И. Н. Катковъ о цѣльности и однородности Русскаго государства

 

​"Все на ​свѣтѣ​ имѣетъ своихъ враговъ. Нѣтъ такой скромной, малой, ничтожной жизни, которой не угрожали бы ​смертельныя​ опасности. И устрица имѣетъ своихъ враговъ: можетъ ли не имѣть ихъ такое громадное и могущественное государство, какъ Россія?


Русское государство выдержало ​страшныя​ войны; но ​онѣ​ не только не разрушили его, а напротивъ, способствовали его усиленію. Война возбуждаетъ ​народныя​ силы, вызываетъ народное чувство, которое тѣснѣе и крѣпче связываетъ ​всѣ​ элементы государственнаго организма и ​всѣ​ части народонаселенія. Что можно представить себѣ громаднѣе той войны, которую выдержала Россія въ 1812 г.? Но ​чѣмъ​ же кончился этотъ крестовый походъ противъ ​нее​ всей Европы, предводимой великимъ завоевателемъ? Было ли разрушено Русское государство? Была ли раздроблена его государственная область? Понесло ли оно какой-нибудь ущербъ? Ослабѣло ли оно внутри или въ своемъ европейскомъ положеніи?


Нѣтъ, этотъ крестовый походъ, въ которомъ соединились ​всѣ​ силы Европы противъ Россіи, кончился полнымъ торжествомъ ​ея​; никогда не была она. такъ могущественна, какъ послѣ той войны; патріотизмъ народной войны послужилъ къ обновленію общества и положилъ начало болѣе самостоятельному развитію его нравственныхъ силъ.


Въ послѣднюю, Восточную, войну противъ Россіи соединились также силы почти всей Европы; война была ведена при самыхъ неблагопріятныхъ для Россіи условіяхъ; она не имѣла народнаго характера; исходъ ​ея​ былъ очень несчастливъ для Россіи, Россія понесла значительный ущербъ, она потеряла свой Черноморскій Флотъ, лишилась своего лучшаго морского заведенія, ​ея​ значеніе было ослаблено, обаяніе военной силы, которое давало ей такой великій вѣсъ въ европейскихъ союзахъ и совѣтахъ, померкло; но зато какихъ усилій, какого напряженія, какихъ жертвъ стоило противной сторонѣ достиженіе этого результата! ... И что же, однако? Какъ ни былъ чувствителенъ уронъ, понесенный Россіей, подвергъ ли онъ опасности ​ея​ существованіе? ...


Мы видимъ, что даже тѣ невыгоды, ​которые​ были слѣдствіемъ Восточной войны, стали обращаться, мало-помалу, даже ей въ пользу. Россія вошла внутрь себя; она предприняла цѣлый рядъ преобразованій, ​которыя​ при благопріятномъ исходѣ должны были бы поставить ​её​ гораздо выше, ​чѣмъ​ стояла она когда-либо. Итакъ, послѣдствія самой несчастной для Россіи войны оказались благодѣтельными для ​нее​.


Итакъ, предвидя, что ​есть​ интересы, ​которые​ враждуютъ противъ ​самого​ существованія Русскаго государства, предполагая съ ​тѣмъ​ вмѣстѣ, что ​эти​ интересы руководятся благоразуміемъ, мы приходимъ къ заключенію, что война ​есть​ дѣло наименѣе желательное съ точки зрѣнія этихъ интересовъ. Гораздо эффективнѣе было бы найти внутри Россіи элементы разложенія, ​которыя​ могли бы привести ​её​ изнутри къ Смутамъ и распаденію. Нѣтъ сомнѣнія, что всякое революціонное движеніе въ Россіи встрѣтило бы сочувствіе съ точки зрѣнія непріязненныхъ ей интересовъ. Нѣтъ сомнѣнія, что ​эти​ интересы должны благопріятствовать всему, что можетъ порождать смуты и недоразумѣнія внутри Россіи...


