Б. Л. Солоневичъ — "Молодежь и Г. П. У. Помощь A. P. A."

 


"Исторія уже достаточно освѣтила громадную роль APA (Американская администрація помощи — примъ.) въ спасеніи милліоновъ Русскихъ людей отъ голодной смерти.


Общественное мнѣніе великаго народа не осталось равнодушнымъ къ страданіямъ и гибели человѣческихъ существъ. Передъ ужасами голода на задній планъ отошли политическія причины бѣдствія. Пусть неизмѣримо виновна Совѣтская Власть въ разрухѣ и неурожаѣ, но мысль о десяткахъ милліоновъ умирающихъ людей всколыхнула лучшія чувства другихъ милліоновъ, жившихъ въ иныхъ условіяхъ на другой половинѣ ​земного​ шара... Люди ​послнѣ безсмысленныхъ ужасовъ ​Міровой​ Бойни на мигъ вспомнили, что ​они​ — братья...


И помощь пришла.


Намъ, жившимъ въ городѣ (Одессѣ), гдѣ мертвецы валялись на улицахъ и о трагической судьбѣ многихъ семей узнавали только тогда, когда зловоніе отъ труповъ достигало сосѣднихъ квартиръ, намъ — молніеносное развертываніе громадной работы, широкая благотворительность, помощь дѣтямъ и больнымъ — ​всё​ это казалось подлиннымъ чудомъ, появленіемъ феи-спасительницы на краю пропасти...


И имя А. Р. А. Русскій Народъ всегда будетъ вспоминать съ глубокимъ благоговѣніемъ и благодарностью...


САМОПОМОЩЬ


Дѣятельность АРА ​всё​ расширялась. Одинъ за однимъ приходили въ Одессу изъ-за океана ​большіе​ пароходы съ драгоцѣннымъ продовольствіемъ, и наши склады и конторы жили ​кипучей​ жизнью. Для насъ, Русской молодежи, это не была только "служба". Въ условіяхъ Совѣтской жизни — это была дѣятельность, доставлявшая моральное удовлетвореніе, и каждый изъ "арійцевъ" вкладывалъ въ работу всю свою энергію.


Съ помощью сына ​Молчанова​, Али, удалось изъ "Скаутовъ" и "Соколовъ" сорганизовать спеціальную Артель по перевозкѣ заграничныхъ посылокъ на домъ, и въ Конторахъ разомъ до нуля упало воровство и пропажа чудесно прибывающихъ продуктовъ.


Потомъ, учтя, что Совѣтская оффиціальная Почта доставляетъ извѣщенія о прибытіи посылокъ получателямъ только черезъ нѣсколько дней, мы создали свою скаутъ-почту на велосипедахъ.


Ребята отдались своей работѣ съ энтузіазмомъ. Развозя ​этѣ​ извѣщенія АРА во ​всѣ​ уголки города, ​они​ имѣли возможность непосредственно сталкиваться съ вопіющей нуждой и сигнализировать о ней.


Появленіе велосипедиста съ повѣсткой о полученіи почти всегда являлось спасеніемъ отъ голода. И часто "Скауты", съ трудомъ найдя требуемый адресъ, заставали тамъ умирающихъ отъ голода людей. Не разъ бывали ​трагическіе​ случаи, когда радостное извѣщеніе уже опаздывало. Въ квартирѣ лежали мертвецы...


Исполняя директиву АРА, "Скауты" напрягали ​всѣ​ свои "следопытскія" наклонности въ отысканіи умирающихъ отъ голода людей и рапортовали объ этомъ Директору. И какое было торжество, когда ​они​ могли сообщить погибающимъ людямъ о неожиданной помощи!


Какъ радостно было работать и знать, что этотъ неустанный трудъ несетъ съ собой помощь и поддержку несчастнымъ!


И скауты были вѣрными помощниками феѣ-спасительницѣ — АРА...


НѢЧТО "ХАРАКТЕРНОЕ"


— Алло, мистеръ Солоневичъ. Будьте добры, покажите нашимъ Военнымъ ребятамъ городъ. ​Они​ только что прибыли на Миноносцѣ и хотятъ проѣхать посмотрѣть что-нибудь.


Низенькій, миніатюрный американецъ ​Гаррисъ​ глядитъ на меня умоляюще.


— Сами понимаете — гости. А я занятъ дьявольски... Ужъ, пожалуйста...


