Полковникъ Ѳ. В. Винбергъ "Въ плѣну у обезьянъ".


(Выдержки изъ книги).

    Въ настоящее время пелена начинаетъ спадать съ глазъ жестоко одураченныхъ россiянъ. Теперь, когда распадъ Россiи совершился, когда бѣдствiя, одно страшнѣе другого, сыпятся на насъ, какъ изъ рога изобилiя, поневолѣ и глупый человѣкъ начинаетъ понимать, что хваленая революцiя наша обѣщаннаго счастья русскому народу не принесла и, представляя изъ нелѣпѣйшую авантюру, съ нашей, русской точки зрѣнiя, по остроумному чьему-то опредѣленiю, можетъ быть названа "пожаромъ въ сумасшедшемъ домѣ".

****

    Германія, въ своемъ геніально обдуманномъ, организованномъ, стратегическомъ планѣ войны, учла съ математической точностью ​всѣ​ факторы внутренней жизни государствъ своихъ противниковъ и относительно Россіи использовала ​всѣ​ наши настроенія и осложненія, а потому мастерски сумѣла направить въ выгодное для ​нее​ русло наше революціонное движеніе, превратившееся, въ рукахъ ​жидковъ​, присланныхъ къ намъ изъ Германіи въ запломбированныхъ вагонахъ, въ послушное исполнительное орудіе германскаго генеральнаго штаба.

****

    Кому въ Россіи оказалась выгодной русская революція? Не русскому ли государству? Когда въ результатѣ оказалось паденіе государственности, развалъ и раздѣлъ ​самого​ государства?

    Несчастный народъ, предавшійся дикому разгулу, грабежу и насиліямъ, считавшій себя освобожденнымъ отъ опасностей и тягостей жестокой войны, вообразившій себя свободнымъ распорядителемъ своихъ капризовъ и инстинктовъ своеволія и безотвѣтственности, въ первое время революціи могъ дѣйствительно считать себя осчастливленнымъ.

    Но теперь, когда угаръ начинаетъ проходить и наступаетъ уже мучительное ​похмелье​, когда уже признаки отрезвленія обнаруживаются въ помутненномъ сознаніи, начинающемъ отдавать себѣ отчетъ во ​всемъ​ совершенномъ, врядъ ли можно назвать счастливыми людей, стоящихъ передъ обломками своего прошлаго, безъ всякихъ надеждъ на мало-мальски свѣтлое будущее: ибо послѣдствія мятежа и злодѣяній грозно влекутъ къ жестокой расплатѣ; разгромъ и разореніе Отечества сулятъ цѣлый рядъ годовъ, повитыхъ голодомъ и всевозможными матеріальными лишеніями, т. е. затрагиваютъ какъ разъ тѣ ​шкурные​, ​животные​ интересы, ​которые​ за этотъ годъ исключительно овладѣли душами развращеннаго жидами русскаго народа; подлая измѣна своему священному долгу защиты Родины обрекла, кромѣ всего прочаго, на иноземное иго.

    Но кто же можетъ считать себя въ выигрышѣ отъ революціи?

    Я перебралъ разныя​ категоріи русскихъ людей, доискиваясь тѣхъ счастливцевъ, кому революція могла сотворить благо, но таковыхъ не нашелъ.
Итакъ… Справками, въ концѣ концовъ, одна лишь истина добыта, а именно, что среди русскихъ людей нельзя уже теперь найти такихъ, кто революцію могъ бы считать своей «благодѣтельницей», кромѣ, разумѣется, грабителей, разбойниковъ, насильниковъ, ​Керенскаго​ и его коллегъ, составившихъ себѣ состояніе награбленнымъ казеннымъ и частнымъ добромъ и т. д., но эта категорія людей, принадлежащая къ типамъ уже уголовнымъ, не можетъ насъ интересовать.

    Если, никого не найдя среди русскихъ людей, мы обратимся къ одной большой и интересной группѣ инородцевъ, принадлежащихъ къ великому племени Израиля, къ такъ называемой «угнетенной» расѣ, то картина сразу измѣнится: здѣсь какъ разъ мы и встрѣтимся съ ​тѣми​ счастливцами, для которыхъ революція оказалась не злою мачехой, какъ для другихъ, но ​нѣжной​ матерью, заботливо пекущейся о благоуханныхъ дѣткахъ своихъ и готовой, по материнскому пристрастію, ​всѣмъ​ и всѣми пожертвовать ради пользы, потребы и услажденія родного отродья.

****

    Евреямъ было необходимо всецѣло завладѣть школой, ибо безъ ​нее​ имъ не удалось бы развратить ​христіанскіе​ народы настолько, чтобы ​они​ утеряли способность сопротивленія, утеряли пониманіе своего достоинства, своихъ выгодъ и даже своего самосохраненія.
    
    Въ школахъ формируются души будущихъ поколѣній. Въ интересахъ евреевъ, чтобы школы «​гоевъ​» были проникнуты опредѣленной тенденціей: изъ нихъ ребенокъ и юноша долженъ выходить отравленный невѣріемъ, развратомъ и равнодушіемъ ко всему, кромѣ грубой, животной чувственности.

