Воспоминанія митр. Евлогія (Георгіевскаго) о революціи 1917 года


"Волны революціи вздымались ​всё​ выше, разливаясь по Россіи ​всё​ шире…


У насъ, на ​Волыни​ (какъ и во многихъ Епархіяхъ въ тѣ дни), среди низшихъ церковнослужителей, діаконовъ и псаломщиковъ началось броженіе. Вскорѣ ихъ насмѣшливо въ народѣ прозвали "соціалъ-діаконами" и "соціалъ-псаломщиками". ​Они​ потребовали отъ меня спѣшнаго созыва Епархіальнаго Съѣзда для обсужденія текущихъ вопросовъ. Я согласился.


Съѣздъ собрался на Пасхѣ. Въ составъ его кромѣ духовенства вошли представители:


1) отъ Краснаго Креста, причемъ меня, почетнаго предсѣдателя, и епископа Аверкія удалили изъ состава правленія;


2) отъ Земства;


3) отъ военныхъ организацій фронта и госпиталей.


Въ тѣ дни по всей Россіи пробѣжала волна "низверженій Епископовъ"; ​Сѵнодъ​ былъ заваленъ петиціями съ мѣстъ съ требованіями выборнаго Епископата. Члены нашего Волынскаго Епархіальнаго съѣзда ​протелеграфировали​ Оберъ-Прокурору Львову такое же требованіе.


Открылся Съѣздъ въ помѣщеніи женскаго духовнаго училища. Передъ началомъ занятій былъ молебенъ въ церкви.


Въ первую очередь всталъ вопросъ обо мнѣ какъ объ Архіепископѣ. Матросы и солдаты яростно напали на меня: "Черная сотня", "​старорежимникъ​…" и т. д. Дебаты длились цѣлый день. Секретарь обѣщалъ извѣстить меня, какъ только резолюція будетъ проголосована.


Среди ночи меня разбудилъ келейникъ: "Со Съѣзда делегація…"


Къ моему удивленію, постановленіе Съѣзда оказалось прямо противоположнымъ тому, къ чему я приготовился.


Н. И. ​Оржевская​ торжественно прочитала слѣдующее постановленіе Съѣзда:


"Господину Оберъ-Прокурору Святѣйшаго ​Сѵнода​.


Первый Свободный Епархіальный Съѣздъ Волынскаго духовенства и мірянъ въ открытомъ засѣданіи своемъ, состоявшемся 14 апрѣля 1917 года, по ​выслушаніи​ ораторовъ, освѣтившихъ политическую и церковно-общественную дѣятельность ​Архіеп​. ​Евлогія​, въ связи съ возбужденнымъ ГОРИСПОЛКОМОМЪ ходатайствомъ объ удаленіи его изъ ​Волыни​, послѣ всесторонняго обсужденія вопроса нашелъ ​предъявляемыя​ къ Архіепископу обвиненія недоказанными, а основанія Комитета для ходатайства объ удаленіи Архіепископа, какъ лица, угрожающаго общественному спокойствію, недостаточными и наоборотъ, считаетъ постановленіе Гор. Исполнительнаго Комитета объ удаленіи ​Архіеп​. ​Евлогія​ производящимъ большое смущеніе въ средѣ населенія не только г. Житомира, но и всей Епархіи и голосованіемъ своимъ, почти единогласнымъ (196–6), выразилъ довѣріе Архіепископу и постановилъ: просить Свят. ​Сѵнодъ​, а въ Вашемъ лицѣ Временное Правительство, объ оставленіи ​Архіеп​. ​Евлогія​ на ​Волыни​ какъ Архипастыря любимаго, уважаемаго и искренно-православнымъ людямъ желаннаго.


Предсѣдатель Съѣзда Священникъ ​Захарій​ ​Саплинъ​".


