Правда о русско-японской войнѣ

 

"Портсмутская конференція началась 27 Іюля. На второмъ засѣданіи японцы представили свои условія. ​Онѣ​ сводились къ слѣдующему:

1) признаніе японскаго преобладанія въ Кореѣ,

2) возвращеніе Маньчжуріи Китаю и уводъ изъ ​нее​ русскихъ войскъ,

3) уступка Японіи Портъ-Артура и Ляодунского полуострова,

4) уступка южной вѣтки Китайской Восточной дороги (Харбинъ-Портъ-Артуръ),

5) уступка Сахалина и прилегающихъ острововъ,

6) возмѣщеніе военныхъ расходовъ Японіи (въ размѣрѣ не менѣе 1200 милліоновъ іенъ), 

7) выдача русскихъ судовъ, укрывшихся въ нейтральныхъ портахъ, 

8) ограниченіе права Россіи держать флотъ на Д. Востокѣ, 

9) предоставленіе японцамъ права рыбной ловли у русскаго побережья Тихаго океана. (Въ первоначальный текстъ, сообщавшійся Рузвельту, входило еще требованіе о срытіи укрѣпленій Владивостока.)...

— Государь, давая ​Витте​ широкіе полномочія, поставилъ, однако, два условія: ни гроша контрибуціи, ни пяди земли; самъ ​Витте​ считалъ, что слѣдуетъ пойти на гораздо ​большія​ уступки. Опубликованіе японскихъ условій вызвало значительный поворотъ въ американскомъ общественномъ мнѣніи. Оказывалось, что не Россія, а Японія ​притязаетъ​ на захватъ Кореи, что Портъ-Артуръ она завоевала также для себя, а не ради «борьбы съ захватами». Президентъ Рузвельтъ, однако, считалъ ​японскія​ условія вполнѣ пріемлемыми. Довольно быстро былъ принятъ рядъ пунктовъ: о Кореѣ, о Портъ-Артурѣ (съ оговоркой — при условіи согласія на то Китая), объ эвакуаціи Маньчжуріи (одновременно русскими и японскими войсками), о Китайской Восточной дорогѣ (рѣшено было, что японцы получатъ только участокъ на 250 верст. южнѣе Харбина). Не вызывалъ особыхъ споровъ и вопросъ о рыбной ловлѣ. Но по остальнымъ четыремъ пунктамъ русская делегація отвѣтила рѣшительнымъ отказомъ. Къ 5 Августа опредѣлилось, что конференція зашла въ тупикъ. Тогда центръ дальнѣйшихъ переговоровъ былъ фактически перенесенъ изъ Портсмута въ Петергофъ.

Государь вѣрилъ въ Россію, и онъ готовъ былъ продолжать войну; въ этомъ была его сила. Онъ не считалъ, что Россія побѣждена и, соглашаясь на ​мирные​ переговоры, всегда имѣлъ въ виду возможность ихъ разрыва. Было, однако, существенно, чтобы и въ Россіи, и за границей отвѣтственность за разрывъ могла быть возложена на Японію. Вопросъ о контрибуціи было легко сдѣлать понятнымъ для массъ; уже въ деревняхъ (какъ отмѣчало «Освобожденіе») ​земскіе​ начальники «агитировали» такъ: «Если мы помиримся съ японцами, то ​они​ потребуютъ большую, огромную сумму, а платить будете вы. Значитъ, налоги на ​всё​ и подати увеличатся вдвое…» Крестьяне «какъ одинъ человѣкъ захотѣли продолжать войну»… Другіе державы также не могли желать полученія японцами крупной контрибуціи. Финансисты, ​дававшіе​ Японіи деньги взаймы, конечно, этого хотѣли; но правительства учитывали, что такая контрибуція въ значительной мѣрѣ пошла бы на увеличеніе японскихъ вооруженій. И на этотъ разъ — противъ кого? Президентъ Рузвельтъ рѣшилъ добиться соглашенія. Онъ придумалъ компромиссъ: пусть Японія возьметъ себѣ южную половину Сахалина, а Россія уплатитъ ей значительную сумму за возвращеніе сѣверной части. 

Такимъ образомъ Японія получитъ то, что ей нужно, а самолюбіе Россіи будетъ спасено. 10 Августа американскій посолъ ​Мейеръ​ снова явился къ государю и въ двухчасовой бесѣдѣ убѣждалъ его принять это предложеніе. Государь сказалъ, что Россія контрибуціи ни въ какой формѣ платить не будетъ. Россія - не побѣжденная нація; она не находится въ положеніи Франціи 1870 г.; если понадобится, онъ самъ отправится на фронтъ. На доводы о возможности новыхъ утратъ государь отвѣтилъ: «А почему же японцы столько мѣсяцевъ не атакуютъ нашу армію?» ​Мейеръ​ указывалъ, что южная часть Сахалина была въ русскихъ рукахъ всего тридцать ​лѣтъ​, что Россія безъ флота ​всё​ равно не имѣетъ шансовъ вернуть островъ. Государь отвѣтилъ, что въ видѣ крайней уступки онъ готовъ согласиться на отдачу южной части Сахалина, но японцы должны обязаться не укрѣплять ​её​, а сѣверную половину вернуть безъ всякаго вознагражденія.

