Изъ серіи "Большевики русофилы": Назинская трагедія — островъ смерти

 


Въ 1933 году на необитаемомъ островѣ Назино посреди рѣки Обь разыгралась трагедія: почти семь тысячъ такъ наз. "спец. поселенцевъ", брошенныхъ тамъ властями безъ  ѣды и крыши надъ головой, дошли до людоѣдства.



Арестантовъ везли въ верховья Оби, гдѣ имъ предстояло трудиться на лѣсоповалѣ. Поскольку ​перевалочные​ лагеря были опасно переполнены, ихъ высадили на островѣ, откуда нельзя было убѣжать.


Нѣсколькими мѣсяцами раньше первый секретарь Западно-Сибирскаго крайкома партіи Робертъ ​Эйхе​ въ телеграммѣ Сталину доказывалъ нереалистичность плановъ Г. П. У. размѣстить въ краѣ милліонъ ссыльныхъ и предлагалъ остановиться на цифрѣ въ 300 тысячъ. Однако вліятельный шефъ секретной полиціи Генрихъ Ягода настоялъ на своемъ.


Остановка на островѣ должна была быть короткой, но затянулась на мѣсяцъ.


Письмо Сталину


О дальнѣйшемъ разсказалъ въ письмѣ Сталину инструкторъ ​Нарымскаго​ ​окруж. ком.​ ​В. К. П. ​(б.) ​Величко​.


"20 и 30 апрѣля 1933 года изъ Москвы и Ленинграда были направлены на трудовое поселеніе два эшелона деклассированныхъ элементовъ, всего 6144 человѣка.


Прибывши въ Томскъ, этотъ контингентъ былъ пересаженъ на баржи и доставленъ на островъ ​Назино​. На островѣ не оказалось никакихъ инструментовъ, никакихъ построекъ, ни сѣмянъ, ни крошки продовольствія. На второй день прибытія 19 мая выпалъ снѣгъ, поднялся вѣтеръ, а затѣмъ и морозъ. Люди начали умирать. ​Они​ заживо сгорали у костровъ во время сна, умирали отъ истощенія и холода, отъ ожоговъ и сырости.


Въ ​первые​ сутки бригада могильщиковъ смогла закопать 295 труповъ. Только на четвертый или пятый день прибыла на островъ ржаная мука, которую и начали раздавать по нѣсколько сотъ граммъ. Получивъ муку, люди бѣжали къ водѣ, и въ шапкахъ, портянкахъ, пиджакахъ и штанахъ разводили болтушку и ​ѣли​ ​её​. При этомъ огромная часть ихъ просто съѣдала муку, падала и задыхалась, умирая отъ удушья.


Вскорѣ началось въ угрожающихъ размѣрахъ людоѣдство. Сначала въ отдаленныхъ углахъ острова, а затѣмъ, гдѣ подвертывался случай. Въ результатѣ изъ 6100 человѣкъ, прибывшихъ изъ Томска и плюсъ къ нимъ 500-700 человѣкъ, переброшенныхъ изъ другихъ комендатуръ, къ 20 августа осталось въ живыхъ 2200 человѣкъ".


Къ этому надо добавить, что 30 депортированныхъ умерли еще до прибытія на островъ, а треть изъ высаженныхъ послѣ трехнедѣльной дороги были такъ слабы, что не могли стоять. Нѣсколькихъ человѣкъ затоптали насмерть въ дракѣ, возникшей при раздачѣ муки. Множество жизней унесли вспышки дизентеріи и тифа. Сотни ссыльныхъ пытались пересѣчь широкую ​рѣку​ на плотахъ и утонули или были застрѣлены охраной.


Людоѣдство


​Первые​ случаи каннибализма произошли уже черезъ десять дней послѣ того, какъ ​спец. поселенцевъ​ бросили на островѣ. Потомокъ россійскихъ эмигрантовъ, бывшій атташе по культурѣ французскаго посольства въ Москвѣ, историкъ ​Николя​ ​Вертъ​ недавно опубликовалъ книгу "Островъ каннибаловъ", ставшую результатомъ его поѣздки на мѣсто трагедіи.


"Люди умирали повсюду, убивали другъ друга, - разсказала ученому мѣстная жительница, которой во время трагедіи было 13 ​лѣтъ​. - По всему острову можно было увидѣть, какъ человѣческое мясо рвутъ, рѣжутъ и развѣшиваютъ на деревьяхъ. Поляны были завалены трупами". Свидѣтельница вспомнила о красивой дѣвушкѣ, которую обхаживалъ одинъ изъ охранниковъ. "Когда онъ ушелъ, люди схватили дѣвушку, привязали ​её​ къ дереву и зарѣзали, съѣвъ ​всё​, что смогли".


Были зарегистрированы нѣсколько десятковъ случаевъ людоѣдства и трупоедства.


