Б. Ганусовскій (офицеръ Р. О. А.) о ГУЛАГѣ

 

"Сегодня я пишу обо всѣхъ ужасахъ ГУЛАГа, сдерживая свои эмоціи. Но я чувствую въ себѣ желаніе кричать, вопить, орать всему свободному ​міру​ о томъ, что творится тамъ, за Желѣзнымъ Занавѣсомъ! Кому ​западные​ дипломаты пожимаютъ лапы! Услышатъ ли ​они​ мой слабый голосъ?


Мнѣ хочется разсказать на всѣхъ языкахъ ​міра​ то, что я видѣлъ, что слышалъ, что знаю, о тѣхъ несчастныхъ жертвахъ, ​которыя​ десятками милліоновъ заполняютъ ​Совѣтскіе​ Лагеря, тюрьмы, ​рабцентры​; о несчастныхъ «невольныхъ строителяхъ коммунизма»; о тѣхъ кто былъ разстрѣлянъ по подозрѣнію; объ умершихъ отъ ​цынги​, болѣзни позорной для правительства, широко открывшаго для ​нее​ двери въ своей странѣ; о скончавшихся просто отъ голода, въ отчетахъ стыдливо называемаго «авитаминозомъ»; о павшихъ отъ изнуренія, наложившихъ на себя руки, и ​сшедшихъ​ съ ума.


Въ ​любой​ изъ совѣтскихъ тюремъ, до отказа набитой, находится почти 90 процентовъ «случайныхъ преступниковъ», т. е. людей не имѣющихъ въ себѣ никакихъ прирожденныхъ и даже благопріятныхъ преступныхъ наклонностей, совершившихъ проступокъ, являющійся только съ точки зрѣнія совѣтскаго «правосудія» — преступленіемъ. Только десять жалкихъ процентовъ составляютъ ​криминальные​ типы, главнымъ же образомъ воры-рецидивисты!


​Совѣтскіе​ тюрьмы и затѣмъ Концлагеря представляютъ собой точное отраженіе подсовѣтского общества. Тамъ представлены и притомъ, въ той же пропорціи, какъ и на волѣ ​всѣ​ классы подсовѣтского «безклассоваго общества». Установленный въ С. С. С. Р. режимъ превращаетъ населеніе чуть ли не съ дѣтскаго возраста въ «потенціальныхъ невольныхъ преступниковъ», съ нормальной точки зрѣнія вѣчно балансирующихъ на тонкомъ канатѣ между и двумя возможностями, сорваться въ уголовную или политическую стороны. «Не​вольные​ преступники» — терминъ, который должно внести въ юридическій лексиконъ. Уголовщина стережетъ на каждомъ шагу. Зарплата, какъ правило, такъ низка, что прожить на ​нея​ невозможно. ​Частныя​ ​приработки​ запрещены или обложены такимъ чудовищнымъ налогомъ, который разъ и навсегда пресѣкаетъ всякое поползновеніе. Чтобы не умереть фактически, съ голоду, каждый рабочій, колхозникъ и даже интеллигентъ, должны имѣть огородъ съ картошкой, лукомъ и прочей зеленью. Правительство «даетъ» на это разрѣшеніе, даетъ только тамъ, гдѣ это находитъ необходимымъ. Я самъ видѣлъ врачей, инженеровъ, юристовъ, ​которые​ въ короткіе, ​свободные​ отъ работы и собраній, часы, окапывали, пололи и поливали свои маленькіе огороды.


Но, всего этого недостаточно. Жить, базируясь на «плодахъ трудовъ своихъ» — невозможно, въ особенности если ​есть​ и семья. И... люди крадутъ. Гдѣ человѣкъ работаетъ, тамъ онъ и крадетъ. Крадетъ ​всё​, что попадетъ подъ руку. Крадетъ директоръ завода, крадетъ рабочій. Горсть гвоздей, муку, сахаръ, нитки, иголки, брусокъ мѣди. Крадутъ сегодня, завтра... Крадутъ цѣлый годъ, десятки ​лѣтъ​. При царящемъ въ С. С. С. Р. голодѣ, любая, казалось бы въ свободномъ ​мірѣ​ безцѣнная дрянь, сразу же находитъ въ С. С. С. Р. сбытъ и примѣненіе.


