Изъ сообщенія газеты «Русское слово»: "Арестъ Государыни Императрицы Александры Ѳедоровны"

 

 

"Вчера [7 ​марта​], поздно ночью, главнокомандующій Петроградскаго военнаго округа генералъ ​Корниловъ​ получилъ распоряженіе Совѣта министровъ о лишеніи свободы ​отрёкшагося​ Императора Николая II и Его Супруги Александры Ѳедоровны.


8-го ​марта​, во исполненіе постановленія Совѣта министровъ, генералъ ​Корниловъ​, въ сопровожденіи чиновъ штаба, въ 9 часовъ утра выѣхалъ въ Царское ​Село​, куда прибылъ въ 9 1/2 часовъ.


Съ вокзала генералъ ​Корниловъ​ по телефону позвонилъ во Дворецъ и попросилъ графа Бенкендорфа справиться у Александры Ѳеодоровны, когда Она можетъ его принять. На попытку графа Бенкендорфа узнать о цѣли посѣщенія генералъ ​Корниловъ​ отвѣтилъ, что по телефону онъ никому и ни о ​чёмъ​ не можетъ сообщать. Графъ Бенкендорфъ попросилъ генерала ​Корнилова​ подождать у телефона. Черезъ нѣсколько минутъ онъ заявилъ, что Александра Ѳеодоровна ​приметъ​ генерала ​Корнилова​ въ 10 1/2 часовъ. Въ теченіе часа ген. ​Корниловъ​ совѣщался съ комендантомъ Царскаго ​Села​ относительно организаціи охраны Супруги ​Отрёкшагося​ Императора. Въ 10 1/2 часовъ утра ген. ​Корниловъ​ прибылъ со своимъ штабомъ въ Малый Царскосельскій дворецъ. Генерала провели во второй этажъ Дворца, въ покои, въ которыхъ раньше находились Дѣти.


Ожидать ген. ​Корнилову​ пришлось недолго. Черезъ нѣсколько минутъ появилась Александра Ѳеодоровна и попросила всѣхъ сѣсть. Она была блѣдна, лицо ​Ея​ выражало усталость. Бывшая Царица была одѣта въ черное наглухо закрытое ​платье​. ​Первыя​ ​Ея​ слова были: 


— ​Чѣмъ​ Я обязана вашему посѣщенію?


Генералъ ​Корниловъ​, поднявшись съ мѣста, заявилъ:


— Я пріѣхалъ сюда по порученію Совѣта Министровъ и долженъ объявить Вамъ постановленіе ​Временнаго​ правительства.


Александра Ѳеодоровна встала:


— Я васъ слушаю.


Когда ген. ​Корниловъ​ началъ читать постановленіе Совѣта министровъ о лишеніи свободы бывшаго Императора и Его Супруги, Александра Ѳеодоровна сдѣлала жестъ рукой, какъ бы говоря: не продолжайте. Генералъ ​Корниловъ​, однако, прочиталъ постановленіе ​Временнаго​ правительства до конца, а затѣмъ добавилъ, что съ этого момента Супруга ​отрёкшагося​ Императора объявляется лишенной свободы. Ко Дворцу будетъ приставленъ строгій караулъ. Вся охрана, которая до сихъ поръ несла службу во Дворцѣ, устраняется.


Александра Ѳеодоровна выслушала генерала ​Корнилова​, сильно волнуясь, стиснувъ зубы, и молча кивнула головой. Чины штаба вышли, остался одинъ генералъ ​Корниловъ​. Александра Ѳеодоровна просила его не удалять изъ Дворца прислуги, которая хорошо знаетъ ​всѣ​ привычки заболѣвшихъ Дѣтей. Особенно настойчиво Она просила не удалять отъ Алексѣя Его дядьки, фельдфебеля ​Деревенко​.


Генералъ ​Корниловъ​ объявилъ, что съ его стороны препятствій къ удовлетворенію просьбы не встрѣчается. Больше того: генералъ не возражаетъ даже противъ оставленія во Дворцѣ графа Бенкендорфа и личнаго секретаря Александры Ѳеодоровны графа Апраксина, но предваряетъ, что въ такомъ случаѣ ​всѣ​ ​они​ также будутъ объявлены лишенными свободы, съ запрещеніемъ общенія съ внѣшнимъ ​міромъ​.