​Безымянныя​ могилы


Только въ серединѣ іюня ​спец. поселенцевъ​ наконецъ вывезли съ "острова смерти", но отправили не въ больницы, а на поселеніе, гдѣ ​изможденные​ люди продолжали умирать. Комиссія, посланная въ ​Нарымъ​ по письму ​Величко​, подтвердила ​всѣ​ ​изложенные​ въ ​нем​ъ факты.


На островѣ расследователи обнаружили 31 братскую могилу, въ каждой изъ которыхъ было зарыто 50-70 труповъ. "Какое точно количество людей похоронено на островѣ ​Назино​, и кто именно по фамиліямъ - такихъ ​свѣдѣній​ нѣтъ", - говорилось въ докладной запискѣ, составленной по итогамъ провѣрки.


​Николя​ ​Вертъ​: "Въ то, что произошло на островѣ ​Назино​, трудно повѣрить/ Но у насъ на рукахъ ​есть​ безпрецедентно ​подробные​ документы, ​которые​ позволяютъ разсказать объ этихъ такъ долго ​замалчиваемыхъ​ событіяхъ. Трагедія въ томъ, что ​погибшіе​ на островѣ - это лишь 1% отъ тѣхъ, кто умеръ въ тотъ годъ отъ голода. Эпизодовъ, подобныхъ ​Назино​, было гораздо больше, и мы просто о нихъ не знаемъ".


По даннымъ совѣтской статистики, ​Назинская​ трагедія и правда не была ​чѣмъ​-то изъ ряда вонъ выходящимъ. Въ ходѣ первой же перерегистраціи "​спец. поселенцевъ​", проведенной въ январѣ 1932 года, то ​есть​ еще до описываемыхъ событій, обнаружилась убыль полумилліона человѣкъ, умершихъ или сбѣжавшихъ на вѣрную смерть въ тайгу.


"​Нежелательный​ элементъ"


Жертвъ ​Назино​ казалось бы не собирались убивать, до нихъ просто не дошли руки. ​Они​ погибли изъ-за чудовищнаго пренебреженія къ человѣческой жизни въ странѣ "побѣдившаго соціализма"...


​Эти​ люди даже не были "врагами народа" въ сталинскомъ пониманіи этого слова. "​Спец. поселенцами​" на бюрократическомъ жаргонѣ тѣхъ ​лѣтъ​ называли, во-первыхъ, раскулаченныхъ, а во-вторыхъ (какъ въ ​Назинскомъ​ случаѣ) - депортированныхъ изъ городовъ "деклассированныхъ элементовъ и нарушителей паспортнаго режима".


"Кулаковъ" ​карательные​ органы считали не по головамъ, а семьями. Извѣстно, что изъ деревни "въ ​холодные​ края" отправилось около 700 тысячъ семей (а ​они​ тогда были ​большія​). Что касается горожанъ, то среди нихъ попадались ​самые​ ​разные​ люди: старая интеллигенція и ​бывшіе​ нэпманы, ​бездомные​, ​нищіе​ и проститутки, тѣ же крестьяне, пытавшіеся спастись въ городахъ отъ "голодомора", и просто тѣ, кого облава застала на улицѣ безъ паспорта въ карманѣ. Въ архивныхъ документахъ отмѣченъ эпизодъ, когда изъ Москвы какъ "нарушителя паспортнаго режима" депортировали начальника рай. отдела милиціи.


Какъ ​совѣтскіе​ граждане "скорбѣли" о смерти выродка Сталина


5 ​марта​ 1953 года на кормъ червямъ отправился красный палачъ Іосифъ Джугашвили


Разнорабочая завода «Запчасти» въ Одессѣ В. С. Вербицкая: «Пусть хоть умираетъ, я такъ голодна, что мнѣ свѣтъ не милъ».


​Рентгенотехникъ​ краевой больницы Красноярска Б. А. Басовъ, въ нетрезвомъ состояніи: «Пусть онъ умираетъ, на его мѣсто найдутся десятки людей». На слова «милліоны людей будутъ о нёмъ плакать» отвѣтилъ: «Не плакать, а радоваться будутъ милліоны людей».


Изъ докладной записки М. Г. Б. руководству Ц. К.  К. П. С. С.  о реакціи военнослужащихъ на извѣстіе о болѣзни Сталина: «Начальникъ клуба артиллерійской базы В. В. С. Московскаго военнаго округа: «Туда и дорога».Сержантъ артиллерійской бригады Прикарпатскаго военнаго округа, латышъ: «Ну и хорошо». Инспекторъ политическаго управленія Прикарпатскаго военнаго округа: «А стоитъ ли его лѣчить?» Солдатъ бронетанковаго склада: «Сталинъ долго не протянетъ, да это даже лучше. Посмотрите, какъ всё сразу измѣнится».