Съѣздъ прошелъ бурно. Въ результатѣ - куча сумбурныхъ протоколовъ и всякаго рода постановленій: объ уравненіи псаломщиковъ въ какихъ-то правахъ и проч.


Въ началѣ ​лѣта​ политическая судьба ​Волыни​ начала измѣняться. Украина стала "самостійной", въ Кіевѣ организовалась Украинская Рада. Мы попали въ зависимость отъ новаго политическаго возникшаго Центра.


Общее положеніе въ Епархіи становилось ​всё​ хуже и хуже. Въ деревняхъ грабежи и разбой, въ уѣздахъ погромы помѣщичьихъ ​усадебъ​ и убійства помѣщиковъ.


Случалось, что въ праздникъ деревня отправлялась въ церковь, а послѣ обѣдни ​всѣмъ​ ​міромъ​ грабила сосѣдніе усадьбы.


Престарѣлый князь ​Сапега​, извѣстный на всю округу благотворитель, человѣкъ культурный и доброжелательный, вышелъ къ крестьянамъ и хотѣлъ вступить съ ними въ переговоры, но какой-то солдатъ крикнулъ: "Да что его!.." - и убилъ на мѣстѣ. Почуявъ кровь, толпа озвѣрѣла и разгромила его усадьбу.


Особенно неистовствовали въ прифронтовой полосѣ. Тутъ была просто вакханалія. И немудрено! ​Всѣ​ вооружены, ​всѣ​ на войнѣ привыкли къ тому, что человѣческая жизнь ничего не стоитъ… Куда дѣвалось "Христолюбивое воинство" - кроткіе, ​готовые​ на самопожертвованіе солдаты? Такую внезапную перемѣну понять трудно: не то это было вліяніе массоваго гипноза, не то душами овладѣли ​темныя​ силы…


Мы ​всѣ​ теперь жили въ паникѣ. Въ Житомирѣ еще было сравнительно тихо, но и у насъ - увидишь солдата, думаешь, какъ бы пройти незамѣченнымъ, чтобы не нарваться на оскорбленіе. Во главѣ Губернскаго управленія стоялъ уже не губернаторъ, а "губернскій староста" - такъ переименовали предсѣдателя Земскихъ управъ, къ которымъ послѣ Революціи перешла губернаторская власть.


Въ сущности, власти уже не было, жизнь держалась лишь силой инерціи - и надвигался Всероссійскій развалъ…


Украинскую ​Раду​ въ то лѣто (1917 г.) возглавлялъ бывшій подольскій семинаристъ ​Голубовичъ​; Министерство исповѣданій - "бывшій епископъ Никонъ", мой сотоварищъ по Московской Духовной Академіи. Передъ войной онъ занималъ мѣсто викарнаго епископа въ ​Кременцѣ​ и оставилъ по себѣ весьма дурную память въ связи съ одной скандальной исторіей въ женскомъ духовномъ ​училищѣ​…


Разными неблаговидными происками онъ добился избранія въ IV Государственную думу. Въ Петербургъ добѣжали слухи о Кременецкомъ скандалѣ, и его перевели въ Енисейскъ. Онъ перевезъ съ ​Волыни​ ученицу духовнаго училища и беззастѣнчиво поселилъ ​её​ въ архіерейскомъ домѣ. Населеніе возмущалось и всячески проявляло свое негодованіе. Когда вспыхнула Революція, Епископъ Никонъ снялъ съ себя санъ, превратился въ ​Миколу​ Безсонова, "бывшаго епископа Никона", и тотчасъ съ ученицей обвѣнчался. По возвращеніи на Украину онъ сталъ сотрудничать въ газетахъ въ качествѣ театральнаго рецензента и подписывалъ свои статьи "бывшій епископъ Никонъ - ​Микола​ ​Безсоновъ​". Его бракъ кончился трагично. Жена его была найдена въ постели мертвой, съ револьверной раной. ​Безсоновъ​ нахально похоронилъ ​её​ въ Покровскомъ женскомъ монастырѣ. Покойницѣ на грудь онъ положилъ свою панагію, въ ноги - клобукъ; на лентѣ была отпечатана наглая, кощунственная надпись.


