Печальная былина или притча Никодим Древоносъ о тѣлѣ Ивана и головѣ Дана (сказка-быль)

  

Однажды діаволъ на кривой кобылѣ съ рогатиной подъѣхалъ и зачалъ искушать одного добраго человѣка, котораго звали Иванъ:


- Экой ты бѣдолага, ​непросвѣщеный​ труженикъ! Надо бы тебѣ голову смѣнить - говоритъ ему. Твои мозги совсѣмъ ​темные​, темнѣе ночи, ​попрокисли​ съ годами, отстаютъ въ развитіи отъ науки и прогресса и никуда ​нонеча​ не годятся. Вонъ глянь, вокругъ какой прогрессъ и ​цвѣтенье​ искусствъ! И ​всё​-то ты думаешь косно да ​кондово​, ​всё​ на пузѣ корчишься рабски, и совсѣмъ не развиваешься въ культурномъ планѣ. И долго продолжалъ говорить ​всё​ въ томъ же родѣ, а Иванъ слушалъ-слушалъ, уши въ растопырку. Извѣстное дѣло: заступи черту дверь, такъ онъ въ окно! Совсѣмъ бѣсъ вскружилъ ему голову. Грѣхъ — не смѣхъ, его не сложишь въ мѣхъ. Долго ль, коротко ли, искушалъ онъ Ивана, намъ неизвѣстно, но таки Ивана достало, усталость взяла свое... Грѣхи — не пироги, не пережевавъ, не проглотишь, и однажды, рѣшительно, плюнувъ, Иванъ призвалъ князя тьмы и говоритъ: «согласенъ, всетемнѣйшій, надо ​всё​ мѣнять революціоннымъ путемъ, руби башку! Надоѣло! Обо ​всё​ думать ​надоть​, обо ​всёмъ​ и обо всѣхъ, крестъ таскать на спинѣ, потѣть, заботиться. Устала моя голова. Эхъ, была ни была! Доколѣ кровь буду давать, чтобы пили ​её​ ​всѣ​, кому не лѣнь? Лѣсъ рубятъ - щепки летятъ»... Сатана отвинтилъ ему ​енто​ дѣло и насадилъ другую башку: черную, горбоносую, злющую, плѣшивую, хитрую и картавую; какого-то безроднаго интернаціоналиста по имени Данъ. Отъ копеечной свѣчи Москва загорѣлась! На сильномъ тѣлѣ Ивана стала та башка агрессивно тезисами всякими на окрестныхъ покрикивать, да сосѣдей ​поколачивать​, стравливать да угрожать расправою. Тѣло Ивана, а голова Дана ​всѣ​ свои ​поля​ то повытаптало. Посѣвы ​повыжгло​, коровъ, гусей, ​курей​, собакъ да лошадей ​повывело​... Домъ свой и тотъ сожгло. Да и ​всѣ​ кругомъ передрались. Въ кровь. А кто и до смерти. Погромы, крики столбомъ. ​Кровя​ льется кругомъ. Вотъ ​они​ бились бились да остановились. Одумались. Попритихли. А на всякій случай той башкѣ Дана, какъ зачинщицѣ, пару зубовъ выбили для острастки. Видитъ Данъ-голова поганое его дѣло, могутъ носъ оторвать, надо бъ свернуть козни на сторонѣ. Съ тѣломъ своимъ новымъ пока рѣшилъ ​поразобраться​; построить, поправить его въ отдѣльно взятомъ порядкѣ, потому какъ плохо оно слушалось чужой башки-головы, бунтовало, капризничало да по доброму мирному Ивану тосковало. Занялся Данъ собственнымъ членовредительствомъ. Для начала на свою сторону ​сильныя​ руки привлекать сталъ: «вы де, такіе, вы де, ​особенныя​, ​трудовыя​, вами пользуются всякіе эксплоататоры. Кто ни ​хошь​. А вы, мать честная, такіе ​трудовыя​, ​золотыя​, разэтакія. Безъ васъ тѣлу смерть. Вы въ тѣлѣ ​главныя​; ваша и власть трудовая должна быть. Зачѣмъ вамъ ни за что, ни про что обслуживать это многочленную тушу? Это унизительно, холуйское рабство - подтирать къ примѣру задъ. Ишь, ​сѣдалище​ барственное, оно что ль вамъ хозяинъ? Чисто ​піявица​ буржуй-кровопійца. Вижу тутъ классовую несправедливость, форменное крѣпостничество. Вы вотъ и ротъ кормите и задъ растетъ, укрупняется, силою наливается. Опять же почки ​этѣ​… Явно пережитокъ прошлаго. Долой! И печень ​тожь​. На кой лядъ она вамъ нужна. А желудокъ? Вы трудитесь, а онъ ​всё​ питаніе въ себя забираетъ. Это жъ классовый врагъ. Оно вамъ нужно?». Не-а — послушно отвѣтили ​трудовыя​ ​мозолистыя​ рабоче-​крестьянскія​ руки! Обойдемся безъ печени и селезенку и желудокъ — къ ногтю, на бойню ихъ, къ лѣшему. Даешь свободу! Баста! Скормимъ ими собакъ бродячихъ. И оскопили тѣло…


