже если человѣкъ и безъ ​вѣры​, всуе призоветъ Имя Божіе, то и тогда "Богъ какъ бы вынужденъ быть Своею благодатью съ этимъ человѣкомъ" . Поэтому Опредѣленіе возстаетъ противъ утвержденія ​имяславцевъ​, что "Имя Іисусъ всесильно творить чудеса вслѣдствіе присутствія въ ​нем​ъ Божества", говоря ​якобы​ въ опроверженіе, что "Имя Божіе ​чудодѣйствуетъ​ лишь подъ условіемъ ​вѣры​" (ЦВ, с. 283). Но ​этѣ​ два утвержденія нисколько не противорѣчатъ другъ другу. Преп. Ѳеодоръ Студитъ пишетъ о поклоненіи иконѣ: "должно со страхомъ и благоговѣніемъ приступать и поклоняться ей, такъ какъ поклоненіе переходитъ ко Христу; и должно вѣровать, что въ ней обитаетъ божественная благодать, что приступающимъ къ ней съ ​вѣрою​ она сообщаетъ освященіе" (Письмо Платону, своему духовному отцу, о почитаніи иконъ). Очевидно, что приступающій безъ ​вѣры​ освященія не получитъ и чуда не узритъ (хотя и это не всегда, потому что извѣстны случаи, когда Господь чудесами вразумлялъ и невѣрующихъ, и глумившихся надъ иконами и Именемъ Его); но это отнюдь не означаетъ, что благодать (т. е. энергія Божія или Божество) не пребываетъ въ иконѣ всегда. То же самое относится и къ Имени Божію, поскольку его матеріальное выраженіе равно иконѣ.


2. Ложное ​сѵнодальное​ ученіе о совершеніи таинствъ.

Въ Опредѣленіи ​Сѵнода​ сказано, что Имя Божіе "можетъ творить и чудеса, но не само собою, не вслѣдствіе нѣкоей навсегда какъ бы заключенной въ ​немъ​ ...Божественной силы", и что "​святыя​ таинства совершаются не по ​вѣрѣ​ совершающаго, не по ​вѣрѣ​ пріемлющаго, но и не въ силу произнесенія или изображенія Имени Божія; а по молитвѣ и ​вѣрѣ​ св. Церкви, отъ лица которой ​они​ совершаются, и въ силу даннаго Господомъ обѣтованія". Это тоже нѣчто неслыханное для Православнаго вѣроученія. Вотъ что говоритъ, напримѣръ, св. Іоаннъ Дамаскинъ: "…самый хлѣбъ и вино измѣняются въ тѣло и кровь Бога. Если же ты отыскиваешь тотъ образъ, какъ это происходитъ, то тебѣ достаточно услышать, что — съ помощью ​Святаго​ Духа…; и больше мы ничего не знаемъ, за исключеніемъ того, что слово Божіе — истинно и дѣйственно, и ​всемогуще​, а образъ — неизслѣдимъ. …и хлѣбъ предложенія и вино, и вода, чрезъ призываніе и пришествіе ​Святаго​ Духа, ​преестественно​ измѣняются въ тѣло Христово и кровь" (Точное изложеніе православной ​вѣры​, IV, 13). Тутъ какъ разъ сказано о ПРИЗЫВАНІИ Бога, а о "​вѣрѣ​ Церкви" во всей этой главѣ ничего не говорится.


3. Ученіе о молитвѣ, ведущее въ прелесть.