А теперь ​Микола​ ​Безсоновъ​ былъ Украинскимъ Министромъ исповѣданій!! Отъ него поступали бумаги, а Епархіальному управленію приходилось ​вести​ съ нимъ дѣловую переписку. Это было такъ противно, что я рѣшилъ съѣздить въ Кіевъ и переговорить съ Предсѣдателемъ Рады Голубовичемъ.


Я высказалъ ​Голубовичу​ мое глубокое возмущеніе назначеніемъ Министромъ исповѣданій ренегата, человѣка, осквернившаго санъ. Однако на мою просьбу пожалѣть Церковь и ​её​ защитить онъ не отозвался, ссылаясь на техническую освѣдомленность Безсонова въ дѣлахъ церковнаго управленія.


* * *


Февральскій переворотъ вызвалъ революціонное броженіе въ Епархіяхъ. Всюду спѣшно созывались ​Епархіальныя​ съѣзды для обсужденія недочетовъ церковной жизни, для заявленій всевозможныхъ требованій и пожеланій, а кое-гдѣ и протестовъ противъ мѣстныхъ архіереевъ. Оберъ-Прокуроръ В. Н. Львовъ былъ заваленъ подобнаго рода протестами. Онъ держался диктаторомъ и ​переуволилъ​ немало архіереевъ.


Въ Москвѣ открылся Всероссійскій Епархіальный съѣздъ изъ представителей духовенства и мірянъ, но безъ епископовъ; исключеніемъ былъ Епископъ Андрей Уфимскій (князь Ухтомскій), прогремѣвшій на всю Россію своимъ либерализмомъ. На Съѣздѣ говорили о модернизаціи богослуженія, объ ослабленіи церковной дисциплины… Поднятъ былъ вопросъ и о созывѣ Всероссійскаго Церковнаго Собора. Этотъ проектъ встрѣтилъ повсюду единодушный откликъ - и въ результатѣ возникло ​Предсоборное​ Присутствіе. Ему была поручена подготовительная работа по созыву Собора, разработка законопроектовъ, подборъ нужнаго матеріала и проч.

Наша работа протекала въ тревожной, накаленной атмосферѣ.


Было начало іюля… Идешь, бывало, пѣшкомъ изъ оберъ-прокурорскаго дома на Литейной къ себѣ на ​Кабинетскую​ - несутся грузовики съ вооруженными рабочими… ​Страшныя​, ​озвѣрѣлыя​ лица… Стараешься пройти стороной, понезаметней. Революціонное настроеніе въ городѣ ​всё​ сгущалось - и наконецъ разразилось вооруженнымъ выступленіемъ большевиковъ. Наступали ​кровавые​ дни 3–5 іюля…


Помню, 3 іюля, не успѣли мы прійти на засѣданіе, - раздался пулеметный трескъ: ​тра​-та-та… ​тра​-та-та… Смотримъ въ окно - толпы народу… ​Рабочіе​, работницы, ​красные​ флаги… Крикъ, шумъ, нестройное пѣніе "Интернаціонала"… По тротуарамъ бѣгутъ ​испуганные​ прохожіе, мчатся грузовики съ вооруженными до зубовъ людьми… Доносятся ​ружейные​ выстрѣлы…


Члены нашего собранія нервничаютъ, кричатъ Предсѣдателю архіепископу Сергію: "Закройте! Закройте засѣданіе!.." Но онъ спокойно возражаетъ: "Почему намъ не работать? То, что происходитъ, дѣло улицы. Насъ это не касается". Даже ​прибывшіе​ съ Васильевского острова архіереи, съ большимъ трудомъ добравшіеся до Литейной, своими блѣдными, разстроенными лицами не поколебали хладнокровія нашего Предсѣдателя. Такъ подъ трескъ пулеметовъ и выстрѣлы мы въ тотъ день и занимались… 