Послѣ этого ген. ​Корниловъ​ удалился изъ Дворца, вмѣстѣ со своимъ штабомъ прошелъ въ казармы и лично распорядился размѣщеніемъ у Царскосельскаго Александровского дворца караула. По его распоряженію​, караулы установлены во всѣхъ внутреннихъ покояхъ.


Пріѣздъ врачей къ больнымъ Дѣтямъ будетъ разрѣшаться не иначе, какъ въ сопровожденіи охраны. Всякіе разговоры по телефону запрещаются. Вся корреспонденція подлежитъ контролю. Отвѣтственность за охрану возложена на коменданта Царскаго ​Села​.


Два раза въ день изъ Петрограда въ Царское ​Село​ будутъ выѣзжать представители штаба округа, которымъ поручено наблюдать за правильностью охраны.


Исполнивъ порученіе ​Временнаго​ правительства, генералъ Корниловъ​ уѣхалъ въ Петроградъ. По прибытіи онъ сейчасъ же сдѣлалъ докладъ премьеръ-министру князю Г. Е. Львову.


ИЗЪ ДНЕВНИКА ГРАФА П. К. БЕНКЕНДОРФА


Утромъ 8-го ​марта​ мнѣ сообщили, что въ Царское прибылъ главнокомандующій генералъ ​Корниловъ​ и его съ минуты на минуту ждутъ во Дворцѣ. Онъ сказалъ мнѣ, что желаетъ видѣть Императрицу, чтобы сообщить Ей о рѣшеніи ​Временнаго​ правительства. Онъ далъ мнѣ прочесть документъ.


Это былъ приказъ арестовать Императора и, какъ было сказано, Его Жену. Онъ прибавилъ, что это мѣра предосторожности и что, какъ только ​здоровье​ Дѣтей позволитъ, Императорскую Семью отправятъ въ Мурманскъ, гдѣ ​Ее будетъ ожидать британскій крейсеръ, который увезетъ Ихъ въ Англію.


Я пошелъ сообщить Императрицѣ объ этомъ визитѣ, и Она приняла [​Корнилова​] въ присутствіи графа Апраксина и меня. Онъ прочелъ вслухъ приказъ объ арестѣ, въ тотъ же день опубликованный въ газетахъ, послѣ чего попросилъ насъ выйти и остался наединѣ съ Императрицей.


Впослѣдствіи я узналъ, что онъ завѣрилъ ​Её​ такъ же, какъ и меня, то ​есть​ въ томъ, какъ ему было сказано, что это мѣра предосторожности, имѣющая цѣлью предохранить отъ возможныхъ эксцессовъ со стороны войскъ. Послѣдніе, ​возбужденные​, вышли изъ подъ контроля, не подчинялись офицерамъ и находились подъ вліяніемъ совѣта рабочихъ и солдатскихъ депутатовъ, состоявшаго изъ ​соціали​​стическихъ​ элементовъ. [​Корниловъ​] указалъ на планѣ, какія двери Должны быть заперты, и при всѣхъ насъ далъ не​обходимыя​ распоряженія. Онъ сказалъ намъ, что тѣ лица, ​которыя​ выразили желаніе остаться во Дворцѣ, должны будутъ подчиняться ​тѣмъ​ же распоряженіямъ и что съ этого времени никто не сможетъ выйти изъ Дворца или войти въ него.


Запрошенный о моихъ намѣреніяхъ, я заявилъ, что желалъ бы остаться. Послѣ его отъѣзда я пошелъ къ Императрицѣ. Я нашелъ ​Её​ спокойной, очень храброй, но глаза ​Ея​ были красны, Она много плакала.