    Порабощеніемъ школы, т. е. захватомъ въ свои руки подрастающихъ поколѣній, кромѣ общаго развращенія «гоевъ», масонство стремится обезпечить успѣхъ своему походу на Церковь Христіанскую, а также на Монархическій принципъ, представляющій тормозъ и препятствіе на путяхъ Еврейства.

    Параллельно шло и "Просвѣщеніе" въ желательномъ духѣ русской интеллигенціи. Кто изъ людей, знакомыхъ съ тайной работой нашего заклятаго врага, слѣдилъ какъ за литературой послѣднихъ десятилѣтій, такъ и за общественной жизнью того же періода, долженъ былъ сильно безпокоиться, узнавая слѣды вліянія жыдомасонства и съ негодованіемъ понимая гнусную цѣль этого вліянія — стремленія развратить Христіанское Общество, убивая уваженіе ко всему достойному уваженія и осмѣивая ​все Священное.

    Провозглашалось право самоудовлетворенія во что бы то ни стало, право «сверхчеловѣка», причемъ каждому предоставлялось «самоопредѣлиться» и производить себя въ званіе «сверхчеловѣка», стоящаго внѣ и выше всякаго закона, не только человѣческаго, но и Божескаго…

    Супружескую вѣрность смѣнила «свобода любви», женскую скромность — право дѣвушки на развратъ… Вмѣсто патріотизма проповѣдовалась расплывчатая «гуманность» и фальшивое человѣколюбіе, выражающееся жалостью къ преступникамъ и полнымъ равнодушіемъ къ жертвамъ преступленій.

    Подъ видомъ «сверхчеловѣческой морали» проповѣдовалась анархія во всѣхъ видахъ, проповѣдовался разбой, едва прикрытый красными тряпками революціонной «политики». И ​все​ это такъ ясно, такъ сознательно группировалось въ одно цѣлое, для одной цѣли, что человѣкъ мало-мальски компетентный, съ наблюдательнымъ и пытливымъ умомъ, долженъ былъ съ ужасомъ себя спрашивать:

    «Какъ можетъ большинство современниковъ нашихъ не видѣть всего этого?.. Какъ можно не понимать и даже не замѣчать гнусной цѣли этой литературной и общественной революціи, которая очевидно подготовляетъ другую, кровавую, разбойную, политическую Революцію»…

    И такая Революція дѣйствительно пришла и разразилась грозной ​бурей​ надъ своей очередной жертвой — Россіей. ​Подготовители​ и создатели ​ея, въ испытанномъ ими удовлетвореніи, выразившемся въ крайнемъ восторгѣ упоенія своимъ торжествомъ, получили какъ бы награду за труды свои… Но радость была кратковременной и очень быстро смѣнилась горькимъ разочарованіемъ.

    Между ​тѣмъ​, казалось бы, что удивляться вамъ нечему, государи мои: вы пожинаете, что посѣяли. Вы ужасаетесь тому, во что выявилось дѣло ​рукъ​ вашихъ, но повѣрьте, что оно вполнѣ соотвѣтствуетъ свойству работы вашей. Вы задавались цѣлью ​все​ разрушить и дѣйствительно цѣли своей достигли: вы ​все разрушили, и результатъ вышелъ какъ разъ тотъ, котораго слѣдовало и ожидать отъ разрушенія, а именно — кровавый хаосъ и развалъ.

    Вы сознательно и систематически уничтожали въ народѣ Вѣру, вѣрность, честь, честность, историческую связь съ традиціями, семью, Церковь, преданность Родинѣ и пониманіе обязанностей къ своему государству — а теперь жалуетесь, что народъ не оправдалъ вашихъ чаяній: напротивъ, народъ вышелъ точно такимъ, какимъ вы его сдѣлали. Вольно же вамъ было не понимать, къ чему приведетъ ваша работа… Позвольте только заявить вамъ, что такая работа, результаты которой приводятъ самихъ работниковъ въ ужасъ и отчаяніе, не можетъ быть названа иначе, какъ — идіотской работой.

***

    Отмѣтимъ еще, что Революцію навязываютъ тому народу, который отличается сильно развитымъ чувствомъ государственности и любви къ своему Отечеству, и который не можетъ не питать глубокой благодарности къ своему Императору!

1918 годъ

 

    Прим.: Перечитывая многіе годы (тщательно и внимательно) сотни, если не тысячи воспоминаній бывшихъ жителей Р. и. о бытующихъ въ той, ушедшей отъ насъ Россіи, жизненныхъ реаліяхъ, глубоко поражаетъ свобода этого монархическаго, свободнѣйшаго въ ​мірѣ​ государства, нагло до сихъ поръ ​обрываемаго​ "страной рабства"... Ни о ​чемъ​ подобномъ не ​смѣлъ​ даже и мечтать житель ​говенаго​ С. С.С. Р. Этой же СВОБОДЫ такъ не хватало нашимъ русскимъ эмигрантамъ во многихъ странахъ ​міра​, гдѣ имъ довелось проживать, послѣ бѣгства изъ страны, захваченной проклятыми большевиками. Нашимъ русачкамъ было съ ​чѣмъ​ сравнивать русскую свободу, и скажемъ, ту же французскую или британскую... Императоръ - не тиранъ, не Фюреръ, и не Деспотъ, онъ ​Отецъ​ Націи, Защитникъ ​ея​, Кормилецъ и Благодѣтель своего народа... У недостойнаго народа онъ отнимается Богомъ.





Комментарии