ВЪ БОРЬБѢ ОБРѢТЕШЬ ТЫ ПРАВО СВОЕ


Страшный погромъ въ сентябрѣ 1917 года произошелъ въ уѣздномъ городѣ Острогожске Воронежской губерніи. Однажды во время жаркаго митинга главный ораторъ воръ-рецидивистъ Мишка Бугай призвалъ: «Смерть богачамъ-кровососамъ! Разорвемъ ихъ ​поганыя​ глотки, чтобы ​они​ насъ, несчастныхъ, не предавали за взятый пятакъ! За мной, уничтожать всѣхъ буржуевъ!». Для храбрости Бугай рѣшилъ подкрѣпить погромщиковъ спиртнымъ и ​повелъ​ толпу на мѣстный винный складъ. Сохранились воспоминанія очевидцевъ, среди которыхъ былъ гимназистъ, будущій красный командиръ С.м. Кривошеій. Онъ въ своихъ мемуарахъ «Сквозь бури» писалъ: «Началось что-то невѣроятное. Пили изъ ведеръ, солдатскихъ котелковъ и просто перегнувшись черезъ край огромнаго чана; пили тутъ же изъ бочекъ, пили во дворѣ, усѣвшись у стѣнокъ подвала. Къ заводу бѣжали со всѣхъ сторонъ всякіе проходимцы. Тѣснота и давка въ подвалахъ нарастали съ каждой минутой. Солдаты, чтобы не лазить по гладкимъ и скользкимъ стѣнкамъ чановъ и не черпать водку, перегибаясь черезъ стѣнки, просто прострѣливали чаны изъ винтовокъ. Струйки водки лились прямо въ котелки. Но, разумѣется, большая часть спиртного стекала на полъ. Вскорѣ въ подвалѣ ходили по поясъ въ водкѣ. Кто падалъ, больше уже не вставалъ, тонулъ въ ней. Тутъ же возникали драки пьяныхъ изъ-за мѣста у бочекъ и чановъ, изъ-за прохода въ подвалы. Всё кончилось чрезвычайно печально. То ли кто-то, выпивъ, рѣшилъ закурить и бросилъ горящую спичку, то ли кто-то зажегъ спичку, чтобы найти упавшаго товарища, но вдругъ въ подвалѣ вспыхнулъ пожаръ, который моментально охватилъ ​всё​ помѣщеніе. Началась страшная паника. ​Всѣ​ ринулись къ выходамъ. Образовались пробки. Люди съ громкими воплями выскакивали изъ подваловъ и съ воемъ катались по землѣ, стараясь потушить свою горящую одежду. Многіе ​пьяные​ такъ и не выскочили, сгорѣли».


ВЗОШЛО ​СОЛНЦЕ​ СВОБОДЫ


Осенью 1917 года, до прихода большевиковъ къ власти, ​пьяные​ погромы пріобрѣли ​угрожающіе​ масштабы, въ которыхъ участвовали даже солдаты дѣйствующей арміи. Въ октябрѣ штабъ Западнаго фронта сообщалъ, что артиллеристы трехъ батарей, расположенныхъ въ посадѣ ​Климовѣ города Новозыбкова, съ нѣсколькими сотнями вооруженныхъ солдатъ начали погромы винокуренныхъ заводовъ. Огню были преданы имѣнія помѣщика ​Лисовскаго​ и другія предпріятія. ​Пьяные​ солдаты шатались по городу, населеніе охватила паника.


При погрузкѣ спирта въ посадѣ ​Климовѣ​ солдатами было украдено до тысячи ведеръ спирта. И началась вакханалія: «​Всѣ​ солдаты пьяны, безчинствуютъ, ходятъ по улицѣ ​вооруженные​, бьютъ окна, избиваютъ прохожихъ и наводятъ ужасъ на населеніе посада».


