Князь ПЕТР ДОЛГОРУКОВ ЧУВСТВО РОДИНЫ У ДЕТЕЙ РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ



 

Воспоминания о родине, тоска по ней, трепетная к ней любовь, надежда на возвращение в нее и желание работать над ее возрождением проходят красной нитью почти через все ученические работы учебных заведений, подвергшихся исследованию посредством классных сочинений на заданную тему. Но чтобы не получилось неправильного или преувеличенного вывода, надо помнить, что такому опросу подверглись не все виды детей русских беженцев, а лишь находящиеся в русских учебных заведениях. Если бы опросить русских детей, живущих вне влияния русской школы, особенно в Германии, Франции, Англии, Северо-Американских Штатах, то результат получился бы совсем другой.
.................................................
От многочисленных воспоминаний о России, полных ужаса, страданий и тоски по родине, отличаются некоторые наивно-детские, авторы которых не отдают себе отчета в окружающем. Ученик 4-го класса пишет: “В 17-ом году мне было 6 лет. Один раз мы увидели массу народа с красными флагами и что-то кричавшую. Мне это очень понравилось, и я спросил у гувернантки, что это каждый год будет?” Другая ученица пишет: “Утром в 5 часов мы проснулись от страшного пушечного и пулеметного выстрелов. Все наши соседи и мы решили спрятаться в погребе. Страха никакого я не испытывала и мне очень даже нравилось мое положение. Было очень весело”. Один второклассник после летописного описания нападения зеленых на поезд, сошедший с рельс, обстреливания, стонов раненых, зрелища убитых пишет: “Потом мы ехали без приключений и мне стало скучно, так что я вынул своих солдат”. И далее: “На следующее утро мы принялись играть. Сережа был наш генерал, а мы рядовые”.
...............................................
Остро проявилось у детей этого возраста чувство родины в момент расставания с ней. Этот яркий момент в истории детских скитаний запечатлелся в сотнях тетрадей. Он заставил задуматься детей над самим вопросом о Родине и зафиксировал их чувство любви к Отечеству.
— “Когда я очутилась на пароходе, я заплакала, почувствовав, что я надолго покидаю Родину”. “Грустно и больно было оставлять Россию. Долго плакал я, лежа на мешках под станками мастерской парохода”.

