Д. Панинъ — "Лубянка — экибастузъ лагпунктъ — обитель смерти"

 


"По мѣрѣ того, какъ люди въ лесоповальныхъ бригадахъ зимой стремительно теряли силы, способность работать и двигаться, бараки работягъ одинъ за другимъ превращались въ обители смерти. Когда такихъ несчастныхъ иногда гоняли въ баню, это было шествіе живыхъ мертвецовъ. Становилось жутко, когда мы проходили вечеромъ по лагпункту и заглядывали въ тускло ​освѣщенныя​ окна бараковъ-могильниковъ: мужчины цвѣтущаго возраста валялись ​обезсилѣнные​ на нарахъ, мерзли отъ холода, ​отскребались​ отъ вшей, отбивались отъ клоповъ. Смертность на лагпункте съ населеніемъ въ тысячу человѣкъ доходила весной 42-го до восемнадцати въ день. Загубили тысячи жизней отборныхъ людей. Я никогда не забуду: ихъ вывозили изъ зоны въ особомъ ящикѣ съ крышкой, и на вахтѣ прокалывали затылки, чтобы исключить возможность симуляціи и послѣдующаго бѣгства.


Не съ цѣлью возбудить ​мстительныя​ чувства пишутся ​этѣ​ строки и сама книга. Мстить уже ​некому​ и незачѣмъ. Но совершенно недопустимо не знать и предать забвенію ​этѣ​ ​страшныя​ страницы исторіи. Именно недопустимо — изъ-за отвѣтственности за судьбы милліардовъ такихъ же тружениковъ, ​которые​ завтра могутъ быть обращены въ рабство и, въ свою очередь, подвергнуты истребленію.


​САМОРУБЫ​ ВЪ СТАЛИНСКИХЪ ЛАГЕРЯХЪ


Мнѣ хочется подѣлиться своими наблюденіями по поводу отсутствія самоубійствъ въ исключительно тяжелыхъ условіяхъ Концентраціонныхъ Лагерей. ​Чѣмъ​ меньше было надежды у зэковъ, ​тѣмъ​ больше проявлялась воля къ жизни. У однихъ это преломлялось въ уродливыхъ формахъ — выжить, только выжить. Любой цѣной зацѣпиться за жизнь. Такіе, если позволяла возможность, карабкались по трупамъ.


Ихъ антиподы стремились пережить, а не выжить. То были стоики, люди съ христіанскимъ образомъ мыслей, ​постигшіе​ силу молитвы и ​уповающіе​ на Творца. Для нихъ не существовали низкія средства. Въ молитвѣ ​они​ укрѣпляли себя и стремились помочь другимъ теплымъ, умнымъ словомъ, примѣромъ своей бодрости, несгибаемостью… О самоубійствѣ ​они​ и не помышляли.


«​Саморубы​» составляли промежуточную, довольно причудливую прослойку. Такъ называли доведенныхъ до крайности заключенныхъ, рубившихъ себѣ пальцы или сразу всю кисть лѣвой руки. Расправа съ ними была свирѣпая, ихъ судили по статьѣ 58–14, то ​есть​ за саботажъ въ военное время. Въ первый военный годъ за это разстрѣливали, позже стали давать десять ​лѣтъ​. ​Саморубы​ разсчитывали избавиться отъ невыполнимой работы въ жуткихъ условіяхъ, но начальство легко разгадало ихъ стремленіе и въ рядѣ случаевъ имъ даже отказывали въ медицинской помощи, ограничиваясь перевязкой руки жгутомъ, такъ какъ бинтовъ вообще не было. Впослѣдствіи я встрѣчалъ уцѣлѣвшихъ ​саморубовъ​, такъ что, видимо, ихъ замыселъ не былъ полностью построенъ на пескѣ. Для меня же это явленіе было мѣриломъ ужаса, ​обрушившагося​ на милліоны въ тѣ ​страшные​ годы.


КАКЪ БЫТЬ ЧЕСТНЫМЪ ВЪ ГУЛАГѣ


Въ эту зиму законъ блатного ​міра​ «умри ты сегодня…» дѣйствовалъ не только среди воровъ и сукъ, но захватилъ также вольнонаемныхъ, придурковъ и часть осужденныхъ по пятьдесятъ восьмой, стремившихся выжить, занимаясь доносами и клеветой… Въ ихъ средѣ каждый ненавидѣлъ, боялся другого и во взаимной дракѣ толкалъ въ яму того, кого могъ туда сбросить.