На Пушкинской улицѣ у входа въ контору АРА стоитъ большой ​Роллъ​-​Ройсъ​. Около него четверо американскихъ морскихъ офицеровъ — высокихъ, широкоплечихъ, румяныхъ, чисто выбритыхъ... Отъ нихъ несетъ духами и запахомъ хорошаго коньяка.


За рулемъ машины мой хорошій пріятель, отчаянная голова, ​Скрипкинъ​. Онъ, знаю, прокатитъ на славу..


— Такъ что-жъ вамъ, господа, показать?


— Да что-нибудь экстраординарное... — небрежно растягиваетъ слова капитанъ, вынимая золотой портсигаръ. 


— Что-нибудь характерное для вашей Совѣтской страны...


Что для него, этого Капитана, — наша страна, наши бѣдствія, нашъ голодъ и смерти? Онъ здѣсь проѣздомъ. Туристъ, который хочетъ видѣть "САМОЕ ХАРАКТЕРНОЕ".


Злобная мысль мелькаетъ у меня. Ладно покажу ужъ!...


Я усаживаюсь вмѣстѣ съ ​шофферомъ​.


— Ну, ​Скрипкинъ​, — газуй, братъ, на ​кладбищѣ​... Туда, съ задняго хода!..


​Скрипкинъ​ сперва ​недоумѣвающе смотритъ на меня, а потомъ злорадно ухмыляется.


— Вотъ это да... Для протрезвленія буржуйскихъ мозговъ? Это дѣло!..


На дворѣ градуса два мороза. Стекла машины запотѣли. Впрочемъ, офицеры и не смотрятъ на мелькающія картины...


Умѣло и точно проѣзжаетъ машина на узенькимъ тропинкамъ. Послѣдній мягкій толчокъ.


Я раскрываю дверцы.


— Пожалуйста, господа!


Передъ нами безформенная груда сотенъ человѣческихъ тѣлъ, сложенныхъ ​чѣмъ​-то вродѣ штабелей. ​Обнаженные​ трупы покрыты тонкимъ слоемъ снѣга, ​раскиданные​ воронами и собаками. ​Желтыя​ и синія руки и ноги высовываются изъ кучи во ​всѣ​ стороны. Ближе къ намъ изъ подъ снѣга какимъ-то жестомъ отчаянія и проклятья торчитъ темная рука съ судорожно растопыренными пальцами...


​Выхоленые​ американцы неподвижно глядятъ на эту страшную картину, и румянецъ ихъ щекъ блѣднѣетъ. Нѣсколько секундъ ​всѣ​ молчатъ. Потомъ капитанъ рѣзко поворачивается, и ​всё​ такъ же молча усаживаются въ машину.


— Теперь куда? — спрашиваю я.


— Въ портъ, — коротко командуетъ капитанъ. Молча мы ѣдемъ въ портъ. Тамъ офицеры, какъ-то не поднимая глазъ, молчаливо прощаются и ѣдутъ на катерѣ на корабль.


Черезъ нѣсколько часовъ миноносецъ снимается съ якоря.


Прим.: Почему то послѣдній эпизодъ не позволяетъ себя забыть много ​лѣтъ​. Держитъ ​сердце​ и умъ цѣпко какъ клещами...


Это геніальное произведеніе родного брата Ивана Л. Солоневича (Молодежь и Г. П. У.). На такихъ произведеніяхъ должно воспитывать молодежь и народъ, или мы окончательно сойдемъ въ навозъ исторіи съ нашимъ АГИТПРОПОМЪ въ башкѣ. Ложь стираетъ ​нѣкогда​ великія имперіи съ лица земли, какъ вѣтеръ сдуваетъ пыль со стола...


1922, Самара.


Еще недавно городская толпа съ воплями восторга свергала "Царизмъ", а теперь дѣти стоятъ на колѣняхъ передъ двумя американцами изъ т.​ наз.​ "Американской администраціи помощи" (АРА) и вымаливаютъ продовольствіе. Американцы нѣсколько разъ спасутъ ​хомо​ совѣтикусъ отъ погибели (тотъ же ​Лендъ​-Лизъ), но совки такъ и останутся имъ ни за что неблагодарными... буржуи ​жъ​. Это фото приписываютъ ​якобы​ Императорской Россіи... съ привлеченіемъ художника Айвазовскаго. Совка хоть и нѣтъ, а ​информ.​ клевета продолжается...


  

Комментарии