Правда о Ленских расстрелах в 1912 и 1938 годах

ВТОРОЙ ЛЕНСКИЙ РАССТРЕЛ 1938 ГОДА
В советской пропаганде Ленская трагедия 1912 года стояла одной из первых в ряду «ужасов Царизма». Это не помешало в 1925 году, следуя заветам Ленина о концессиях, сдать в аренду золотые месторождения Восточной Сибири ...компании «Лена Голдфилдс»! Доля Соввласти в концессии была всего 7 %.
Об этом историки-марксисты вспоминать не любят. Как и о втором «Ленском расстреле», случившемся в 1938 году. О нем стало известно лишь недавно, благодаря исследованию иркутских историков А.Л.Александрова и В.Г. Томилина.

ВТОРОЙ ЛЕНСКИЙ РАССТРЕЛ
В 1937 году, всего через 10 лет, после второго послания Сталина, в соответствии с его теорией об обострении классовой борьбы по мере продвижения страны к коммунизму, рабочие на берегах Витима превратились во врагов.
В конце 1937 года Сибирь явно отставала в корчевании «врагов народа». Наверстать упущенное на Ленских приисках поручили эмиссару НКВД по фамилии Кульвец. «В Бодайбо большой контингент врагов, которым надо дать почувствовать силу Советской власти», — докладывал он начальству. В итоге были арестованы несколько тысяч. Переполненные тюрьмы, пытки. Только в 1938 году в Бодайбо расстреляли 948 человек. Это в 4 раза больше жертв трагедии 1912 года, даже если принять цифирь большевистской «Звезды». В 1912 году погибло от 120 до 250 человек. В 1937 одна "тройка" НКВД в день получала вчетверо больший результат...

Кульвец писал: "По приезде в Бодайбо установил, что к операциям аппарат не готовился. Кроме учетных списков, других материалов почти не было. Больше приходилось действовать чутьем".
Когда нюх на врагов отказывал, жертвы выбирались по национальному признаку. "Китайские дела - по городу арестовал всех до единого, ближайшие прииски тоже опустошил. Остались только дальние прииски в 200 - 300 километрах. Туда разослал людей. Разгромлю всех китайцев в ближайшие дни".
Проводя операцию по искоренению врагов Кульвец столкнулся с большой разбросанностью приисков в районе. Тем не менее он сумел организовать аресты по всему громадному району и этапирование арестованных в бодайбинскую тюрьму.
"Аресты производятся в условиях территориальной разбросанности от 200 до 50 километров"."Мобилизовал некоторых работников милиции. Райком ВКПб выделил несколько партийцев, но все это подсобный контингент, который еще не может заставить арестованного говорить и я вынужден использовать их в командировках по арестам". "По Вашему указанию выслал двух оперативников в район Мача." "Я докладывал Вам, ...что в связи с непогодой - партия арестованных с Мачи, ...более 150 человек застряла в пути. Вины моей здесь нет. Я сделал все, вплоть до того, что раздобыл безплатно самолет и летчика. Поднялся буран, замело все дороги, движение остановилось. Прибудут арестованные не ранее числа 12-ого марта".

В архивных материалах совершенно нет упоминаний о сопротивлении арестованных, побегах с этапа, нападении на конвоиров. Сутками арестованные шли по тайге в Бодайбо не делая попыток обезоружить своих конвоиров. Такая покорность как то не вяжется с образом врагов, шпионских организаций, диверсионных групп обнаруженных Кульвецем, которые только и ждали сигналов к выступлению против властей и членами которых становились арестованные, оказавшись в бодайбинской тюрьме. Наоборот, закрадывается мысль, что это непонятная покорность объясняется абсолютной невиновностью арестованных людей, не чувствующих за собой какой либо вины и потому выполняющие безпрекословно требования арестовавших их оперативников, следующих в районный центр Бодайбо, с очевидной уверенностью, что там разберутся.

Количество арестованных скопившееся в бодайбинской тюрьме значительно превысило ее рассчитанную вместимость.
"С содержанием арестованных у меня черезвычайно тяжелая обстановка". "Забито все здание РО, все коридоры, в каждой комнате по 10-12 человек, полнейшая профанация следствия, допросы производятся в присутствии остальных, занял столовую, здание милиции, склады РО и пр. Ведь лимит тюрьмы на 75 человек. Арестовано более 1000 человек". "Большая скученность, массовые заболевания, ежедневные смертные случаи...

Арестовав массу народа, эмиссар столкнулся с другой проблемой. На арестованных нужно было сформировать дела. В соответствии с теорией Вышинского, что "царицей доказательства" является признание обвиняемого, требовалось лишь оформить протоколом признание арестованного в антисоветской, контрреволюционной, шпионско-диверсионной деятельности без указания конкретных фактов в чем выражалась эта деятельность.
Оформление дел более чем на 1000 человек даже чисто технически представляет собой большую работу.
"Протоколы самые легонькие приходится писать самому. Аппарат мало квалифицированный до анекдотов. Помогают мне только двое и те пишут в день по одному простенькому протоколу. Меня хватает (физически) на 3-4 протокола в сутки. В помощь от 4-ого отдела мне прислан всего один практикант.

