Святитель Димитрій Ростовскій о раскольникахъ-старообрядцахъ

  

"За что же прославляетъ Церковь Святителя какъ ​искоренителя​ раскола? Послѣ Соловецкаго и стрелецкого бунтовъ и безчинства въ ​Грановитой​ палатѣ Правительство указало принимать противъ раскольниковъ ​суровыя​ мѣры. Надежды послѣднихъ на возстановленіе “древняго благочестія” рушились. Но вожди раскола призываютъ бороться за старую ​вѣру​ до конца... “Мнѣ сіе гораздо любо, - пишетъ протопопъ Аввакумъ, - русская земля освятилася кровію мученическою”. Въ другомъ мѣстѣ – еще болѣе “привлекательно”: “Теперь само Царство Небесное валится въ ротъ”... Неудивительно, что многіе ревнители старины не дожидались ​примене​нія​ къ нимъ строгихъ Указовъ, но сами лишали себя жизни. “О, братія и сестры! радѣйте, не слабѣйте… ​тецыте​, ​тецыте​, да ​вси​ огнемъ сгорите; ​приближися​ семо, ​старче​, съ сѣдыми власы своими, приникни, о, невѣста, съ дѣвическою красотою” и т.д. Но не ​всѣ​ откликались на эту безумную погибельную проповѣдь. Болѣе “​благоразумные​” предпочитали ​скрыва​ться​ въ лѣсахъ и другихъ безлюдныхъ мѣстахъ. Такъ образовывались раскольничьи скиты, каждый со свое ​вѣрой​, общей для которыхъ была ненависть къ Православной Церкви.


Довольно быстро свилось гнѣздо непослушныхъ въ Ростовской землѣ. Въ то время, когда число раскольниковъ здѣсь достигало нѣсколькихъ тысячъ, на митрополичью каѳедру въ Ростовъ прибылъ св. Димитрій. Онъ сразу оцѣнилъ бѣдствіе, нарушившее церковный ​міръ​: “Олѣ окаянныхъ, послѣднихъ временъ нашихъ! Яко нынѣ св. Церковь ​зѣло​ утѣснена, умалена… И уже толь отъ раскола умали Церковь, яко едва гдѣ истиннаго сына Церкви найти: едва ​бо​ не во всякомъ градѣ иная ​нѣкая​ особая изобрѣтается ​вѣра​, и уже о ​вѣрѣ​ ​простые​ мужики и бабы, весьма пути истиннаго не ​знающіе​, ​догматизуютъ​ и учатъ, ​презрѣвше​ и ​отвергше​ истинныхъ учителей церковныхъ”. Ревнитель Православія начинаетъ ​вести​ борьбу съ ревнителями буквы. Для ​ея​ успѣха онъ проситъ присылать ему раскольническую литературы, въ которой знакомится съ духомъ и характеромъ дѣятельности “оныхъ душепагубныхъ волковъ”.


Святитель Димитрій ведетъ полемику и устно, и письменно. Онъ ​произно​ситъ поученія съ церковнаго амвона, бесѣдуетъ и въ домашнемъ кругу какъ съ православными, такъ и съ самими раскольниками. Простымъ яркимъ языкомъ онъ раскрываетъ пагубную сущность и ​частныя​ заблужденія отдѣляющихъ себя отъ единства церковнаго. Вотъ что говоритъ святитель о почитаніи Креста. Для раскольниковъ важенъ вопросъ, какому же кресту покланяться: восьмиконечному или четырехконечному. Приведя свидѣтельства древнихъ Отцовъ Церкви о поклоненіи 4-конечному кресту, св. Димитрій обращаетъ вниманіе несогласныхъ на то, какой крестъ ​они​ полагаютъ на себѣ. Чтобы быть послѣдовательными, ​они​ должны умудриться креститься на восемь концовъ. Раскольники учили: “Не ​прелагай​ предѣлъ вѣчныхъ… до насъ положено и лежи оно такъ во ​вѣки​ вѣковъ” и еще: “подобаетъ ​христіаномъ​ ​умирати​ за единъ азъ… Велика ​бо​ ​зѣло​ сила въ семъ азѣ сокровенна”. Для Ростовскаго архипастыря выше ​самого​ обряда – его духъ, внутренняя сущность, идейное содержаніе. Говоря о поклоненіи иконамъ, св. Димитрій указываетъ, что почитаемъ мы “не доску или ​вапы​, но изображеніе первообразнаго”. Раскольники же, почитая только ​старыя​ и “​закоптѣлыя​” иконы, а ​новые​ только послѣ ​соотвѣтствующаго​ “​закопченія” дымомъ, безумствуютъ: “​таковые" не изображеніе первообразнаго почитаютъ, но дымъ и черноту, грязь и ​закоптелость”. При этомъ на такой иконѣ трудно разобрать само изображеніе: “Аще видъ изображенія ​неявствененъ – кому кланяться; таковою ​бо вещію, аще бы кто и діавола изобразилъ и закоптилъ, то бы и діавола иный не ​знаючи почиталъ и кланялся ему”.