Власть борется съ этимъ явленіемъ всѣми силами. Изданъ рядъ спеціальныхъ декретовъ. Укравшаго катушку низкопробныхъ нитокъ судятъ за кражу «двухсотъ метровъ прошивочнаго матеріала». Звучитъ помпезно. Двѣсти метровъ! И за эту катушку, за двѣсти метровъ дрянной, рвущейся, крутящейся и завязывающейся безчисленными узелками нитки (такъ необходимой, чтобы зашить сынишкѣ портки, залатать рубашонку дочкѣ) даютъ «невольному преступнику» 15 ​лѣтъ​ Концлагеря. Сроки заключенія на 25 ​лѣтъ​ стали преобладающими, но кражи государственнаго имущества отъ этого не стали меньше или рѣже. Жить ​всё​ же нужно и въ Концлагеряхъ, буквально, не сидятъ ​всѣ​ 194 милліона обычныхъ ​подсовѣтскихъ​ гражданъ, только потому, что воръ вора уберегаетъ. Попадаются только тѣ, кто ужъ очень глупъ или сталъ на мозоль другому, болѣе умному.


Кого только нельзя встрѣтить въ совѣтскомъ Концлагерѣ. Я встрѣчалъ профессоровъ, чьи взгляды разошлись съ теоріей Карла Маркса, партійцевъ, не проявившихъ «достаточной политической гибкости», чтобы услѣдить за изгибами «генеральной линіи». Я лежалъ бокъ о бокъ на нарахъ съ офицерами и солдатами Красной Арміи, имѣвшими ​несчастье​ побывать въ плѣну, даже не по своей викѣ или желанію. Я рубилъ лѣсъ рядомъ съ колхозниками, обобранными до нитки и рабочими, гнувшими спину въ безчеловѣчной стахановщине, гонкѣ за сверхъ нормой, неосторожно обнаружившими свое неудовольствіе существующимъ порядкомъ. Моими однокорытниками у котловъ съ ​вонючей​ баландой были иностранцы всѣхъ національностей, расъ, цвѣта кожи и политическихъ взглядовъ.


​Французскіе​ ​рабочіе​, ​захотѣвшіе​ вкусить меду въ совѣтскомъ раю, ​испанскіе​ коммунисты, боровшіеся когда то на баррикадахъ противъ «фашистовъ». ​Нѣмецкіе​, ​итальянскіе​, ​японскіе​ и другіе ​военноплѣнные​, корейцы, поляки, вперемѣшку съ китайцами, неграми, эстонцами. ​Русскіе​ и украинцы, латыши и англичане со сбитой спесью и чопорностью.


​Совѣтскіе​ Концлагеря пестры, какъ тряпичное одѣяло. Особой кастой являются ​профессіональные​ преступники. И на свободѣ, и въ тюрьмѣ, и въ лагерѣ, ​они​ имѣютъ свой синдикатъ, свою крѣпкую организацію. Ничего невозможнаго или запретнаго для нихъ нѣтъ. За мелочь, за вшивую рубашку, ​они​ готовы убить человѣка. ​Они​ способны на любую гнусность, только, чтобы повысить свой авторитетъ въ глазахъ остальныхъ бандитовъ. Ваше ничтожное имущество, та ​мизерія​, которую вамъ удалось сохранить послѣ безчисленныхъ обысковъ — не принадлежитъ вамъ. Она — достояніе бандитскаго синдиката, Захотятъ — возьмутъ. ​Они​ превращаютъ ужасъ совѣтскаго Лагеря въ кромѣшный адъ.