Арестованные на выдерживали ужасных условий содержания, стойки в тесных камерах, пыток при допросах, конвеерных допросов, когда допрос производится несколько суток подряд последовательно сменяющимися следователями и начинали давать нужные показания, подписывали любые протоколы. Но были и примеры стойкости. Как показал Комов Л.А. в 1940 году, привлеченный в качестве свидетеля по делу подсудимого Кульвец: "Из 3-4 тысяч арестованных, только не дал показаний один Алтуньян - преподаватель немецкого языка в Бодайбинской средней школе"."...это oдин из редких, который выдержал режим допросов, чему удивлялся сам Кульвец".
Эмиссару была предоставлена возможность производить аресты без санкции прокурора, поскольку к этому времени сам районный прокурор был арестован. Ордера на арест выписывал единолично эмиссар. Он же проводил следствие, выбивая показания или используя пытки, в частности содержание людей по нескольку суток в стойке. Тем не менее, не смотря на неограниченные полномочия, выносить приговоры арестованным эмиссар не имел права. Дела направлялись в Иркутск и списки приговоренных подлежали утверждению областной Тройкой. В этой процедуре эмиссар сталкивался с рядом неприятных для себя обстоятельств. Списки Тройкой урезались. Это очень безпокоило эмиссара, так как свидетельствовало о плохо проведенном им следствии, отсутствии доказательств вины подозреваемых. Он вынужден был оправдываться перед начальством, требовал разъяснений, в чем состоят его упущения, пытался убедить начальство войти в его положение и не урезать списки.
"Прошу Вас сообщить мне - почему из 260 человек имеется решение на 157 человек? Какое решение в отношении остальных 100 человек ? Это для меня важно с точки зрения дальнейшего следствия" "Меня очень огорчило, что из двух партий в 260 человек, по первой категории идут только 157 человек"...

На это послание начальство спешило успокоить своего эмиссара, что подозревать интриги против него на основании задержки дел нет оснований. Причина задержки Тройкой дел из Бодйбо в другом. В чем же?
"Вам послали приговоры по Тройке на 326 человек по первой категории, проводите их в жизнь - вот Вам некоторая разгрузка, остальной троичный контингент не рассматриваем, так как нет, лимита, ведь Вы с делами задержались, начали давать после 15 марта и здесь 3-й отдел не виноват, т.е. не делил на "свои" и "чужие", ждём лимит, тогда будем рассматривать, а пока его нет".

ИСПОЛНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ

Всего в 1938 году в Бодайбо было расстреляно 948 человек, что почти в четыре раза больше, чем в 1912 году, даже если брать за оценку числа жертв приведенные газетой "Звезда". Места захоронения жертв 1938 года не обнаружены до сих пор. Приводимый список не содержит лиц приговоренных по так называемой второй категории к различным срокам. Так что подлинные масштабы террора фактически были еще больше. Экономика района была практически парализована.
Когда советская репрессивная система начала избавляться от палачей, знавших слишком много, Кульвец был арестован 30 июля 1940 года и после восьмимесячного следствия 14 мая 1941 года приговорен к расстрелу Военным трибуналом войск НКВД Забайкальского округа. По кассационной жалобе приговоренного высшая мера наказания была 16 мая 1941 года заменена 10 годами Лагерей. Далее его следы теряются. Находясь в 1940-1941 гг. под следствием и отметая все обвинения в совершении преступлений он утверждал. "Заявляю еще раз и с этим умру, что работал я честно не жалеючи себя, получил туберкулез, не гнушался ни какой работой вплоть до того, что по приговорам из Иркутска сам же приводил их в исполнение и в неприспособленных районных условиях приходилось таскать на себе, я приходил с операции обмазанный кровью, но мое моральное угнетение я поднимал тем, что делал нужное и полезное дело Родине".
Тяжела была работа палача. Столько народа пересстрелять...

В отличии от трагедии 1912 года, массовые расстрелы 1938 году никакого общественного резонанса не вызвали, никаких дискуссий о том, что надо изменить в общественном механизме для исключения подобных событий, в советской печати не последовало. В целом Коммунистическая партия, муссируя Ленскую трагедию и демонизируя Царскую власть, армию и полицию, не раз сама прибегала к массовым расстрелам населения. Достаточно вспомнить о расстреле в Новочеркасске, случившемся летом 1962 года, спустя 50 лет после Ленской трагедии. Это были массовые протесты против роста цен на мясо и масло. По толпе открыли огонь автоматчики, 24 человека убито, 87 ранено. Позднее 7 человек были расстреляны и 107 получили тюремные сроки.

Архив ФСБ по Иркутской области. Дело 7912.
Александров А., Томилов В."Два ленских расстрела"// Газета "Восточно-Сибирская Правда". 28 мая 1996г.
Два расстрела.1912 — Ленский расстрел, 1962 — Новочеркасский расстрел.
Но был один, который не стрелял...
Смирнов С. «Ленский расстрел»: бодалась правда с политикой

Комментарии