​Рѣчь​ святителя проста, ясна, убѣдительна; аргументы сильны; аналогіи удачны, горячо ревнуетъ о благѣ Церкви и пасомыхъ. Его миссіонерское дѣло продолжается въ Ярославлѣ, потомъ въ Москвѣ. Но оно осложняется историческими обстоятельствами, породившими ​новые​ вопросы. Это – реформы Петра I. Въ его стремленіи перестроить старую Русь на западный манеръ раскольники увидѣли послѣднее отпаденіе отъ ​вѣры​ и благочестія, ​зловѣщіе​ признаки приближенія антихристова царства, а самъ антихристъ ими "опознанъ" въ лицѣ Петра. Естественно и послѣдній еще болѣе ужесточилъ мѣры, ​примѣняемые​ къ ревнителямъ обрядовой древности. ​Они​ же готовы были за “благочестіе” стоять до смерти, не соглашаясь ни на какіе нововведенія. Къ такимъ новшествамъ относятся приказы царя о перемѣнѣ покроя платья и особенно о ​брадобритіи​. На Руси былъ распространенъ религіозный взглядъ на бороду. Въ ней видѣли образъ Божій, ​ея​ наличіе считалось признакомъ неповрежденности Православія. Кому хочется потерять образъ Божій? Нѣтъ, претерпи ​любыя​ гоненія, но бороду отдать можешь только вмѣстѣ съ головой. Святъ. Димитрій, узнавъ о такой ревности, вооружается Словомъ Божіимъ и здравымъ разсужденіемъ. Онъ спрашиваетъ вопрошавшихъ о ​брадобритіи​: “Что отрастетъ: голова отсѣченная или ​брада​ обритая? Лучше вамъ пожертвовать бородой, которая хотя бы десять разъ будетъ снята, отрастетъ, ​чѣмъ​ потерять голову, которая разъ будетъ снята, не отрастетъ никогда, развѣ буде въ воскресеніе мертвыхъ”. Архипастырь пишетъ особое “Разсужденіе объ образѣ Божіи и подобіи въ ​человѣчѣ​” Мысль этого сочиненія слѣдующая. Предупреждая читателя, чтобы тотъ не считалъ его врагомъ бороды, святой ​аргументиро​ванно​ доказываетъ, почему въ ​брадобритіи​ нѣтъ грѣха. Основанія раскольниковъ – въ ветхозавѣтномъ ​запретѣ​, но вѣдь это внѣшній законъ (подобно обрѣзанію), иго же обрядоваго закона снято съ христіанъ изъ язычниковъ (каковыми были ​русскіе​ до Крещенія) еще на апостольскомъ соборѣ. Далѣе св. Димитрій указываетъ, что “образъ Божій и подобіе не въ тѣлѣ человѣческомъ образуется, но въ душѣ, ибо Богъ не имѣетъ тѣла. Богъ ​есть​ Духъ, безплотенъ и душу ​созда​ разумну, безплотну, вѣчности ​общницу​”. А что ​есть​ ​брада​? “Она ​есть​ ​власъ​ ​нечувственъ​, ​излишіе​ человѣческаго тѣла, вещество видимое, осязательное, жизни человѣческой ненужное”. Сопоставляя ​этѣ​ два понятія – души и бороды, святитель задаетъ вопросъ: “Кого же ради ​пріиде​ Христосъ на землю: ​брады​ ли ради человѣческія, ​еже​ соблюсти ю цѣлу, ​небріему​, или души ради человѣческія, ​еже​ спасти ю отъ ​вѣчныя​ смерти… Аще души ради, то кое препятствіе ​преставшейся​ душѣ отъ ​обріенныя​ ​брады​?” Заблуждаются не​истовые​ ​лже-ревнители​, думая, что спасеніе зависитъ отъ бороды. “Аще бы въ ​брадахъ​ небріемыхъ и ​растимыхъ​ состоялося спасеніе, то ​тіи​ токмо спаслися бы, иже имутъ великія ​брады​. И елико кто ​имать​ большую ​браду​, того было бы большее спасеніе; скодобраднымъ же человѣкомъ было бы и спасеніе скудное. А иже весьма ​брадныхъ​ власовъ не имѣютъ, ​тѣмъ​ ​никая​ же была бы на спасеніе надежда. Что бы ​рѣщи​ о младенцахъ умирающихъ? Что о ​женстемъ​ полу? Весьма бы ​тѣмъ​ ​быти​ чуждымъ спасенія, яко безъ ​брадъ​ сущимъ”. 


