Постановленія Пріамурскаго Земского Собора 1922 года

 

"Началась подготовка къ созыву Земского Собора, послѣднему Земскому Собору въ исторіи Россіи. Принятый Народнымъ Собраніемъ законъ объ Учредительномъ Собраніи признавался недѣйствительнымъ. Выборы въ "​Учредилку​", въ которыхъ участвовали ​политическія​ партіи и ​отдѣльные​ "​возбужденные​ Революціей" дѣятели, замѣнялись слѣдующей системой представительства на Земскомъ Соборѣ:


1) ​Всѣ​ члены ​Временнаго​ Пріамурскаго Правительства, ​управляющіе​ вѣдомствами и ихъ замѣстители;


2) ​Всѣ​ ​наличные​ Епископы – Владивостокскій, Камчатскій, Харбинскій и Старообрядческій, и по два члена Православнаго ​Епарх​. Собранія и Старообрядческаго Совѣта;


3) Командующій войсками и флотомъ, Командующій ​Сиб​. флотиліи, атаманы всѣхъ казачьихъ войскъ и пятнадцать членовъ отъ Арміи, ​назначенные​ ​ея​ командованіемъ;


4) По одному члену отъ всѣхъ старообрядческихъ общинъ;


5) ​Всѣ​ ​волостные​ старшины или ихъ замѣстители и атаманы казачьихъ станицъ;


6) Представители всѣхъ ​несоціалистическихъ​ комитетовъ и ​бѣженскихъ​ организацій, по одному отъ каждыхъ десяти членовъ;


Участвовать въ выборахъ не имѣли права только "коммунисты и ​примыкающіе​ къ нимъ, а также соціалисты-интернаціоналисты". Всего въ работѣ Собора должно было принять участіе 347 человѣкъ (реальное число участниковъ составляло 276). Такимъ образомъ, въ системѣ представительства ​очевиденъ​ былъ возвратъ къ традиціямъ XVII ​вѣка​, старымъ московскимъ принципамъ созыва Земскихъ Соборовъ, когда интересы отдѣльныхъ сословій, группъ населенія и, что самое важное, Русской Православной Церкви выражались въ первую очередь. Интересы политиковъ, политической борьбы должны были уступить мѣсто дѣловой, продуктивной работѣ по возрожденію началъ Русской Государственности.


23 іюля 1922 г. послѣ военнаго парада, крестнаго хода и молебна, на которомъ вмѣстѣ съ представителями Русской Православной Церкви присутствовали представители старообрядческой общины и мусульмане, открылись засѣданія Земскаго Собора. Рѣдкій примѣръ народнаго единодушія наблюдали участники этихъ событій. Молитвенный порывъ объединилъ священниковъ и мірянъ, солдатъ и офицеровъ, казаковъ, рабочихъ и крестьянъ. На мгновеніе забылись ​былыя​ распри, на мгновеніе какъ бы вернулась Старая Россія, будто и не было страшныхъ ​лѣтъ​ Смуты и безбожнаго торжествующаго Хама, залившаго кровью многострадальную Россію… Увы, но только на мгновеніе.


Первый актъ Собора имѣлъ огромное историческое значеніе. Слѣдовало опредѣлить форму Верховной Власти и ​ея​ Верховнаго Предводителя. На засѣданіи 31 іюля депутатъ Собора отъ "​несоціалистическаго​ блока" П. П. ​Васильевъ​ представилъ ​слѣдующіе​ тезисы: "Пріамурскій Земскій Соборъ признаетъ, что права на осуществленіе Верховной Власти въ Россіи принадлежитъ династіи Дома ​Романовыхъ​" (207 голосовъ высказались "за" и 23 "противъ"); "Въ связи съ этимъ Земскій Соборъ считаетъ необходимымъ и соотвѣтствующимъ желанію населенія возглавленіе Національной Государственности Пріамурья Верховнымъ Правителемъ изъ членовъ династіи Дома ​Романовыхъ​, династіей для сего указаннымъ" (175 голосовъ "за" и 55 голосовъ "противъ"); "По симъ соображеніямъ Земскій Соборъ почитаетъ необходимымъ доложить о вышеизложенномъ ​Ея​ Императорскому Величеству Государынѣ Императрицѣ Маріи Ѳедоровнѣ и Его Императорскому Высочеству Великому Князю Николаю Николаевичу, высказываетъ свое пожеланіе, чтобы правительство вступило въ переговоры съ династіей Дома ​Романовыхъ​ на предметъ приглашенія одного изъ членовъ династіи на постъ Верховнаго Правителя" (188 голосовъ "за", 47 "противъ").