​Сѵнодальное​ ученіе объ Имени Божіемъ явно противорѣчитъ всему Святоотеческому Ученію о молитвѣ. Вотъ только одинъ примѣръ: "Имя Господа Іисуса Христа, сходя въ глубину сердца, змія, держащаго пажити ​её​, смиритъ, душу же спасетъ и оживотворитъ. Непрестанно убо пребудь съ именемъ Господа Іисуса, да поглотитъ ​сердце​ Господа и Господь ​сердце​, и будутъ два въ едино. ...​никтоже​ можетъ ​рещи​ Господа Іисуса, ​точію​ Духомъ Святымъ (1 ​Кор. 12:3). Сіе — Духомъ Святымъ — прилагаетъ онъ [апостолъ] въ такомъ смыслѣ: когда ​сердце​ воспріиметъ дѣйство Духа ​Святаго​, коимъ и молится... ​Которые​ сіе святое и преславное Имя непрестанно содержатъ мысленно во глубинѣ сердца своего, ​тѣмъ​ могутъ видѣть и свѣтъ ума своего. И еще: сіе дивное Имя, будучи съ напряженною заботливостію ​содержимо​ мыслію, очень ощутительно ​попаляетъ​ всякую скверну, появляющуюся въ душѣ. Ибо Богъ нашъ огнь ​поядаяй​ ​есть​ всякое зло, какъ говоритъ Апостолъ (Евр. 12:29)". Это наставленіе преподобныхъ совершенно согласно съ ученіемъ, что Имя Божіе ​есть​ Его энергія и Самъ Онъ.


Ученіе о молитвѣ, изложенное въ Опредѣленіи, подробно разсмотрѣно въ работѣ: В. ​Эрнъ​, Разборъ Посланія Святѣйшаго ​Сѵнода​ объ Имени Божіемъ (Москва, 1917). Опредѣленіе гласитъ: "Въ молитвѣ (особенно Іисусовой) Имя Божіе и Самъ Богъ сознаются нами нераздѣльно, какъ бы отождествляются, ...но это только въ молитвѣ и только для нашего сердца, въ богословствованіи же, какъ и на дѣлѣ, Имя Божіе ​есть​ только Имя, а не Самъ Богъ, ...оно не ​есть​ и энергія Божія". Владиміръ ​Эрнъ​ совершено правильно замѣтилъ, что ​Сѵнодъ​ этимъ "утверждаетъ, что въ ​напряженнѣйшія​ и ​высшія​ мгновенія сердечнаго горѣнія человѣкъ не выходитъ изъ замкнутой сферы своего сознанія. Онъ только "представляетъ" Бога и силится воображеніемъ своимъ слить и отождествить произносимое сердцемъ Имя Божіе съ Самимъ Богомъ... Молитва не разрываетъ уединенія человѣческой души и не ставитъ ​её​ въ реальное отношеніе къ Богу. Но вѣдь это чистѣйшій протестантизмъ! ... въ такомъ случаѣ призываніе Бога въ молитвѣ ​есть​ занятіе совершенно праздное и безрезультатное: призываемое нами Имя Божіе, какъ объективно не связанное съ Богомъ, не создаетъ никакого реальнаго взаимодѣйствія между молящейся душою и Богомъ, и наши молитвы, будучи всецѣло "явленіемъ нашего сознанія", никакого отношенія къ Сущему Богу не имѣютъ. ​Сѵнодъ​ ухитряется избѣжать этого вывода и... говоритъ: "Мы не отдѣляемъ Его ​Самого​ (т. е. Бога) отъ произносимаго Имени. Имя и Самъ Богъ въ молитвѣ для насъ тождественны. О. Іоаннъ [Кронштадтскій] совѣтуетъ и не отдѣлять ихъ, не стараться при молитвѣ представлять Бога отдѣльно отъ Имени и внѣ его". Другими словами, мы своей волей магически должны создавать иллюзію тождества, котораго на самомъ дѣлѣ нѣтъ". Такимъ образомъ, обвиненіе въ ​магизмѣ​, брошенное ​имяборцами​ въ адресъ ​имяславцевъ​, неминуемо падаетъ на голову ​самого​ ​Сѵнода​ (части его).


