О ГРУБОМ СУЕВЕРИИ, УТРАТЕ ИСТИННОГО ХРИСТИАНСТВА И ПРИВЕРЖЕННОСТИ К ВНЕШНЕЙ ФОРМЕ РУССКОГО НАРОДА

 


"...Письмо твое, любезнейшая Сестра, от 12-го Ноября я получил, и, хотя писал на прошедшей почте, - пишу и на нынешней, чтоб доставить тебе при твоем лечении и совершенном уединении какое нибудь развлечение...
Непременно кушай говяжий бульон и другую нужную по требованию твоего тела мясную пищу. Церковь положила в известныя времена воздержание от мясной пищи для того, чтоб непрестанно употребляемая мясная пища не разгорячала безмерно тел, чтоб они на растительной пище постнаго времени прохлаждались и облегчались, а не потому, чтоб употребление мяса заключало в себе собственно какой грех или нечисто- ту. И потому удаление от мяса при необходимости и болезни есть грубый предразсудок русскаго человека, обременившего Небесную религию многими своими нацио­нальными дебелостями, "оцеживающими комара и пожираю­щими верблюда...".

В России, - потому что христианской верой занимаются очень поверхнос тно и грубо, идут к познанию Христа Семинарией и Академией, которых Хрис­тос не установил, а оставили очищение себя СВЯТЫМИ ПОДВИГАМИ, которое Христос установил И ЗАПОВЕДАЛ, - пребывают ВНЕ ИСТИННЫХ, ЖИВЫХ ПОНЯТИЙ о вере Христовой. - Какое Христианское образование найдем в России? В простом народе, наиболее излишнюю, скрупулезную привя­занность КО ВСЕМУ ВЕЩЕСТВЕННОМУ, к форме, - ОТ ЧЕГО родились РАСКОЛЫ; - недостаток, крайний недостаток В ПОЗНАНИЯХ и ощущениях духовных. Этот же недостаток в обществе образованном: к нему присое- диняется небрежение к форме, странно-соединенное с врожденным, усвоившимся уродливым уважением к этой же самой форме. - Вы встре- чаете человека образованного нынешним образовани­ем, заимствован- ным из развращенной Европы, умеющаго разшаркаться, извернуться, быть ловким на бале, в дипло­матическом салоне, имеющаго о всех предметах кое-какой, свой, по большей части безтолковый толк; - Вы нахо дите в нем по отношению к религии неверие, скептицизм, и, внезапно, рядом возле философскаго скептицизма Европы грубое суеверие, предразсудок глупый и смешной избы русской; он ни за что не сядет тринадцатым за стол, - чрезвычайно обезпокоится, когда соль будет просыпана, - оплевывается на все стороны при встрече с попом или монахом. В человеке, который хвалится своим разумом - две крайности, две пропасти погибельные: неверие и суеве­рие! Где ж вера чистая, святая? - Ее нет ни в слепых односторонних приверженцах формы, ни в превозносящемся разуме и премудрости человеческой, разуме и премудрости падших, отверженных Богом. Вера, святая вера! Вера - око, которым одним ум человеческий может усмотреть и зреть Святую Истину!... Шествие ея по пути узкому и прискорбному, ведущему в живот, по пути, почти БЕЗЛЮДНОМУ, шествуемому ВЕСЬМА НЕМНОГИМИ. Ведет человека по этому пути Евангелие. - Подробное изучение веры Хри­стианс- кой и всего, ведущего к точному познанию Христова Учения содержит в себе разрешение множества недоумений, рожденных неверием и суевери ем. Церковная история сохра­нила нам следующее событие времен первых Христианства. На острове Кипре был великой Святости Епископ Спиридон Тримифунтский, живший в конце третьяго и начало четвертаго столетия, присутствовавший на первом Никейском Соборе, муж, соверши вший великия знамения. В Четьих Минеях есть житие его (см. первыя числа Декабря).
На первой недели Великаго Поста, в пятницу пришел к нему странник Христианин. При Епископе жила дочь его. Епископ говорит дочери: «Нет ли у нас угостить стран­ника?» Дочь ответила: «Отец мой! Ты не вкушаешь ничего в эту неделю, и я стараюсь подражать тебе: поэтому у нас нет никакой пищи приготовленной; а есть от мясоеду остаток свиных мяс». Епископ говорит: «Поставь это мясо на стол и приготовь нам трапезу». Дочь исполнила приказание отца; угодник Божий пригласил к столу своего гостя и сам сел с ним, чтоб кушать. Странник сказал: «Я - христиа- нин, - и не ем мяснаго в Великий пост». Епископ отвечал ему: «Потому-то что ты Христианин, а не жЫд, - и должен ты есть: мы воздерживаемся от мяса не потому, чтоб оне были нечисты, или чтоб в этом была какая добродетель, как воздерживаются от них жыды, но чтоб телеса наши не отягчились объядением и пьянством». - Эта повесть - в одной из драгоценных книг моих, в которых много интерес­нейших и полезнейших событий и преданий первенствующей Христовой Церкви.
Людям полезно объяснять подобныя обстоятельства, не страшась уязвить суеверие (надо носить немощи ближних, но не растить потачкою их предразсудки). Бог, видя прямое твое намерение, подействует во благо на их сердца. Мне привелось видеть этому примеры.
Как древние христиане ставили превыше всего Евангель­скую заповедь, а по ней уже чтили и Церковное предание!
Преп. Кассиан, отец 4-го века, странствуя по Египту, пришел в постный день к некоторому святому пустынножителю. Пустынножитель представил ему трапезу с некоторым отступлением от постного строго Устава. - Уходя от старца, св. Кассиан спросил его: «Почему иноки в Египте разрешают пост для посетителей, между тем как иноки Сирии этого не делают?» (Иноки Египетские, а между иноками Египетскими, иноки Скита почитались, - и справедливо, - возвышеннейшими по святости и духов­ному разуму иноками во всем мире). Пустынножитель отвечал: «Пост - мое; когда захочу, могу его иметь; а принимая братьев и отцов, приемлем Христа, Который сказал: «Приемляй вас. Мене прием- лет, - и: не могут сынове брачнии поститися дондеже с ними Жених. Егда же отыдет Жених, тогда постятся». Вот истинное понятие о Учении Христовом!...
Христос с тобою. Благословение Божие да осеняет и да хранит тебя.