Важность даннаго рѣшенія состояла, прежде всего, въ томъ, что впервые за всю исторію Бѣлаго Движенія Домъ ​Романовыхъ​ былъ признанъ "Царствующимъ". За періодъ съ ​марта​ 1917 до іюля 1922 г. вопросъ о формѣ правленія въ Россіи откладывался до рѣшенія Учредительнаго Собранія. Поэтому ​всѣ​ ​Бѣлыя​ Правительства и самъ Верховный Правитель Россіи ​адм​. А. В. ​Колчакъ​ стояли на позиціяхъ "непредрѣшенія", считая главной своей задачей борьбу съ большевизмомъ и прекращеніе междоусобной войны. "Въ станѣ Бѣлыхъ" нерѣдко возникали конфликты между отдѣльными политическими лидерами и военными, среди ​самого​ генералитета и офицерства – на почвѣ взаимныхъ подозрѣній въ стремленіи къ захвату власти. Теперь, послѣ рѣшенія, принятаго Земскимъ Соборомъ, идеологія Бѣлаго Движенія получала прочную основу, на которой можно было приступить къ построенію новой государственной системы (разумѣется, "новой" по отношенію къ предшествующимъ попыткамъ государственнаго строительства, начиная съ февраля 1917 г.).


Почему именно Монархія стала признанной формой правленія въ ​Приморьѣ​ въ 1922 г.? Членъ Президіума Собора, участникъ Помѣстнаго Собора Русской Православной Церкви 1917-1918 ​гг​., С. П. ​Рудневъ​ отмѣтилъ очень вѣрный психологическій факторъ: "…намъ, русскимъ, своя, равная каждому изъ насъ и для каждаго при извѣстныхъ условіяхъ возможная и доступная, верховная власть, носителемъ или носителями которой являются ​простые​ ​смертные​ – не власть. На простомъ, обыкновенномъ, хотя бы и самомъ порядочномъ человѣкѣ, мы не миримся: намъ надо чудесный ореолъ, окружающій носителя этой власти, причемъ облеченный такимъ ореоломъ не долженъ спускаться съ высоты и равняться по генералу, полковнику, помѣщику, купцу или мужику, или же, если нѣтъ такого ореола, быть – праведникомъ и великимъ святымъ, но такимъ, святость котораго была бы ​непререкаема​. На меньшемъ мы, ​русскіе​, говорю, не помиримся и понесемъ скорѣе кабалу и господство чужаковъ, но своему простому смертному, ровнѣ своей, за совѣсть, а не за страхъ, – не подчинимся… У насъ въ Бѣломъ Движеніи такого праведника не явилось, значитъ, не слѣдуетъ ли возглавить это Движеніе вождемъ съ привычнымъ и не нами созданнымъ, а самимъ рожденіемъ, ореоломъ? Общая мысль остановилась на Князѣ Крови послѣдней Царственной Династіи…". Еще болѣе категорично высказался на этотъ счетъ П. П. ​Васильевъ​: "…​Бѣлые​ генералы, какъ бы популярны не были ихъ имена, всегда будутъ казаться узурпаторами власти"...


Слѣдовало учитывать и юридическій факторъ. У ​любого​ представителя Династіи ​Романовыхъ​ было больше формальныхъ правъ на Верховное Возглавленіе Россіи, ​чѣмъ​ у какихъ-либо политическихъ дѣятелей и, ​тѣмъ​ болѣе, политическихъ партій. ​Монархическія​ настроенія усилились въ это же время и въ Русскомъ ​Зарубежьѣ​. Еще въ іюнѣ 1921 г., на собравшемся въ Рейхенгалле "Съѣздѣ Хозяйственнаго Возстановленія Россіи" было торжественно объявлено, что "единственный путь къ возрожденію Великой, Сильной и Свободной Россіи – ​есть​ возстановленіе въ ней Монархіи, возглавляемой законнымъ Государемъ изъ Дома ​Романовыхъ​, согласно Основнымъ Законамъ Россійской Имперіи". А 26 іюля 1922 г., за пять дней до Бѣлаго Приморья Великій Князь Кириллъ Владиміровичъ выпустилъ Актъ, провозгласившій: "…за отсутствіемъ ​свѣдѣній​ о спасеніи Великаго Князя Михаила Александровича, Я, какъ Старшій въ порядкѣ Престолонаслѣдія Членъ Императорскаго Дома, считаю своимъ долгомъ взять на Себя Возглавленіе Русскихъ освободительныхъ усилій въ качествѣ Блюстителя Государева престола…"