Я могъ сообщить Ей о возвращеніи Императора на слѣдующій день. Она сказала мнѣ, что онъ [​Корниловъ​] велъ себя съ Ней хорошо. Онъ увѣрилъ ​Её​, что длительность ареста будетъ зависѣть исключительно отъ здоровья Дѣтей и что британскій крейсеръ уже ожидаетъ въ порту Мурманска, чтобы отвезти Императорскую Семью въ Англію. Послѣдніе извѣстія были невѣрны.


ИЗЪ КНИГИ СЛѢДОВАТЕЛЯ Н. А. ​СОКОЛОВА​


Арестъ Государыни произошелъ въ тотъ же день, какъ и арестъ Государя: 21 ​марта​ [н. ст.].


Онъ былъ выполненъ генераломъ Л. ​Корниловымъ​, бывшимъ тогда въ должности командующаго войсками Петроградскаго военнаго округа.


При этомъ арестѣ присутствовало только одно лицо: новый начальникъ Царскосельскаго караула полковникъ Кобылинскій, назначенный къ этой должности ​Корниловымъ​.


Государыня приняла ихъ въ одной изъ комнатъ дѣтской половины. ​Корниловъ​ сказалъ Ей: «Ваше Величество, на меня выпала тяжелая задача объявить Вамъ постановленіе совѣта министровъ, что Вы съ этого часа считаетесь арестованной».


Послѣ этихъ краткихъ словъ ​Корниловъ​ представилъ Государынѣ Кобылинского. Затѣмъ онъ приказалъ ему удалиться и оставался наединѣ съ Ней около 5 минутъ.


...Свидѣтели, ​освѣдомленные​ объ этомъ отъ Государыни и Дѣтей, показали, что, оставшись съ Императрицей наединѣ, ​Корниловъ​ старался успокоить ​Её​ и убѣждалъ, что Семьѣ не грозитъ ничего худого.


Затѣмъ ​Корниловъ​ собралъ находившихся во Дворцѣ лицъ и объявилъ имъ, что ​всѣ​, кто хочетъ остаться при Царской Семьѣ, должны впредь подчиняться режиму арестованныхъ. Въ тотъ же день произошла смѣна караула.


М. 1998. С. 546-547. Со ссылкой на: Benckendorff P. Last Days at Tsarskoie Selo. London. Heinemann. 1927.


** Соколовъ Н. А. Убійство Царской Семьи. М. 1998. С. 16.


ИЗЪ ПОКАЗАНІЙ К. М. ​БИТНЕРЪ​, ПРЕПОДАВАТЕЛЬНИЦЫ ЦАРСКИХЪ ДѢТЕЙ, СУПРУГИ ПОЛКОВНИКА Е. СЪ, КОБЫЛИНСКОГО


Я также слышала отъ Дѣвочекъ [Великихъ ​Княженъ​], что ​Корниловъ​, когда выслалъ Евгенія Степановича [Кобылинского] при свиданіи съ Государыней, сказалъ Ей, чтобы Она не безпокоилась: ни Ей, ни Дѣтямъ не будетъ сдѣлано ничего худого. Это мнѣ, въ сущности, косвенно подтверждала и Императрица. Она говорила мнѣ, что къ ​Корнилову​ ​Онѣ​ всегда хорошо относились, какъ къ хорошему человѣку и извѣстному генералу. Вообще видно было, что Она не только не имѣла неудовольствія противъ ​Корнилова​, но, наоборотъ, хорошо относилась къ ​нему​*.


4 августа 1919 г.


г. ​Ишимъ​.


Прим.: Какая подлость арестовывать невиннаго человѣка, ​тѣмъ​ болѣе Императрицу служившую своимъ подданнымъ, какъ Мать, Лавръ ​Корниловъ​. Хоть и проявилъ человѣчность и далъ, какъ послѣднюю милость Царскому Семейству вѣрнаго полкъ. Кобылинского, ставшаго послѣднимъ другомъ Государя, но долга вѣрноподданнаго онъ не исполнилъ. Ниже на фото одинъ изъ множества лазаретовъ организованныхъ по иниціативѣ Императрицы въ ​ея​ Дворцѣ


Всякое зло притягиваетъ другое зло 


Комментарии