Ноги ​бѣлыя​ воспротивились, пытались брыкаться, протестовать, ​онѣ​ обращались къ заду, къ желудку, къ сердцу и селезенкѣ: Помогите въ войнѣ противъ дурной головы... Но задъ устало вздыхалъ, портилъ воздухъ, и жаловался на дряблость и грязь (глисты молъ заѣли и ​всё​ такое...). Трусливый желудокъ ссылался на язву. ​Сердце​ учащенно билось и молчало. Пузо просто дрожало. Суставы и мышцы хотѣли было поддержать лѣвую бѣлую ногу, да передумали...! А ну ​её​! Какая-то она не такая, неродная — волосатая и въ прыщахъ, да еще и хромаетъ… А за правой ногой мы бы пошли въ бой, да она тащитъ куда-то не туда — въ путь неблизкій, кто ​знатъ​ ​чегось​ изъ всей этой затѣи выйдетъ. Руки объявили свою пролетарскую гегемонію, власть трудящихся. Слава натертымъ мозолямъ, поту и грязи. И подъ руководствомъ плѣшивой черной головы ​всё​ на фигъ ​отчленили​ въ траву. На удобреніе… Ха ха ха ха ! — веселилась голова. Вообще-то ​они​ странно себя вели, если глядѣть со стороны, ​этѣ​ руки въ союзѣ съ головой Дана. Кого-то нещадно лупили, мотались туда-сюда, то задирались ко лбу, а голова ​Данова​ кому-то хрипѣла: салютъ..., за правое дѣло..., «соединяйтесь», или орало «Всегда готовы!». А то руки начинали избивать собственное тѣло кнутомъ, палкой или даже велосипедной цѣпью. А однажды интернаціональная голова Дана, которая ненавидѣла тѣло Ивана до тошноты, чуть не упала съ ​могутныхъ​ плечъ молодецкихъ; когда ​сильныя​ да ​пролетарскія​ руки вставили въ сильно разбитый и изувѣченный задъ огромный дубовый колъ. Во-о-отъ, смѣхота-то! Ну, извѣстное дѣло, на кнутѣ далеко не уѣдешь, ​погонялка​ — не ​возилка​. Со временемъ руки сильно ​пообвисли​. Изуродованное тѣло высохло, ​одрябло​ и ослабѣло, стало вялымъ и разленилось совсѣмъ. Стало блѣднымъ похоже больше на трупъ. Ни на что оно не стало болѣ годнымъ послѣ такой революціонной экзекуціи, ​произве​денной подъ главенствомъ ​Дановымъ​. Каковъ грѣхъ — такова и расплата. Однако башка Дана упорно продолжала талдычить на ​всѣ​ четыре стороны, молъ въ «здоровомъ тѣлѣ — здоровый духъ». «Намъ ​всё​ нипочемъ». «Мы побѣдимъ, и танки наши быстры».


Надо пояснить, ​всѣ​ ​описанныя​ событія съ Иваномъ случились въ октябрѣ мѣсяцѣ и съ той самой поры и до нашихъ дней ​Данова​ голова пышно отмѣчаетъ ​всѣ​ ​памятныя​ даты своихъ великихъ побѣдъ надъ глупымъ тѣломъ Ивана.


Особенно Данъ полюбилъ отмѣчать 1 апрѣля — день Дурака. Въ этотъ день онъ съ утра пораньше обязательно приноситъ цвѣты на могилку, гдѣ зарыта голова Ивана, того ​самого​, у котораго ​темнѣйшій​ оттяпалъ голову; и обязательно ​пропѣваетъ​, слегка приплясывая, веселую одесскую пѣсенку: «Шелъ трамвай десятый номеръ, на площадкѣ кто-то померъ. Тянутъ-тянутъ мертвеца, ​ламца​, ​дрица​, ​дрица​-​ца​». А вотъ еще даты изъ его личнаго Календаря:


23 февраля — «День отрѣзанья ногъ»


8 ​марта​ — «всемірный День удаленія печени, почекъ и селезенки»


25 октября — Великій день установки новой головы


1 мая — Праздникъ ​вбитія​ перваго дубоваго кола въ задъ


Поговариваютъ, что тѣло Ивана должно на дняхъ скончаться. Ура, ура! Скоро появится новая памятная дата въ календарѣ. Вотъ праздникъ-то новый Всемірный будетъ. 



Прим.: С. С. С. Р. Ф.  — это страна, где все со временем, с успехом стали ходить на головах, обернувшись в красную тряпку ногами к небу, и это стало нормой. Всякого, кто ходит на ногах головой к небу, принято считать сектантом, выродком, предателем, фашистом, сумасшедшим, ну в крайнем случае агентом Пентагона или Госдепа.

Сказочный плѣшивый идіотъ всѣмъ загадочно улыбается съ того свѣта: "ПГИВЕТ ГОССИЯНЦЫ! СКОГО СВИДЕМСЯ!"


Комментариев нет

Технологии Blogger.