Одна ученица пишет: “Хотя я была тогда маленькой девочкой, но я поняла, что такое Родина и что такое любовь к ней”.
.................................
Почти в каждой тетради отмечается, как грустно взрослые смотрели на уходящие берега родной земли, как многие при этом плакали. И в этом также фазисе детских страданий интересно подметить, как непосредст- венные, субъективные и более глубокие душевные переживания переходят часто в позднейшие рассуждения, большей частью тоже очень искренние, иногда же носящие следы навеянности и трафарета. Некоторые думают, что уезжают из России ненадолго. Многих потом ждет горькое разочарование, так как для многих именно с момента погрузки на пароход открывается новая страница беженских страданий, а иногда и унижений, еще более бередивших болезненные чувства к родине.
Но дадим слово малышам. Ученица первого класса пишет: “Когда я была маленькая, мне было 8 лет, когда я уезжала из России. Мне было жаль только моих подруг, а особенно мне было жаль могилки дедушки и бабушки”. “Многие старые люди, уезжая, прежде чем погрузиться на пароход, целовали землю и брали кусочек ее. Я очень жалею, что не исполнила совета моей старой няни сделать то же самое”. “Когда пароход отошел от берега, где стоял папа, я страшно плакала, что нет у меня дома, нет родины”. “В первую ночь все вспоминал нашу милую родину, милую деревню *** и все хотелось взглянуть хоть еще раз на Россию”.
...................................
Несколько более взрослые пишут: “Когда полк проходил мимо Церкви, к брату подъезжали казаки, прося его: “Ваше благородие, отпустите у храма землицы взять”. “Штыками, пальбой провожала меня Родина. Прощай больная мать”. А вот вполне взрослые рассуждения, озаглавленные: “Мысли о России”. “Разлучить ребенка с матерью, с этим святая святых каждого, с наиболее дорогим существом для него — это большое несчастие и вызывает воспоминания прошлого. У каждого из нас нет России, нет матери, которую мы ценим лишь теперь”. Большинство описаний более взрослыми юношами отъезда из России сопровождае- тся, как бы caeterum censeo, выражением уверенности, что Россия восстанет и вновь будет могущественной и что автор примет участие в ее воссоздании. “Было ужасно тяжело расставаться, — пишет один семиклассник, — но ободряла надежда освободить Родину от большеви ков”. Ученица 5-го класса пишет: “Но я верю, что наступит тот день, когда я опять вступлю на дорогую, но уже обновленную Родину, снова услышу родимую русскую речь и увижу свой дом, который я не видела уже так давно”. Из всего вышесказанного и из приведенных цитат видно, как с самых ранних лет любовь ко всему родному, близкому проявляется с особой силой при потере всего этого и по мере того, как уютное и радостное детство заменяется страданиями, скитаниями, потерей близких людей и, наконец, разлукой с родиной и порыванием со всем прошлым.
— “Борьба в России была кончена и только чудо могло вернуть нам ее. Но я верю в это чудо. За эти 5 лет я видела кровь и слезы русских людей, я видела, как с безумной энергией и отвагой отстаивали русские герои свою Отчизну и как рыдали русские женщины над своими погибшими. Неужели эти слезы не смоют греха народа, поднявшего руку на своего Царя, и не вернут нам нашей Родины?”
“Я надеюсь, что, если Россия и не вернется к прежнему величию, но во всяком случае свергнет большевиков. Тогда я увижу родные станицы, зеленые безконечные степи с седыми курганами, златоглавый собор, услышу плеск Донских волн и грустные заунывные песни казаков. Дай Бог, чтобы это было так”. “Я жду и мечтаю о том моменте, когда мы возвратимся на нашу дорогую Родину. Увижу опять русскую зиму, услышу звон колоколов в Церкви”. “И сейчас люблю Россию, люблю Родину несчастную и ничто кроме смерти не изменит этого чувства”. “В это время я заболел... лежа в кровати, я о чем-то думал... вдруг я услышал пение... прислушался и услышал слова: “За Русь Святую”... мне стало легче”. “В настоящее время, живя на берегах Черного моря, посмотришь вдаль и сердце сжимается: за этим водным пространством лежит Русская земля”.
“Я только и думаю о возвращении на Родину и надеюсь, что это в скором времени случится. Эта мысль только и поддерживает меня и заставляет работать, чтобы в будущем как можно больше пользы принести людям”.