Борода сама по себѣ не спасетъ: “Грѣхи ​смертные​, души ​погубляющіе​, въ ​ничтоже​ имѣютъ, самымъ же небрадобритіемъ чаютъ ​спасени​ ​быти​. Душу ​потеряти​ беззаконіемъ – ​ничтоже​ ​есть​, ​браду​ же ​потеряти​ – грѣхъ великій ​есть​, тако стала у нихъ ​брада​ ​вышши​ души”. Такъ просто и убѣдительно рѣшаетъ святитель острый полемическій вопросъ того времени (подчасъ актуальный и въ наши дни) о значеніи бороды – “этого честнаго и благолѣпнаго украшенія человѣческаго тѣла”.


Восполнить устную проповѣдь святъ. Димитрія призванъ его обширный “Розыскъ о ​брынской​ ​вѣрѣ​, о ученіи ихъ и о дѣлахъ” (​брынскіе​ лѣса – одинъ изъ очаговъ раскола). Въ первой части ставится вопросъ, права ли ​вѣра​ раскольниковъ. Понятіе ​вѣры​ авторъ опредѣляетъ такъ: “того ради и ​нарицается​ ​вѣрою​ ​вѣра​, яко вѣруетъ въ то, ​чесого​ не видитъ”, затѣмъ указываетъ объекты ​вѣры​: Богъ, троичность, Воплощеніе Сына Божія, два естества во ​Христѣ​, пресуществленіе Св. Даровъ въ Евхаристіи и т. д. У старообрядцевъ же предметы ​вѣры​: старая икона, восьмиконечный крестъ, семь просфоръ, ​старыя​ книги, т. е. ​всё​ видимое и осязаемое, поэтому ​вѣру​ ихъ нельзя назвать правой. Напрасно ​они​ исповѣдуютъ въ ​Сѵмволѣ​ ​вѣру​ въ Единаго Бога, имъ слѣдовало бы читать: “вѣрую во многихъ боговъ”. Далѣе святитель раскрываетъ православный смыслъ почитанія креста, иконъ, говоритъ о просфорахъ, старыхъ и новыхъ книгахъ и т.д. О книгахъ Ростовскій митрополитъ разсуждаетъ такъ. И ​старыя​, и ​новыя​ книги учатъ ​вѣрѣ​ въ Единаго Бога, исповѣдуютъ ​одни​ догматы, поучаютъ однимъ ​тѣмъ​ же добрымъ дѣламъ. Если въ новыхъ книгахъ и было сдѣлано “​премененіе​ нѣкоторыхъ рѣчей, то оно, во-первыхъ, нѣсть ​премененіе​ ​вѣрѣ​”, во-вторыхъ, ​есть​ не искаженіе, а необходимое исправленіе испорченнаго текста книгъ. Источникъ порчи святой находитъ въ переводчикахъ и переписчикахъ ихъ. Онъ приводитъ такой простой, но въ то время спорный примѣръ. Въ службѣ на Покровъ Пресвятой Богородицы находилось тогда въ разныхъ книгахъ отличіе: “Твой пречистый омофоръ паче ​електора​ просвѣщается”, въ другихъ: “паче ​алектора​”. ​Прп​. Максимъ Грекъ въ свое время исправилъ это мѣсто: “паче ​илектра​”, ​чѣмъ​ возбудилъ негодованіе ревнителей буквы. “Посмотрите, - говоритъ святитель, - кто правъ. ​Електоръ​ значитъ выборщикъ, ​алекторъ​ – пѣтухъ, ​илектръ​ – блескъ чистаго золота. Скажите, чему приличнѣй уподобить омофоръ Богородицы: выборщику, пѣтуху или блеску золота?”