На засѣданіи конференціи 16 Августа русская делегація огласила свое предложеніе. Она отказывала въ контрибуціи, соглашаясь только уплатить за содержаніе русскихъ плѣнныхъ въ Японіи; она соглашалась уступить южную часть Сахалина при условіи безвозмезднаго возвращенія сѣверной и обязательства не возводить на островѣ укрѣпленій и гарантировать свободу плаванія по Лаперузову проливу. «​Россійскіе​ ​уполномоченные​ имѣютъ честь заявить, по приказу своего Августѣйшаго Повелителя, что это - послѣдняя уступка, на которую Россія готова пойти съ единственной цѣлью прійти къ Соглашенію». Россія также отвергла выдачу судовъ, укрывшихся въ нейтральныхъ портахъ, и ограниченія своего флота на Д. Востокѣ. Послѣ короткаго молчанія главный японскій делегатъ ​Комура​ ровнымъ голосомъ сказалъ, что японское правительство, въ цѣляхъ возстановленія ​мира​, принимаетъ ​этѣ​ условія! ​Присутствующіе​, и въ томъ числѣ самъ ​Витте​, были ошеломлены. Никто не ожидалъ, что японцы откажутся отъ контрибуціи и согласятся безвозмездно возвратить половину захваченнаго ими Сахалина! ​Витте​ весьма быстро освоился съ положеніемъ и уже въ бесѣдѣ съ журналистами умѣло приписывалъ себѣ всю заслугу этого успѣха.

Между ​тѣмъ​ внезапное рѣшеніе японской делегаціи только показало, насколько Государь болѣе правильно оцѣнивалъ шансы сторонъ. Его готовность продолжать войну была реальной, въ то время какъ со стороны японцевъ было немало «блефа». Японія была гораздо болѣе истощена, ​чѣмъ​ Россія. Она во много большей степени зависѣла отъ внѣшней зарубежной поддержки.  Эта Война стоила Россіи около двухъ милліардовъ рублей, Японіи — почти столько же - около двухъ милліардовъ іенъ, но налоговое бремя въ связи съ военными расходами выросло въ Японіи на 85 ​проц​., тогда какъ въ Россіи всего на 5 процентовъ. Изъ этого видно, какое огромное значеніе для японцевъ имѣла контрибуція и насколько имъ былъ нуженъ ​миръ​, если ​они​ отъ ​нее​ ​всё​-таки отказались.

Тотъ перевѣсъ въ военныхъ силахъ, который Японія имѣла въ началѣ войны и который въ послѣдній разъ сказался послѣ взятія Портъ-Артура, былъ использованъ до конца - а Русская Армія разгромлена не была; она даже не отступила до Харбина; она стояла всего на 200-250 верстъ сѣвернѣе, ​чѣмъ​ годъ назадъ, а ​ея​ ​тыловыя​ сообщенія и поставки стали много лучше. Главнымъ «козыремъ» Японіи были ​внутреннія​ ​революціонныя​ волненія въ Россіи; но быстрая ликвидація іюньскихъ вспышекъ и инциденты «обратнаго характера» показали, что нельзя съ увѣренностью разсчитывать на успѣхъ русской Смуты. При такихъ условіяхъ понятно, что японцы, ​поставленные​ передъ возможностью разрыва переговоровъ, поспѣшили схватиться за предложенную имъ половину Сахалина и отказаться отъ всѣхъ своихъ дальнѣйшихъ требованій...

Не такого ​мира​ ожидали ​упоенныя​ вѣстями о побѣдахъ ​японскія​ ​народныя​ массы. Когда условія договора были опубликованы, въ Японіи разразились ​сильнѣйшія​ волненія; города покрылись траурными флагами; на улицахъ воздвигались баррикады, жгли зданіе оффиціальной газеты «​Кокуминъ​»; но когда дѣло дошло до ратификаціи въ парламентѣ. — протесты смолкли: «Характеренъ же, въ самомъ дѣлѣ, фактъ, — заявилъ, защищая договоръ, японскій главнокомандующій ​Ояма​, — что послѣ цѣлаго года, побѣдоносно ​завершившагося​ для насъ «​Мукденомъ​», японская армія въ теченіе пяти съ половиной мѣсяцевъ не рѣшилась перейти въ наступленіе!»

«Мало кто теперь считаетъ, — писалъ въ 1925 г. американскій изслѣдователь эпохи Т. ​Деннеттъ​, — что Японія была лишена плодовъ предстоявшихъ побѣдъ. Преобладаетъ обратное мнѣніе. Многіе полагаютъ, что Японія была истощена уже къ концу мая и что только заключеніе ​мира​ спасло ​её​ отъ крушенія или полнаго пораженія въ столкновеніи съ Россіей».

С. С. Ольденбургъ

Прим.: Краснотряпочники-​басурмане​ до сихъ поръ убѣждены въ страшномъ позорѣ пораженія Россіи передъ Японіей. Эта подлая мысль ​совѣтскихъ​ ​іудъ​ ужасно грѣетъ ихъ ​пролетарскія​ души до сихъ поръ. Хотя собственно говоря никакого разгрома и не было... Ген. П. Н. ​Красновъ​ въ своихъ мемуарахъ о войнѣ показываетъ, какъ ​русскіе​ рвались воевать японца до конца, и какимъ разочарованіемъ для нихъ стало окончаніе войны. Еще долгіе годы Японія - обезсилѣнная борьбой въ гораздо большей степени, нежели Россія, — не могла возобновить свои завоеванія въ Азіи. 

Комментарии