Разговоры на ​политическія​ темы въ С. С. С. Р. никогда не ведутся. Это слишкомъ опасно. Вы никогда не можете быть увѣрены, что вашъ собесѣдникъ, кто бы онъ ни былъ, не является секретнымъ сотрудникомъ М. В. Д. Привилегію говорить правду и выражать свое мнѣніе, пожалуй, имѣютъ только «​отпѣтые​» и «доходяги» въ совѣтскихъ Концлагеряхъ!


По вышесказаннымъ причинамъ, та часть совѣтскихъ гражданъ, ​которые​ находятся на т. н. свободѣ, совершенно дезинформированы. ​Они​ ничего или очень мало знаютъ о томъ, что происходитъ, не только за границами С. С. С. Р., но и въ своей странѣ. Жители Москвы ничего не знаютъ о томъ, что происходитъ въ провинціи. Населеніе одной области не знаетъ о томъ, что творится въ сосѣдней. Дѣлается это властями намѣренно. По старому правилу: — Раздѣляй и властвуй!


Но, какъ я уже сказалъ, совершенно другая картина въ Лагеряхъ. Концлагерь С. С. С. Р. – это единственное мѣсто, гдѣ человѣкъ чувствуетъ себя (не изумляйтесь парадоксу!) — во многихъ отношеніяхъ — свободнымъ.


Тому, кто попалъ въ Лагерь — терять уже нечего! Онъ уже потерялъ ​всё​, что можетъ потерять человѣкъ. У него осталась голая жизнь, да и та — на ​догораніи​. Ему нечего больше бояться, т. к. самое худшее онъ уже пережилъ!


Люди въ лагеряхъ сравнительно свободно говорятъ, о такихъ вещахъ, о которыхъ «на свободѣ» и думать нельзя. Забавнѣе всего то, что въ Концлагеряхъ очень скоро узнается ​всё​ то, что происходитъ гдѣ бы то ни было въ С. С. С. Р. Всякое политическое движеніе между студенческой молодежью, каждая болѣе или менѣе значительная политическая афера въ партіи, мошенничество или крупное это сразу же узнается въ лагерѣ отъ прибывшихъ этаповъ однодельцевъ ​замѣшанныхъ​ въ ту или иную исторію.


Въ 1952-53 гг. въ Лагеряхъ появилось много армянскихъ студентовъ, за работу въ армянской національной организаціи «​Дашнакъ​». Очень ​интересныя​ и ​драматическія​ подробности о ликвидаціи ​Берія​ разсказывались въ Лагеряхъ. ​Новоприбывшіе​ разсказывали намъ, что ​всё​ правительство, въ томъ числѣ и самъ ​Берія​ были на парадномъ спектаклѣ въ Большомъ театрѣ. Слухи о «не лойяльности» ​Берія​ уже давно циркулировали въ «высокихъ кругахъ». За каждымъ его шагомъ слѣдили. Внезапно, во время увертюры, маршала ​Жукова​ вызвали къ телефону. Ему сообщили (предатели всегда ​есть​!), что дивизія войскъ М. В. Д. съ окраинъ Москвы движется къ центру, съ заданіемъ окружить театръ и арестовать ​всё​ правительство. Маршалъ Жуковъ лично, тутъ же арестовалъ ​Берія​. Для многихъ членовъ правительства подобная возможность «путча» или даже сама мысль, о такомъ «маневрѣ», казалась абсолютно абсурдной. Разсказывали намъ даже очевидцы о драматической поѣздкѣ въ автомобилѣ, когда арестованный ​Берія​ проѣхалъ мимо своей, ​всё​ еще продолжавшей двигаться, дивизіи.


Читателя навѣрно интересуетъ, какъ на подобное событіе реагируетъ совѣтскій обыватель? На это можно отвѣтить «никакъ». Что онъ думаетъ, никто не знаетъ. Обыватель сохраняетъ «лицо ​покериста​» до момента ликвидаціи свергнутой звѣзды. Только тогда, когда онъ увѣренъ въ томъ, что «звѣзда» не вернется и не возсядетъ на высоту, онъ, по линіи наименьшаго сопротивленія, выскажется одобрительно о шагахъ правительства. Въ душѣ онъ подумаетъ «однимъ меньше»! И это ​всё​.