Какъ война, такъ и ​внутреннія​ Смуты могутъ служить только ​вспомогатель​ными​ средствами; но ни то, ни другое не можетъ быть благоразумно избрано въ орудіе разрушенія громаднаго и сильнаго государства; и то и другое угрожало бы потрясеніемъ цѣлому ​міру​; и то и другое было бы катастрофой, которая никакъ не можетъ входить въ расчеты благоразумной политики, и ни въ какомъ случаѣ не можетъ быть ей пріятна.


Что же могло бы быть наиболѣе желательно въ интересахъ политики самой радикальной относительно Русскаго государства, но въ то же время благоразумной? Нѣтъ сомнѣнія, что всего желательнѣе было бы безъ усилій, безъ рисковъ, безъ всякихъ опасностей и потрясеній произвести то, что могло бы быть слѣдствіемъ только самой бѣдственной войны; нѣтъ никакого сомнѣнія, что мирное, тихое, постепенное, незамѣтное дѣйствіе было бы предпочтительнѣе и разгрома, и продолжительнаго разложенія нравственныхъ основъ общества...


Торжествомъ политики, клонящейся къ разрушенію могущественнаго и громаднаго тѣла, политики благоразумной и ​здравомысленной​, было бы замутить его душу и убѣдить ​её​ въ томъ, что она совершитъ наилучшее дѣло, если сама постепенно и въ "видахъ прогресса" раздробитъ и разрушитъ его (то ​есть​ сама себя).


Ни война, ни Революція не страшны для Русскаго государства; никакой серьезной опасности не могутъ представлять для него ​сепаративныя​ наклонности, ​которыя​ обнаруживаются въ нѣкоторыхъ владѣніяхъ русской Державы. Сами по себѣ ​всѣ​ ​дурные​ элементы разложенія и отложенія не имѣютъ и не могутъ имѣть силы, но чего не можетъ сдѣлать никакая война, чего не могутъ произвести никакіе ​внутреннія​ потрясенія и Смуты, то было бы прямымъ и естественнымъ послѣдствіемъ систематическаго разъединенія Верховной власти (Самодержца) съ народомъ".


Прим.: Одинъ изъ самыхъ блистательныхъ русскихъ предреволюціонныхъ мыслителей, наряду съ Ф. М. Достоевскимъ и К.п. Победоносцевымъ. Пришелъ наканунѣ воцаренія послѣдняго русскаго Государя Николая Александровича къ неоспоримому выводу, что единственный способъ разрушить и завладѣть непобѣдимой Россіей, можно если только разобщить Самодержавіе съ народомъ... Точно тоже, что выразилъ одинъ русскій Старецъ со Святыхъ Духомъ простыми словами: "Не будетъ Царя - не будетъ и Россіи... Какъ человѣкъ съ отрѣзанной головой уже не человѣкъ, а смердящій трупъ, такъ и Россія безъ Царя будетъ трупомъ смердящимъ". Старецъ Анатолій Оптинскій Мл. (Потаповъ)


И. Л. Солоневичъ: "Во всей распутинской исторіи самый страшный симптомъ не въ распутинскомъ пьянствѣ. Самый страшный симптомъ — симптомъ смерти, это отсутствіе общественной совѣсти. Вотъ температура падаетъ, вотъ — нѣтъ реакціи зрачка, вотъ — нѣтъ реакціи совѣсти. Совѣсть ​есть​ то, на ​чёмъ​ строится государство. Безъ совѣсти не помогутъ никакіе законы и никакіе уставы. Совѣсти не оказалось. Не оказалось элементарнѣйшаго чувства долга, который бы призывалъ наши верхи хотя бы къ защитѣ элементарнѣйшей семейной чести Государя.


Нѣтъ, не солдатскій сапогъ растопталъ Монархію. ​Её​ растоптала клевета Августѣйшихъ салоновъ, клевета думской трибуны, клевета еврейской печати. Клевета душила и задушила Монархію, такъ же какъ она здѣсь, въ ​Зарубежьѣ​, душитъ всякую живую силу молодой Россіи". 

Комментарии