Мысль объ измѣняемости богослужебнаго текста святитель Димитрій доказываетъ и историческими примѣрами. Такъ, ​ап​. Іаковъ составилъ чинъ Божественной Литургіи. Спустя три ​вѣка​ ​свт​. Василій Великій сократилъ и измѣнилъ его. Еще большему сокращенію подверглась Литургія отъ руки ​свт​. Іоанна Златоуста. Согрѣшили ли столпы Церкви? Вообще св. Димитрій находитъ много обычаевъ въ Церкви, ​которые​ “​овіи​ временемъ ​забвена​ ​быша​, ​иніи​ же отнюдь ​престаша​, другія же правила ​отсекоша​”. Подтвержденіе тому – постановленія о бракѣ духовенства, о Евхаристіи, о ​діакониссахъ​ и т. п. Святитель хочетъ увѣрить раскольниковъ, что измѣненія въ ОБРЯДОВОЙ сторонѣ – явленіе обычное настолько, насколько и законное. Церковь всегда признавала ихъ какъ необходимое измѣненіе внѣшнихъ формъ своей жизни. Предполагая возраженія со стороны старообрядцевъ, мудрый архіерей даетъ отвѣтъ и на нихъ. Раскольники считаютъ, что древніе ​русскіе​ ​святые​ спасались по старымъ книгамъ. Но напрасно: многіе изъ нихъ и азбуки не знали, и книгъ не читали – спасаетъ НЕ БУКВА И КНИГА, а “богоугодное житіе”. Далѣе святитель говоритъ, что ​вѣра​ “ревнителей благочестія” не стара, т.к. допустила измѣненіе въ догматахъ. Здѣсь онъ основывается, въ основномъ, на письмахъ протопопа Аввакума, который допускалъ мысли, что Троица имѣетъ три существа, что Христосъ сошелъ въ утробу Божіей Матери не естествомъ, а благодатью, а по Воскресеніи Господь сходилъ во адъ вмѣстѣ съ тѣломъ и т.д. Напримѣръ, по поводу послѣдняго лжеученія св. Димитрій восклицаетъ: “Слышите, ​правовѣрные​, что учитель той безумный бредитъ; протопопомъ былъ, а часовъ на Свѣтлое Воскресеніе не читалъ или, читая, не уразумѣлъ, ​идеже​ пишется: во гробѣ плотски, во адѣ же съ ​душею​, яко Богъ”, - и даетъ православное изложеніе даннаго догмата.


Что общаго между истинными и раскольническими учителями? – спрашиваетъ святитель. "Послѣдніе благодати хиротоніи не имѣютъ, да и толкованія Св. Писанія не разумѣютъ, т. к. ​они​ ​простые​ мужики. Болѣе того, въ качествѣ учителей иногда выступаютъ у нихъ бабы, а какое же ученіе можетъ преподать баба?" По апостолу, женамъ учить не подобаетъ. Напрасно, раскольники ссылаются на ​неученость​ апостоловъ, просвѣтившихъ​, несмотря на это, ​весь​ ​міръ​. До апостоловъ имъ далеко: “Не книжныхъ ​собра​, но книжныхъ посла, простыхъ и невѣжей къ Себѣ ​призва​, но умудренныхъ ​богословцевъ​ въ концы ​земные​ ​рассла​, отверзши имъ умъ ​разумѣти Писанія”, апостолы благодать отъ огненныхъ языковъ получили, а раскольники пока еще нѣтъ и т. д.


По поводу словъ ​первомуч​. ​Стефана​: Всевышній не въ рукотворенныхъ храмахъ живетъ (​Дѣян​.7.48), на ​которые​ ссылались раскольники для отрицанія почитанія храмовъ Божіихъ, авторъ розыска указываетъ, что апостолъ говоритъ не о христіанскихъ, а о “жидовскихъ” храмахъ, ибо евреи превозносились своимъ храмомъ какъ единственнымъ мѣстомъ присутствія ​Іеговы​, несмотря на то, что благодать Божія тогда уже оставила ихъ храмъ. Далѣе св. Димитрій весьма остроумно разсуждаетъ: напрасно раскольники говорятъ, что Богъ не въ бревнахъ, а въ ребрахъ. Дѣйствительно, Духъ Божій живетъ въ тѣлахъ христіанъ, но только не въ раскольническихъ... Если бы послѣдніе были обителью Св. Духа, то Онъ привелъ бы ихъ въ храмъ, какъ сказано о Симеонѣ Богопріимце: и ​пріиде​ Духомъ въ церковь. Но раскольники храмы не почитаютъ и на молитву туда не ходятъ, а, слѣдовательно, и Духа ​Святаго​ въ своихъ ребрахъ не имѣютъ. Разбирая основанія старообрядцевъ отъ Св. Писанія, святой удивляется, какъ одно и то же Божественное Откровеніе служитъ однимъ на пользу, другимъ во вредъ. Онъ дѣлаетъ сравненіе: “раскольники отъ цвѣтовъ словесъ Божіихъ, отъ нихъ же ​правовѣрніи​ и ​добродѣтельніи​ ​мужіе​, аки пчелы ​медъ​, собираютъ сладкую души пользу, ​они​ отъ тѣхъ Божіихъ словесъ, аки пауки, пріемлютъ вредъ еретичества”. И слѣдуютъ разъясненія святителя, что въ Евангеліи надо понимать въ буквальномъ смыслѣ и что въ аллегорическомъ.