Начались погромы винныхъ складовъ въ Тирасполѣ. И здѣсь зачинщиками были солдаты. Какъ свидѣтельствуетъ документъ, «погромъ разрастается, принимаетъ ​угрожающіе​ размѣры; разбиваютъ магазины, лавки, ​частныя​ жилища». Своими силами ​мѣстныя​ власти не смогли угомонить погромщиковъ, пришлось вызывать ​дополнительныя​ войска. Но «погромъ принялъ настолько ​серьезные​ размѣры, что пришлось прибѣгнуть къ оружію. Залпомъ убитъ одинъ, ранено ​трое​…». Въ Тирасполь въ спѣшномъ порядкѣ были направлены конный запасъ и двѣ сотни казаковъ.


Иниціаторами разграбленія винныхъ складовъ въ Дубоссарахъ и Сорокахъ были солдаты Двинскаго полка. 





 

КТО БЫЛЪ НИЧѢМЪ, ТОТЪ СТАНЕТЪ ​ВСѢМЪ​

Первыя​ свѣдѣнія о пьяныхъ погромахъ относятся къ ​марту​ 1917 года. По воспоминаніямъ эсера С. Мстиславскаго, назрѣвалъ погромъ виннаго склада около Таврическаго дворца. Петроградскому совѣту съ великимъ трудомъ удалось его предотвратить.


6-7 іюля въ уѣздномъ городѣ Липецкѣ Тамбовской губерніи былъ разгромленъ ликерный заводъ Моршанскаго товарищества. Три солдата мѣстнаго гарнизона умерли, опившись спиртного. Въ тѣ же дни солдаты Московскаго полка, проходя по Невскому проспекту, нѣсколькими выстрѣлами убили сидѣвшаго на балконѣ зданія Сельскохозяйственнаго клуба одного изъ его членовъ. Затѣмъ солдатня вломилась въ помѣщеніе. Въ погребѣ ​они​ обнаружили около 200 бутылокъ вина и тутъ же устроили попойку.


8 іюля въ Новочеркасскѣ «толпа несознательныхъ гражданъ» предприняла попытку разгромить винный складъ, но подоспѣвшая рота сумѣла остановить ихъ. Однако на слѣдующій день ​нѣкоторые​ любители спиртного смогли проникнуть въ складъ черезъ крышу. Начались разграбленіе и всеобщее пьянство. Въ грабежѣ приняли участіе и солдаты, ​присланные​ «для прекращенія безпорядковъ и огражденія достоинства гражданъ». Затѣмъ перепившаяся толпа бросилась громить сосѣдній колбасный заводъ. Не удовлетворившись сдѣланнымъ, пьяный сбродъ заводъ сжегъ.


2 сентября въ городѣ ​Бахмутѣ​ Екатеринославской губерніи солдаты и ​мѣстные​ жители разгромили винный складъ. Затѣмъ пьяная толпа шаталась по улицамъ и горланила пѣсни. Закрывались лавки и магазины, а евреи срочно покидали городъ.


Нѣчто похожее вскорѣ произошло въ Астрахани и въ городѣ Воскресенскѣ Херсонской губерніи, гдѣ не​управляемыя​ толпы врывались въ ​винные​ погреба. Въ результатѣ дракъ сильно пострадали нѣсколько солдатъ, а кого-то изъ гражданскихъ и вовсе убили.


2 октября 1917 года разрушили ​винные​ погреба въ грузинскомъ городѣ Кутаиси, послѣ чего пьяная орда бросилась громить магазины и ​частные​ квартиры. Начались пожары, сгорѣлъ и мѣстный химическій заводъ. Лишь прибывшей на слѣдующій день изъ ​Тифлиса​ (нынѣ Тбилиси) воинской командѣ удалось остановить разореніе города". 




 

Комментарии