​Концлагерники​ совершенно опредѣленно утверждали, что ​Берія​ никогда не былъ на службѣ иностранныхъ развѣдокъ и просто шелъ «во-банкъ», видя «сумерки боговъ». ​Удайся​ ​Берія​ его рискованное предпріятіе — онъ предъявилъ бы ​Маленкову​, ​Хрущеву​, ​Молотову​, ​Булганину​, ​Ворошилову​ и самому ​Жукову​ то же обвиненіе — связь съ западомъ, и приговоръ былъ бы тотъ же. Что произошло бы впослѣдствіи въ Совѣтской Россіи, какъ поступилъ бы ​Берія​ — никто не знаетъ и предполагать трудно.


​Прибывшіе​ утверждали, что «слѣдствіе» надъ ​Берія​, «судъ», приговоръ» и разстрѣлъ, ​всё​ было совершено и окончено въ ту же ночь, до наступленія утра. Сообщенія газетъ были, съ начала до конца — ложными.


Наиболѣе освѣдомленными о томъ, что происходитъ въ С. С. С. Р. являются ​высшіе​ органы М. В. Д. Средніе уже знаютъ меньше. Маленькіе — только о своемъ районѣ. Обыватель не знаетъ ничего или почти ничего. Такимъ образомъ оказывается, что центръ ​свѣдѣній​ и то самыхъ актуальныхъ и точныхъ, (отбросивъ пріукрашиваніе) — это Концлагеря, центръ стеченія всѣхъ очевидцевъ, вольныхъ и невольныхъ участниковъ большихъ и малыхъ событій.


Въ ​совѣтскіе​ Лагеря, какъ въ огромную «гостиницу» ежедневно прибываютъ ​новые​ и ​новые​ «постояльцы». У нихъ нѣтъ багажа. ​Они​ обобраны какъ липки и несутъ на себѣ свое личное, случайно оставленное имущество. Но ​они​ полны новостей, какъ деревенскій песъ — блохъ, ​Они​ говорятъ о томъ, въ ​чёмъ​ ​они​ были участниками, видѣли и слышали, обо ​всёмъ​, что совершается на необъятныхъ просторахъ нашей родины.


​Подсовѣтскій​ человѣкъ обладаетъ особымъ, ужъ даже не шестымъ, а седьмымъ чувствомъ. Изъ вопросовъ слѣдователей, изъ приговора, въ самомъ обращеніи съ нимъ и его ​сострадальцами​ ​эти​ люди до сотой доли точно опредѣляютъ ситуацію въ странѣ, положеніе правительства, новый «изгибъ» линіи и такъ далѣе и такъ далѣе.


Отъ новоприбывшихъ, а ​они​ прибываютъ со всѣхъ краевъ закрѣпощенной Россіи, мы узнавали о новыхъ волнахъ террора, о борьбѣ противъ власти, объ арестахъ, о голодѣ или стихійныхъ бѣдствіяхъ, о крупныхъ аферахъ и о народномъ настроеніи.


Вся Россія, какъ въ огромномъ зеркалѣ отражается въ Концлагеряхъ и тотъ, кто хочетъ видѣть и знать, кто не забылъ, что У него ​есть​ глаза и уши, можетъ легко и достаточно объективно составить представленіе о дѣйствительной жизни въ кино, писателей, художниковъ, журналистовъ и часть ученыхъ, продавшихъ свои знанія за комфортъ. Къ этому же классу принадлежатъ и «​партійные​ священнослужители», оппортунисты въ рясахъ.


Другой классъ это 230 милліоновъ совѣтскихъ гражданъ — классъ бѣдняковъ".


Прим.: Сейчасъ "​альтернативныя​ С. М. И." близкіе къ режиму, начали обѣлять тему ГУЛАГа и ослаблять его ужасы и звѣрства, приходится давать этой лжи отпоръ нашими слабыми силами ​соц. сѣтей​. 

 


Комментарии