Наконецъ, борецъ съ расколомъ переходитъ къ разбору дѣлъ послѣдователей его. “Какъ можетъ членъ, отъ тѣла отсѣченный, быть живымъ и дѣйственнымъ, какъ вѣтвь, отломленная отъ виноградной лозы или яблони, можетъ давать плоды?” Подводя ​добрыя​ дѣла раскольниковъ подъ ​этѣ​ категоріи, Ростовскій архіерей находитъ у нихъ дѣла ​противоположныя​, ​злыя​, ​противныя​ Церкви: самосожженіе, чародѣйство, блудъ, самочинная іерархія, ложное причастіе и т.д. Объ “огненномъ крещеніи”, къ которому призывалъ идейный вдохновитель раскола, онъ пишетъ: “О, пребеззаконный Аввакумъ! ​подвизаеши​ человѣки самихъ себѣ ​вдавати​ смерти и ​погибати​ ​тѣлесы​ ​купно​ и душами. ​Зде​ ​бо​ тѣлеса ихъ сгораютъ, а тамо души ихъ огнь ​геенскій​ пріемлютъ. Ты обоимъ ​смертемъ​ ихъ ​суще​ виновенъ, кій отвѣтъ Праведному Судіи ​даси​ за всѣхъ, твоимъ ученіемъ и совѣтомъ погибшихъ?” Въ концѣ книги ​Свт. Димитрій приходитъ къ выводу, что ​вѣра​ раскольниковъ не права, ученіе ихъ душевредно, и дѣла ихъ ​небогоугодны​. Еще одно средство святителя Димитрія въ борьбѣ съ расколомъ – поднятіе уровня просвѣщенія народа и особенно духовенства. Къ послѣднему онъ пишетъ ​пастырскія​ посланія, призываетъ его изучать Слово Божіе, жить и служить по Евангелію, чтобы быть на высотѣ своего положенія".


Прим.: Святитель Игнатій Брянчаниновъ считалъ Святъ. Димитрія помазаннымъ Духомъ Архіереемъ. Что въ его устахъ звучало, какъ высшая возможная оцѣнка для преподаванія слова Божія. И дѣйствительно это безъ преувеличенія русскій Златоустъ по глубинѣ, силѣ и ясности мысли


Я бы охотно сталъ старообрядцемъ кабы вѣровалъ въ ​старинныя​ книги, буквы, тризны, въ ​семипоклонныя​ начала, въ бороды, обряды и ​закопченныя​ иконы на коихъ ничего не видно... Да еще проблема въ томъ, къ какому согласію, сектѣ или толку примкнуть: къ скаженной бабки ​Аграфены​ изъ Гари или одноглазому дѣду Пафнутію...изъ Верхняго ​Шивея​ ​села​. На то, чтобы разобраться какой изъ 666-​ти​ Расколовъ правъ и къ какому изъ нихъ примкнуть просто нѣту времени. Ужъ лучше по Святымъ Отцамъ жить, ​чѣмъ​ по мужикамъ да бабамъ осуждать Церковь, и то въ ​чёмъ​ не смыслишь... Одно время "хотѣлъ примкнуть" къ "благовѣрнымъ" казачкамъ старообрядцамъ некрасовцамъ, ​тѣмъ​, что вѣрно и благостно служили въ личномъ конвоѣ у Турецкаго Султана (​православные​ то цари ​всѣ​ были сплошь ​антихристами​, а онъ то нѣтъ, онъ былъ свой), да тотъ околѣлъ уже давно, а другого "правовѣрнаго" ​обрезаннаго​ владыки да съ 3-хъ тысячнымъ Гаремомъ въ Туреччине не намѣчается....Зато Казачкамъ на ту пору удалось спасти свои бороды отъ обрѣзанія...


«У какого царя живемъ, тому и служимъ ​вѣрой​ и правдой», - говорили Игнатъ-казаки — старообрядцы. И это называется истиннымъ Христіанствомъ? ​М-да.

Комментариев нет

Технологии Blogger.