Преданнейший брат Архимандрит Игнатий.
24 ноября 1847 г."


=========================================================================

СВЯТ. ДИМИТРИЙ РОСТОВСКИЙ: исповедуют учители раскольников веру во единого Бога, а в веществе зримом и осязаемом Божества ищут, и в веществах зримых глазами и осязаемых руками веру свою полагают. Старая Икона, по их вере...Восьмиконечный крест, то их вера...Семь просфор на Литургисании, то их вера....Старые книги, то их вера...Сложение перстов по их нраву, то их вера....
О. пребезумные, слепые, заблудшие, чернее сажи умом вашим потемнен- ные. Разве иконы есть Бог? Разве число концов крестных есть Бог? или ветхость книжная есть Бог? разве сложение перстов ваших есть Бог? — Свята честная икона, но не есть Бог. Свят Крест честный, но и он не есть Бог. Честны суть книги Св. Писания, но не суть Бог. Честны суть и персты ко изображению креста, каким-либо образом слагающиеся, но не суть Бог. Тоже и просфоры, крестной печатью знаменанные, и они не суть Бог. — Все это вещество зримое, осязаемое, а не бози. А что не Божественно, то не вера! Вы только поучаете преданиям отеческим, велящим почитать честные святые вещи, а не самую веру, которой не что иное предлежит, как только единый Невидимый Бог. Да у вас ревность о старых иконах да восьмиконечных крестах и о прочих зримых и осязаемых предметах,в которые веруете, сколько их, столько и богов и вер у вас. И уже не в Боге Невидимом веру и надежду спасения вашего полагаете, но в веществе зримых и осязаемых и тщетно вы во исповедании веры глаголете: Верую во Единого Бога Вседержителя...

=========================================================================

СВЯТ, ДИМИТРИЙ РОСТОВСКИЙ (продолжение): надлежит вам глаголати: "верую не во единого, но во многие боги. В ветхие иконы, в восьмиконечные кресты, в седмерицу просфор, в старые книги, в сложение двух перстов... О таковых то рече Апостол: погрешивше, уклонишася в суесловие: хотящи быти законоучители, не разумеют, ни что глаголят, ни что утверждают. Наша же истинная Христова вера, ея не от раскольников, простых мужиков научилися, но от Самого Христа Спаса нашего, во святых Евангелиях нас научающего, и от святых Апостол ее приняли, и от Семи Вселенских Соборов в ней утвердилися.: она же во единого Невидимого Бога, в веществах же видимых и осязаемых Божества не ищет.
Почитаем ли иконы святые, лобызаем, покланяемся им, но не боготво- рим, не полагаем, что икона есть Бог, но изображение подобия Христова, или Богородичного, или какого Святого. Когда кланяемся иконе святой, кланяемся не доске, не краске, не ветхости, ни ... поскольку ни вещества в иконе ищем, ни вещество в иконе почитаем, а изображению Начертанного покланяемся. Таковое наше поклонение восходит на первообраз, на Того, кто на Небесах есть.
О книгах же старых и о книгах новых извещаем, что они одни и те же, что иконы старые и новые - едины суть. Изменения некиих слов в книгах, не есть перемена веры, в Того же Самого Бога и новые книги веровать учат, что и старые: те же Догматы веры и новые книги в себе содержат, что и старые. Тому же Богу молиться и новые книги велят, Каковому и старые; тех же самых добрых дел и новые книги поучают, что и старые, и нет никакой разницы в учении между старыми и новыми книгами.
 

Комментарии