При все обостряющейся тоске по родине и по мере затяжки беженства многим детям все тяжелее делается в изгнании и единственным утешением и фактором, осмысливающим жизнь, является любовь к России, вера в Россию. “С каждым годом тяжелее жить в изгнании и все крепнет любовь к Родине”. “Все невзгоды и лишения, которые пришлось мне пережить на чужбине, еще более укрепили веру в Россию”.
— “Россия, только великая Россия, — больше ничего у меня не осталось!”
— “Только твердая вера в Россию и русский народ удерживала меня от отчаяния”.
— “У меня ничего нет собственного, кроме сознания, что я русский человек”.
— “Любовь и вера в Россию — это все наше богатство. Если и это потеряем, то жизнь для нас будет безцельной”.
— “Оторванный от родной земли, я здесь полюбил ее так горячо”.
....................
Некоторым диссонансом звучат немногие заявления более взрослых детей, что им не было жалко покидать родины. И вряд ли это можно объяснить простым притуплением патриотического чувства. Скорее мы имеем дело с слишком большим утомлением от невыносимой жизни во время Революции. — “Странно, что отъезжая от родной земли, я не чувствовал никакой жалости, настолько развились у меня животные чувства”. “Мне России не было жалко, потому что я не видел там ничего хорошего”.
Мы видели, как кошмарные условия жизни на Родине во время кровавой Революции заставляли детей оставаться равнодушными к красотам природы. Теперь тоска по родине не дает наслаждаться окружающим: “Вскоре мы уехали из Египта и приехали в Сербию. За эти два месяца я пережила много приятного, но все время чувствовала, что всему этому я была чужая и что родной Петербург с белым снегом и белыми ночами дороже всех прелестей юга”...
— “Мне казалось, что я никогда больше не увижу дорогой моей Родины, которую люблю всем моим сердцем, всей душой и без которой не могу жить. Все остальные государства перед ней ничто”.
— Необходимость получать подачки от иностранцев, очевидно, оскорбля ла гражданское самолюбие автора заметок и вместо естественного при данных обстоятельствах чувства благодарности получилась обида... “Когда мы прибыли в Константинополь, наши милые союзники, давая нам хлеб и вообще пищу и видя, как на нее набрасываются, снимали фотографическим аппаратом. Эти оскорбления, нанесенные нам всем, я на долгое время буду хранить в памяти для того, чтобы отомстить им”.
.....................................
Месть. Страшное слово в детских устах! А повторяется оно по отношению большевиков во многих тетрадках, а в одной относится вообще к социалистам. И при этом нередко упоминается о клятве, о зароке, об обете мстить жесточайшим образом, без пощады. Однажды пришлось наблюдать одного мальчика лет 15, живущего в интернате русского учебного заведения за рубежом. Он был хороший мальчик, религиозный, очень необщительный и, видимо, чем-то мучим. Как-то удалось получить от него сознание, что он, будучи девятилетним мальчиком, присутство- вал, когда большевики сварили его отца живым в котле и надругались над его шестнадцатилетней сестрой. Он “поклялся перед престолом”, что всю жизнь будет искать большевиков и мстить им. В настоящее время его мучил и интересовал вопрос, может ли кто-нибудь снять с него эту клятву...
....................................
Приведем некоторые цитаты, объясняющие причины, породившие у детей чувство мести:
— “Мне было 13 лет. Папа сильно заболел и поехал лечиться; не доехал до станции, как его там расстреляли. Я не в состоянии описать того, что я тогда пережил. Я дал зарок отомстить”.
— “Я поклялся мстить отнявшим у меня все самое безценное, самое дорогое”.
— “...жажда мести за всех наших отцов, братьев, матерей и сестер, зверски замученных палачами”.
..........................
В этих случаях дело идет о личной мести за зло, причиненное авторам сочинений или их близким. Но часто говорится и о зле, причиненном родине. В иных случаях эти две причины переплетаются:
— “Из хорошего прошлого ничего не осталось. Досталось за смерть старших братьев, за поругание семьи и родины — одна только месть и любовь к родине, которая не изгладилась за время первого отступления, второго отступления в Крым, бегства из Крыма, и за время трехлетней жизни в Югославии, а наоборот все растет, растет, растет...”
— “Утешаю себя мыслью, что когда-нибудь отомщу за Россию и за Государя, и за русских, и за мать, и за все, что было мне так дорого”.
— “Отомщу всем тем, кто надругался над Родиной. Страшная будет месть”.
— “Только и жду случая, чтобы... идти бить всех, кто оплевал, надругался над родиной”.
................................
А вот и жуткие в устах детей упоминания о приведении уже в исполнение мести: “Мне удалось попасть в уездную стражу, где я смог удовлетворить до известной степени свое чувство мести”.
— “Я дал зарок отомстить как-нибудь этой красной сволочи, что я, конечно, и проделал”.
.............................
Один ученик 8-го класса рассказывает про расстрел отца, про гнусные деяния одной чекистки-садистки, свидетелем коих он был, 13-летний мальчик. Когда большевики отступали, “к нам во двор вбежало два комиссара и, побросав оружие, просили спрятать их в погребе от казаков, которые вошли в город. Я указал на погреб и подумал: придут они, и я вас предам. Месть взяла верх... подбежав к солдатам, сказал им про пленных Комиссаров”.
......................
И так у многих детей мечта о родине, о возможности в нее вернуться, соединяется с мыслью о мести. Можно ли родителям и педагогам оставить их в таком настроении, объясняя себе, что чувство мести естественно после всего пережитого? Но, во-первых, надо отличать месть личную от мести за попранную честь Родины. Недопустимость первой не требует доказательства. Что касается второй, то ее тоже приходится отвергать самым решительным способом. Мы не склонны в данном случае к сантиментальной размягченности, к непротивлению злу. После всего пережитого государственность и правовой порядок придется, вероятно, водворять железной рукой.

========================================================================

Прошло сто лет после этой трагедии, а боль не утихает... Время точно остановилось...

Комментарии