Чернорабочій воинской части въ Приморскомъ краѣ С. Н. Степановъ: «Собакѣ собачья смерть». Пѣлъ «извращенными словами» гимнъ С. С. С. Р.: «Союзъ нерушимыхъ, голодныхъ и вшивыхъ».


Заключенный Б. С. Устинъ – другимъ заключеннымъ, вѣшающимъ портретъ Сталина: «Какую (нецензурное выраженіе) вы вывѣшиваете». Ранѣе говорилъ, что Сталинъ укралъ труды Ленина и выдаетъ за свои, что нѣтъ въ продажѣ муки изъ-за неправильнаго руководства страной.


Колхозникъ изъ Молдавіи Г. И. ​Настасюкъ​: «Хорошо было бы не только Сталинъ, но и ​всѣ​ коммунисты въ теченіе трехъ дней погибли, тогда и колхозовъ не было бы».


Слесарь машинно-тракторной станціи изъ Пензенской области Н. Д. ​Филюнинъ​: гробъ будетъ сдѣланъ «изъ гнилыхъ досокъ, на хорошій гробъ Сталинъ себѣ не заработалъ, встрѣтятся на томъ ​свѣтѣ​ съ Ленинымъ, Марксомъ и ​Энгельсомъ​, пойдутъ въ буфетъ и выпьютъ за встрѣчу».


Бомжъ Н. В. Поповъ: «Товарищу Сталину я говорилъ, что онъ проживетъ столько ​лѣтъ​, сколько онъ прожилъ, такъ оно и вышло». Нецензурно выругался «по адресу Коммунистической партіи Совѣтскаго Союза и Ленинскаго комсомола».


Бригадиръ трактористовъ изъ Ростовской области И. Ф. ​Приходько​, въ нетрезвомъ состояніи: «Выпьемъ за Сталина, за то, что онъ умеръ, спасибо ему, что онъ построилъ намъ сто девяносто тысячъ концлагерей».


Инвалидъ войны изъ Башкиріи Ш. Ш. Шаймардановъ, въ нетрезвомъ состояніи: «Это неплохо, на одного коммуниста будетъ меньше».


Колхозникъ изъ Сѣвернаго Казахстана, нѣмецъ Я. И. ​Пейтъ​ сорвалъ портретъ Сталина, бросилъ въ снѣгъ и растопталъ со словами: «Чтобы мои глаза тебя больше не видѣли».


Библіотекарша изъ Вильнюсской области О. М. ​Скадайте​ пересказала анекдотъ: «Передъ смертью вождь совѣтскаго народа и К. П. С. С.  ​якобы​ сказалъ, чтобы его ​сердце​ похоронили въ Грузіи, а мозгъ въ Москвѣ, и еще одну часть тѣла разрубить на 16 частей и отдать ​всѣмъ​ республикамъ, чтобы вспоминали, а то умеръ и ничего не оставилъ народу»


Колхозница изъ Бобруйской области О. К. ​Лопатина​, въ нетрезвомъ состояніи: «Сталинъ нашъ врагъ, онъ умеръ (нецензурная брань)».


Заключенный Н. Е. Ефремовъ: «Хорошо, что умираютъ члены нашего правительства, колхозники будутъ радоваться, а то ​они​ ничего не получаютъ на трудодни, а имъ пишутъ ​однѣ​ палочки… Ни въ одной капиталистической странѣ нѣтъ такихъ жестокихъ законовъ, какъ у насъ».


Рыбакъ съ Сахалина А. А. ​Шамаевъ​, въ нетрезвомъ состояніи: «Вотъ умеръ Сталинъ – однимъ живоглотомъ стало меньше». Называлъ вождя «дерзкими похабными словами».


Священникъ изъ Донецкой области М. Е. ​Агеевъ​: «Сталинъ напился человѣческой крови, а теперь лежитъ и гніетъ въ землѣ»

.

Путевой рабочій Амурской желѣзной дороги И. Л. ​Скуратовъ​: «Вотъ пріѣду въ Москву, зайду въ мавзолей, выколю глаза этой грузинской мордѣ и залью ему мочой глаза».


Подборка "проступковъ" совѣтскихъ гражданъ изъ надзорныхъ производствъ Прокуратуры С. С. С. Р. по дѣламъ объ антисовѣтской агитаціи и пропагандѣ. Завершаютъ каждое описаніе шифры дѣлъ.

..

​Бурмакинъ​ В. Н. (1907 года рожденія, русскій, образованіе 7 классовъ, рабочій вокзала, станція Тюмень) на протяженіи 1952—1953 ​гг. систематически критиковалъ условія жизни рабочихъ и техническое развитіе Америки и Совѣтскаго Союза, въ ​мартѣ​ 1953 г. во время передачи по радіо сообщенія о смерти Сталина сказалъ рабочей вокзала: «Не плачь, дорогая, хватитъ, попилъ онъ нашей крови». 16 мая 1956 (реабилитированъ) Ф.8131. Оп .31. Д. 59643


 

Комментарии