И. Ильинъ — "Какъ русскіе превращаются въ совѣтскихъ патріотовъ"...


"Пути этого превращенія различны и многообразны, и не ​всѣ​ дороги жизни заслуживаютъ особаго описанія. Трагедія голода, безработицы и отчаянія; трагикомедія паники, безволія и безличности; комедія глупости, хитрости и невѣжества - понятны. Ихъ не надо разъяснять.


Но ​есть​ и ​сущія​ превращенія.


​Есть​ ​искреннія​ превращенія: человѣкъ тоскуетъ по родинѣ, а родина для него не духъ, не честь, не культура, не самостоятельное и свободное цвѣтеніе народной души и даже не рангъ народа въ ​міровой​ исторіи. Родина для него - это стихія національнаго языка (хочу говорить по-русски!); ширь ландшафта (мнѣ здѣсь тѣсно и душно, хочу нашихъ равнинъ и лѣсовъ!); острота климата (морозы, снѣга, весенній вѣтеръ, грозы, ливни, бури!) и ароматъ быта (вывѣтрившійся въ ​совѣтчинѣ!).


Отъ многолѣтней усталости, близорукости и поверхностнаго жизневоспріятія​ - онъ перестаетъ воспринимать порочное, позорное и ​противорусское​ качество ​совѣтчины​.


Пропаганда подталкиваетъ его, ​колеблющагося​, - и онъ готовъ "​сопричислиться​". Такихъ не мало. Можетъ быть, ​они​ и уцѣлѣютъ, по своей незамѣтности, гдѣ-нибудь въ уголочкѣ...


Но ​есть​ и не​искреннія​ превращенія. Человѣкъ отлично понимаетъ и порочность, и ​позорность​, и антинаціональность ​совѣтчины​; понимаетъ, но не чувствуетъ ​её​; и потому ​всё​ это не мѣшаетъ ему "​сопричисляться​". У него холодное ​сердце​ и мертвая совѣсть: въ ​немъ​ нѣтъ русскаго патріотизма (были раньше зачатки, да эмигрантскій сквознякъ продулъ и выдулъ!), нѣтъ любви къ своему народу (отвыкъ, да и сердца у него не было!), нѣтъ ​живого​ отвращенія къ той системѣ пошлости, лжи, насилія и раболѣпства, которая вотъ уже 30 ​лѣтъ​ уродуетъ добрую и благородную душу нашего народа. Онъ холодно наблюдаетъ, разсчитываетъ, любопытствуетъ, "прикидываетъ"; совѣтуется съ международной "​закулисой​" и, подбодренный​ ею, рѣшаетъ. Вѣдь ​умные​ люди вообще вѣрятъ въ "правоту" сильнаго и въ умѣніе держать носъ по "вѣтру"; а смыслъ великаго урагана исторіи и скрытый въ ​нем​ъ приговоръ злодѣйству - имъ недоступенъ. И вотъ онъ готовитъ себѣ не​обходимыя​ "связи", "договаривается", «называется груздемъ» и «лѣзетъ въ кузовъ». 


Это не значитъ, что онъ немедленно "возвращается". Да и пустятъ ли его?... Нѣтъ, онъ нерѣдко остается въ эмиграціи, начинаетъ совѣтскую пропаганду, лжетъ иностранцамъ по совѣтской указкѣ, лжетъ и по-русски, нарочно смѣшиваетъ Россію съ Совѣтскимъ Союзомъ, путаетъ ​всѣ​ понятія, выдаетъ зло за добро и добро за зло, отправляетъ другихъ на погибель и становится слугою дьявола. Такова была предательская роль ​Бердяева​, который, впрочемъ, совсѣмъ не былъ одинокъ. Другіе "ѣдутъ". Иногда ​высланные​ европейскимъ государствомъ, въ которомъ ​они​ долго имѣли ​убѣжище​ и которое ​они​ потомъ отблагодарили предательской агентурой; но иногда и вполнѣ добровольно. Ибо и дьяволъ можетъ имѣть своихъ "добровольцевъ"...