Добавлю, что способъ совершенія молитвы, предложенный ​имяборцами​, неминуемо ведетъ въ прелесть, что особенно ясно видно изъ рецензіи инока Хрисанѳа на книгу "На горахъ Кавказа". Эта рецензія была помѣщена въ журналѣ "Русскій инокъ" № 4–6 (1912), съ одобренія ​архіеп​. Антонія (Храповицкаго). Въ рецензіи сказано слѣдующее: "...въ церковныхъ службахъ постоянно произносится возвеличеніе и прославленіе ​Самого​ Господа и Ему отъ насъ поклоненіе, а не имени Его. Да при твореніи ​умносердечной​ молитвы въ умѣ и ​сердцѣ​ нашемъ развѣ представляются и объясняются только имена Христовы, въ ней находящіеся, а не Самъ Онъ съ Своими безпредѣльными, высочайшими свойствами... И по ​сей​ только посредствующей причинѣ, ​этѣ​ имена достойны соотвѣтствующаго ихъ значенія возвеличенія и прославленія ихъ, ибо какъ только кто произноситъ ихъ въ молитвѣ, то и вспоминается Спаситель; и тогда ​весь​ умъ и ​сердце​ у ​молящагося​ обращается къ ​Нему​, а не то, чтобы останавливаться только на одномъ имени Его". Очевидно, что передъ нами — проповѣдь молитвы съ воображеніемъ, которую строго-настрого ​Свв​. Отцы запрещали, ибо она ведетъ прямикомъ въ прелесть. ​


Свв. Отцы учили заключать умъ въ слова молитвы (см., напр., ​Лествица​ 28:17), т. е. въ Имена Божіи, а инокъ Хрисанѳъ учитъ, что надо ... оставить Имена и устремляться умомъ къ "Самому Богу" — что же это еще можетъ значить, какъ не то, чтобы начать ВООБРАЖАТЬ Бога съ Его "высочайшими свойствами"! И до какого самомнѣнія можно дойти, чтобы признать себя способнымъ вообразить въ умѣ "​всѣ​ ​безпредѣльныя​" свойства Бога?! И если только вся эта рецензія (кстати, не блистаетъ грамотностью въ истолкованіи Святоотеческаго Ученія; а о. Илларіона рецензентъ, очевидно, просто и не понималъ, т. к. совершенно ложно перетолковывалъ его слова весьма страннымъ образомъ, не ​есть​ просто пустая болтовня "ученаго" монаха, а дѣйствительно и онъ самъ, и одобрившій его ​архіеп​. Антоній, и другіе "​ученые​" ​имяборцы​ практиковали именно такой способъ молитвы, то ​они​ неминуемо находились въ прелести. Это ​тѣмъ​ болѣе вѣроятно, судя по тому, съ какимъ ожесточеніемъ и даже жестокостью, не свойственной христіанамъ (но весьма свойственной обличаемымъ прельщеннымъ), ​они​ боролись съ имяславцами.


4. Невозможность принять Опредѣленіе ​Сѵнода​ въ качествѣ православнаго вѣроученія.


Такимъ образомъ ​сѵнодальное​ Опредѣленіе 1913 г., какъ минимумъ:


а) содержитъ ересь ​иконоборства​, отвергая ученіе VII ​Вс​. Собора;


б) неправильно учитъ о совершеніи таинствъ и о молитвѣ;


в) содержитъ варлаамитскую ересь, утверждая, что Имя Божія не ​есть​ Его энергія или свойство (о ​чёмъ​ подробнѣе см. ниже),

— и посему ​православные​ никакъ не могутъ и не должны принимать это Опредѣленіе за ученіе Церкви; напротивъ, составители этого Опредѣленія необходимо подлежатъ анаѳемѣ. 

Итакъ, если Опредѣленіе Сѵнода неправославно, то могли ли вообще его составители правильно судить о православности какого бы то ни было ученія, и правильно ли они осудили имяславцевъ, если они судили ихъ съ  точки зрѣнія "православія", на повѣрку оказавшагося ересью?

 

Прим.: Вотъ такъ оно и вышло, что ​безблагодатные​ запутавшіеся сами пастыри завели народъ въ яму. Сами въ ​нее​ упали и увлекли за собой массы темнаго малоцерковного народа... Вмѣсто того чтобы просвѣщать омрачали...И въ этой тьмѣ ослабленный народъ принялъ на себя ударъ отъ "коллективнаго антихриста" въ видѣ нашествія Интернаціонала и Государева Отреченія.


Эти ​всѣ​ люди были были больше западнаго склада ума, ​воспитанные​ на европейскихъ философахъ и русской классикѣ западническаго образца, потому и такое противодѣйствіе... Божію Слову.

Комментарии