ЦАРСТВОВАНИЕ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II С.С. ОЛЬДЕНБУРГ (1940г.)

 

На девятом году царствования личность императора Николая II оставалась едва ли не настолько же загадочной для общества и народа, как в момент его восшествия на Престол. Вернее, ее уже заслоняла легенда, созданная кругами и прессой, враждебными власти. Было это просто результатом непонимания, недооценкой противника (ибо Государь, конечно, был противником революционных течений! ) - но отношение к Императору Николаю II существенно отличалось от той вражды, смешанной со страхом и невольным уважением, которую враги русской власти питали к его державному предшественнику Императору Александру III. Мягкость обращения, приветливость, отсутствие или, по крайней мере, весьма редкое проявление резкости - та оболочка, которая скрывала волю Государя от взора непосвященных - создали ему в широких слоях страны репутацию благожелательного, но слабого правителя, легко поддающегося всевозможным, часто противоречивым внушениям. Утверждали также, будто на Государя можно всегда повлиять формулой: «Так делалось при покойном Царе». А когда принималось какое-нибудь неожиданное, новое решение, - сейчас же начинали искать «закулисных влияний». Между тем, такое представле ние было безконечно далеко от истины; внешнюю оболочку принимали за сущность. Император Николай II, внимательно выслушивавший самые различные мнения, в конце концов поступал сообразно своему усмотрению, в соответствии с теми выводами, которые сложились в его уме, часто - прямо вразрез с дававшимися ему советами. Его решения бывали порою неожиданными для окружающих именно потому, что свойственная ему замкнутость не давала никому возможности заглянуть за кулисы его решений. Но напрасно искали каких-либо тайных вдохновителей решений государя. Никто не скрывался «за кулисами». Можно сказать, что Император Николай II сам был главным «закулисным влиянием» своего царствования! Можно даже сказать больше: за первый период своего царствования Государь понемногу «подчинил себе» Министров - едва ли не в большей степени, чем Император Александр III, бывший только «собственным Министром иностранных дел». Поворачивая руль экономической политики в сторону деревни, Государь распространял свое непосредственное влияние и на область народного хозяйства. Основные вехи и внешней, и внутренней политики были лично поставлены самим Государем: вовне - проведение в жизнь «большой азиатской программы», при всемерном охранении мира в Европе; внутри - выпрямление того крена в пользу города, который получился в результате быстрого роста Промышленнос- ти и отставания сельского хозяйства; проведение преобразований - при непременном условии сохранения неприкосновенности проводящей их самодержавной Царской власти, которая представлялась Государю необходимым условием великодержавной мощи и внутреннего процветания России. После того как в 1899 г. Государь отказался от расширения местного самоуправления, опасаясь, что этим он бы усилил стремление к ограничению Царской власти, он как бы проводил в жизнь новую формулу: по мере возможности удовлетворял все те требования реформ, которые не влекут за собою политических последствий... В карикатурном виде заграничный журнал «Освобождение» изображал эту тенденцию как стремление «подкупить все сколько-нибудь влиятельные слои населения»: купечество, дворянство, рабочих; к этому списку следовало бы причислить и крестьянство, улучшение быта которого было выдвинуто в 1902 г. на первый план. Заграничный журнал, того не сознавая, делал власти высший комплимент, отмечая, как она поочередно стремится удовлетворить потребности всех слоев населения!

===========================================================================

Все глубоко ничтожные мерзости, каковые можно услышать о последнем нашем святом Государе есть преднамеренные сплетни врагов Отечества, дожившие до наших дней... "Благо" что русофобов хватает. Столько дряни в головах развелось...

===========================================================================

К.П. Победоносцев характеризует газеты российские как “сущие язвы нашего времени”, которыми “завладел сам “отец лжи””. В письме к С.А. Рачинскому в феврале 1898 г. К.П. Победоносцев негодует: “Все газеты в руках промышленников, в большинстве - евреев, и промышляют невежественным либерализмом, сплетнею и скандалом. Поистине я не знаю ни одной редакции разумной и культурной”. Периодические издания либерального направления он называет “лавочками”, которые “утвердились под фирмою журналов и которые с нахальством величают себя Русскою прессой, присваивая себе самодержавие в так называемом общественном мнении”. Наблюдения за производимыми либеральными журналами манипуляциями с общественным мнением приводят К.П. Победоносцева к однозначному выводу: “Общественное мнение повсюду, а тем более в России, я считаю обманчивою мечтою, и вижу на опыте целой жизни, как при помощи его не разъясняется, а извращается истина”.
Уже в царствование Николая II К.П. Победоносцев пишет С.Ю. Витте 25 декабря 1904 г. по поводу его проекта “освобождения” печати: “Я ужаснулся, прочитав вечером Ваше предложение о печати, и не мог заснуть. Разве Вы не видите, что наша печать - не что иное, как гнусный сброд без культуры, без убеждения, без чести и орудие нравственного разврата в руках врагов всякого порядка? И Вы предлагаете снести разом все предупредительные меры, оставив лишь призрак какой-то кары, бездейственной и безплодной, дающей только повод к возбуждению новой смуты. Ведь эта печать разнесет яд во все углы до последней деревни и наконец развратит душу народную...

Комментарии