И вотъ, въ этой обстановкѣ мы - пять зэковъ, связанныхъ узами товарищей, попавшихъ въ бѣду, противостояли этой формулѣ. ​Трое​ изъ насъ добровольно приносили себя въ жертву, каждый день подписывая бумажки, ​дающія​ питаніе людямъ. Дѣлали ​они​ это молча изъ-за опасности, что ихъ могутъ предать. ​Они​ были «​контриками​», то ​есть​ врагами режима, и терпѣли ихъ до первой возможности замѣны. ​Они​ смогли преодолѣть натискъ крепкоорганизованныхъ, спаянныхъ кровавой дисциплиной воровъ, слѣдовавшихъ своей формулѣ, признанныхъ друзей режима, имѣвшихъ опытъ подавленія и разъединенія работягъ.


Къ веснѣ осталась въ живыхъ жалкая горсточка ​блатарей​, а было ихъ сотни три. Изъ семидесяти фраеровъ, образующихъ постоянный костякъ мѣхъ-мастерской, умерло лишь ​трое​.


Дѣло не въ спеціальности работягъ, какъ можетъ показаться, а въ ошибочности воровского закона. Именно его отвергли люди, отъ воли которыхъ зависѣло кормленіе людей. Если бы въ руководствѣ мастерской остались стукачи, которыхъ Жоржу удалось сковырнуть съ ихъ мѣстъ, то я увѣренъ, что къ веснѣ въ нашей мастерской не было бы почти половины работягъ. Въ сосѣднемъ вагонномъ депо, гдѣ главенствовали стукачи и люди съ психологіей зэковъ посадки тридцать ​седьмого​ года, убыль была какъ разъ близкой къ вышеуказанной.


Соображеніе, что у воровъ были ​страшные​ враги — суки, въ видѣ комендантовъ и нарядчиковъ, а основаній для вражды съ фраерами мехмастерской у нихъ не было — вѣрно, но не оно существенно. Смертельная вражда какъ разъ и возникла у сукъ и воровъ какъ слѣдствіе ихъ волчьяго закона. И тѣ, и другіе стремились умереть завтра, а сегодня погубить своихъ враговъ. У насъ же, по существу, враговъ не было. Мы только оборонялись.


Проведенное сопоставленіе еще разъ подтверждаетъ колоссальную силу добраго начала и ​саморазрушающій​ характеръ бѣсовскаго. Если носители добра не менѣе дѣятельны, ​чѣмъ​ ихъ антиподы, то побѣда всегда останется за ними, и одержана она будетъ съ наименьшими потерями. Только не должно быть ошибокъ въ опредѣленіи добраго начала. Носитель же его — тотъ, кто любитъ ближнихъ и способенъ на дѣлѣ приносить въ жертву свое благополучіе, а если необходимо, то и свою жизнь. Но именно свою, а не чужую. И не во имя будущихъ химеръ, а ради ощутимыхъ, понятныхъ и близкихъ простому человѣку устоевъ жизни.


Возможно ли быть честнымъ съ этой системой, отрицающей Бога и основанной на порабощеніи личности?


Безбожіе отвергаетъ существованіе Бога, Евангеліе, а также и Божественное происхожденіе заповѣдей, данныхъ Моисеемъ. Но разъ такъ, значитъ, заповѣди "придуманы" людьми и имѣютъ эпохальное значеніе. И, слѣдовательно, мораль безбожнаго общества, выгодная господствующему классу, противорѣчитъ кровнымъ интересамъ порабощеннаго имъ населенія. Значитъ, наши морали прямо противоположны. Когда ​безбожные​ господа требуютъ отъ насъ, рабовъ, правды, мы ​её​ говорить не будемъ. Такова наша мораль, мораль рабовъ безбожнаго строя. Когда господа требуютъ, чтобы рабы не брали изъ ихъ господскихъ запасовъ, мы будемъ брать. Ибо таковы наша мораль и наше пониманіе честности. Безбожная выдумка о классовой сущности морали направлена своимъ остріемъ противъ тѣхъ, кто ​её​ создалъ". 

 


Прим.: Надо ли говорить, что цифры вымиранія ​даваемыя​ самими зэками просто астрономически различаются съ съ оффиціальными статистическими? ​Они​ просто ЗАПРЕДѢЛЬНЫ. При ​чёмъ​ между собой, что характерно ​зэковскія​ исчисленія расходятся мало....

Пѣсни З. К. — это картинки той жизни. которую ​они​ зацѣпили полной отмороженной на Колымѣ душой


Авторъ "Лагерныхъ записокъ" Дмитрій ​Панинъ​ отбывалъ болѣе 16 ​лѣтъ​ въ системѣ сталинскаго ГУЛАГа... Это воспоминанія преимущественно о "не рабахъ С. С. С. Р."... 





 

Комментарии