Такъ наступилъ высшій часъ земной жизни М. К. Дитерихса. Ему суждено было не просто возглавить послѣднюю часть Бѣлой Россіи – ​

Приморье​, но и свершить актъ преемственности Россіи исторической и Россіи грядущей. Фрагментъ его выступленія на засѣданіи Собора 8 августа:


"Въ несчастную ночь съ 27-го на 28-е февраля подъ вліяніемъ дурмана Россія встала на революціонный путь… Борьба сейчасъ должна быть не на жизнь, а на смерть съ Совѣтской Россіей. Послѣ этого мы можемъ сказать Господу Богу: "Нынѣ Ты насъ отпущаеши. Будутъ работать другіе"… Теперешніе ​призванные​ правители для этой борьбы, кѣмъ бы ​они​ ни были, даже хотя бы изъ Династіи ​Романовыхъ​, не могутъ смотрѣть на себя въ данную минуту какъ на Верховныхъ Помазанниковъ будущей Россіи, ибо вопросъ ​сей​ опять разрѣшается не нами. Династія ​Романовыхъ​ могла быть Помазанниками, но для насъ, смертныхъ, нельзя и мечтать о томъ, чтобы принять на себя званіе Правителей всей Россіи. Мы - Правители борьбы съ Совѣтской властью и Правители тѣхъ Государственныхъ объединеній, ​которыя​ для этого рождаются… Я безусловно и ​смѣло​ могу сказать, что на этихъ принципахъ пойдетъ и сильнѣйшее объединеніе нашихъ вооруженныхъ силъ, на этихъ принципахъ пойдетъ и сильнѣйшее объединеніе народа здѣшней земли съ народомъ Совѣтской Россіи, который остался такимъ же, каковы и мы ​есмы​"...


В. Ж. Цвѣтковъ


Прим.: Въ Бѣлыхъ Арміяхъ не было какихъ то общихъ политическихъ программъ по части, за какую въ будущемъ Россію ​они​ воюютъ и умираютъ. Главнымъ было разгромить беззаконныхъ большевиковъ. Но подавляющее большинство Бѣлыхъ Добровольцевъ, воспитанныхъ въ Царской Россіи были безъ сомнѣнія монархистами, кто бы и что не говорилъ. Окончательно это было закрѣплено въ послѣднемъ Земскомъ Соборѣ на Дальнемъ Востокѣ - на послѣднемъ кусочкѣ уходящей Русской Земли.


Русская настоящая Исторія замерла. Остановилась, какъ вкопанная! И она имѣетъ три главныхъ точки замерзанія, ​которыя​ ждутъ своего разрѣшенія— часа.


1) Это взятіе на себя миссіи "удерживающаго" русскаго Царя — Державной Богоматерью въ с. Коломенское (Которую большевики справедливо считали ​Контреволюціонной​).


2) Отказъ пріятія власти на себя послѣднимъ русскимъ Царемъ Михаиломъ II впредь до соборнаго рѣшенія всего народа. (окончательнаго слова народомъ еще пока не сказано).


3) Это рѣшенія послѣднихъ людей Земли Русской на Земскомъ Пріамурскомъ Соборѣ, на которомъ совершился актъ преемственности тысячелѣтней православной Россіи — Святой Руси съ Россіей грядущей. На ​немъ​ была объявлена вѣрность Дому ​Романовыхъ​, какъ царствующему роду и война не на жизнь, а на смерть съ Россіей ​Совѣтской​. 


То, что мы живемъ еще и пока продолжаетъ сохраняться вѣроятность Возрожденія и Воскресенія Святой Руси, всё это благодаря Искупительному подвигу и жертвѣ, принесенной Государемъ на Екатеринбургской Голгоѳѣ....


То есть​ нео-фарисеи отмѣнили Монархію спустя два дня послѣ Отреченія, а народъ на Земскомъ Соборѣ ​Ее​ напротивъ утвердилъ... 


Комментарии