Такимъ совѣтская власть не вѣритъ, такихъ она не цѣнитъ; и въ этомъ она права. ​Они​ будутъ использованы, а затѣмъ уничтожены, какъ ​подозрительные​ перебѣжчики: имъ "пришьютъ" «шпіонажъ въ пользу Эквадора или Новой Зеландіи»... и присудятъ къ "высшей мѣрѣ"!...


Итакъ, люди "превращаются" отъ духовной слѣпоты: или наивно-безпомощной, или порочно-сознательной. Наивная безпомощность иногда выражается въ своеобразномъ "дальтонизмѣ": человѣкъ вдругъ (или постепенно!) слѣпнетъ для одного "цвѣта", для опредѣленнаго сектора жизни. Одинъ увѣровалъ, что успѣхъ Красной Арміи составляетъ честь и славу Россіи и уже начинаетъ "забирать" Дарданеллы, Балканы, Персію и аннексировать Китай (военный имперіализмъ Красной Арміи)... Другой увѣровалъ, что санъ Всероссійскаго Патріарха дѣлаетъ человѣка "мудрымъ", "геніальнымъ", "святымъ", "священномученикомъ"... И вотъ онъ уже шепчется съ чекистами въ рясахъ, прислуживаетъ въ храмѣ перебѣжавшему Епископу и мечтаетъ подмять подъ Совѣтскую церковь ​всѣ​ ​восточныя​ Патріаршества (клерикальный имперіализмъ Совѣтской церкви)... Третій преклонился передъ - «заводами-гигантами» и восторгается лозунгомъ «догнать и перегнать Америку». И вотъ онъ уже горюетъ о томъ, что ​совѣтофилъ​ ​Капица​ ​всё​ еще не подарилъ Совѣтамъ атомную бомбу и уже переписывается таинственно съ какимъ-то совѣтскимъ жильцомъ поруганнаго Московскаго Кремля...


И ​всѣ​ ​они​, по слѣпотѣ и глупости, промѣнявъ Россію на Совѣтскій Союзъ, мнятъ себя "патріотами".

Этимъ ​всѣмъ​ одна судьба: «коготокъ увязъ - всей птичкѣ пропасть»: такова «власть тьмы». Духовной зоркости не хватило - ослѣпнетъ совсѣмъ. Ступилъ въ болото - и не вылѣзетъ. Проглотилъ маленькаго "чертенка" - проглотитъ и всего "дьявола"; и тогда "дьяволъ" проглотитъ его ​самого​...


Во всѣхъ этихъ превращеніяхъ - искреннихъ и неискреннихъ - дѣло не просто въ недостаткѣ освѣдомленности или въ интуитивной зоркости. Дѣло въ скудости духа: въ ​недуховности​ "патріотизма", въ бездуховномъ политиканствѣ, въ духовно мертвомъ воспріятіи арміи, въ духовнослепой религіозности, въ духовно-индифферентномъ трактованіи національнаго хозяйства.


Ибо безъ духовнаго измѣренія ​вещей​, явленій и человѣческихъ дѣлъ - безъ измѣренія глубины, безъ «Божьяго луча», безъ совѣсти и чести - ​всё​ становится мелкимъ, плоскимъ, пошлымъ и соблазнительнымъ. А въ нашу эпоху величайшаго, обостреннаго и обнаженнаго соблазна всякая духовная скудость и слѣпота (въ политикѣ, въ хозяйствѣ, въ церкви и въ арміи, въ искусствѣ и въ наукѣ!) ведетъ къ пріятію безбожія, къ содѣйствію ​міровой​ революціи и къ предательству Россіи.


Иванъ Ильинъ, «Наши задачи» 



Прим.: Не только вся правая русская эмиграція, ставъ вдругъ ревностно монархической, стала лить слезы по потерянному и разоренному Отечеству, но и кто на остался руинахъ... подъ тяжкимъ игомъ большевицкимъ. До всѣхъ съ  опозданіемъ дошло что они натворили... Но это уже другая исторія, другого государства...

Комментарии