И. Ильинъ — "О Бѣломъ движеніи и смыслѣ борьбы"


"Бѣлое Дѣло не нами началось, не нами и кончится. Но силою историческихъ судебъ намъ пришлось поднять нынѣ его знамя въ Россіи и мы несемъ это знамя съ чувствомъ величайшей духовной отвѣтственности. Не мы создали его: оно ​древне​, какъ сама Русь; мы только стали подъ него, опять какъ бывало, въ часъ Смуты и разложенія. Мы знаемъ тѣхъ вождей и строителей русскаго національнаго дѣла, ​которые​ не разъ на протяженіи русской исторіи становились подъ это знамя, скликали вѣрныхъ сыновъ Родины и, претворяя чувство въ волю и слово въ дѣло, выводили Россію изъ бѣдъ и опасностей. Мы знаемъ ​этѣ​ имена и ​этѣ​ дѣянія; и знаніе это только усиливаетъ и углубляетъ наше чувство отвѣтственности и повышаетъ тѣ требованія, ​которыя​ мы сами къ себѣ предъявляемъ. Но мы знаемъ также, что въ вѣрности ему - спасеніе и возрожденіе Россіи.


Мы стали подъ его знамя потому, что иначе мы не могли и не хотѣли; ибо насъ поставила подъ него любовь къ Россіи, которая сильнѣе насъ, и честь Россіи, безъ которой жизнь на землѣ теряетъ для насъ цѣну. Это мы чувствовали съ ​самаго​ начала; съ тою же силою мы чувствуемъ это и теперь. Наши братья, ​замученные​ въ подвалахъ и ​павшіе​ въ бояхъ, - засвидѣтельствовали это жизнью и смертью. И поэтому, куда бы ни привела насъ Бѣлая борьба, мы, прежде всего, съ благоговѣніемъ вспоминаемъ о нихъ.


Въ единомъ, общемъ дѣлѣ ​они​ опередили насъ; ​они​ уже совершили и побѣдили; ​они​ донесли наше знамя до конца и показали, какъ можно и должно строить родину, умирая за ​нее​. Ихъ духъ, ихъ дѣянія, ихъ слова живы среди насъ; мы помнимъ ихъ; мы гордимся ими; мы сами хотѣли бы совершить то, что ​они​ совершили.


Движущая идея Бѣлой борьбы проста, какъ ​сердце​ честнаго патріота; сильна, какъ его воля; глубока, какъ его молитва о Родинѣ. Она вела Бѣлыхъ съ ​самаго​ начала; и тогда, когда ихъ сознаніе НЕ МОГЛО еще сформулировать ​её​; она поведетъ ихъ и далѣе, послѣ того, какъ она будетъ до конца осознана и ​выговорена​. Безъ ​нее​ вооруженная Бѣлая борьба была бы обычною гражданскою войной; съ ней и черезъ ​нее​ - она возрождала древнюю русскую патріотическую традицію и знаменовала зарожденіе новой, государственно-здоровой Россіи… Въ то время, когда вооруженная борьба только еще начиналась, бывало такъ, что борющіеся вливались въ ​нее​ по отрицательному признаку; по признаку непріятія Коммунистической Революціи. Однако, бороться съ коммунистами можно было по разнымъ побужденіямъ и мотивамъ, - и личнымъ, и партійнымъ, и имущественнымъ, и мстительнымъ; и тѣ, кто боролись по этимъ не Бѣлымъ побужденіямъ, бывали, конечно, драгоцѣнны въ сраженіи, но бывали и опасны для Бѣлаго Дѣла внѣ боя… Но тогда уже многіе, очень многіе, именно тѣ, кто составляли основное, неутомимое ядро борцовъ, носили въ своемъ ​сердцѣ​ то положительное, - ​простое​, сильное и глубокое, - что образуетъ природу Бѣлаго сердца и Бѣлой воли. Съ тѣхъ поръ неудачи и испытанія, соблазны слѣва и справа - отметали и отвѣвали ​всё​ шаткое и ​небѣлое​ отъ крѣпкаго и Бѣлаго. Время шло. Тѣ, кто выдержали горнило боя и разоруженнаго лагеря, вступили затѣмъ въ горнило черной работы и разсѣяннаго ​изгнанничества​. Это горнило еще не изжито нами. Но, можетъ быть, не за горами и его конецъ и тогда кругъ подготовительныхъ испытаній будетъ нами пройденъ. И сквозь ​весь​ этотъ кругъ мы пронесли и пронесемъ наше знамя, нашу идею, простую, сильную и глубокую.


Эта идея выношена нами въ военной борьбѣ съ Революціей и Коммунизмомъ; но Бѣлое Дѣло не исчерпывается этой борьбою и не сводится къ ней. Вотъ уже шесть ​лѣтъ​, какъ Бѣлая Армія лишена оружія и не сражается съ коммунистами; а ​ея​ духъ не поколебленъ, ​ея​ цѣли не померкли, ​ея​ бытіе не потеряло смыслъ. И духъ ​ея​, и смыслъ ​ея​ будутъ жить ​неумаленными​ и въ томъ случаѣ, если ​историческія​ судьбы не приведутъ ​её​ въ дальнѣйшемъ къ возобновленію прервавшейся вооруженной борьбы. Бѣлое Дѣло по необходимости велось и, можетъ быть, будетъ вестись и далѣе - мечомъ; но мечъ совсѣмъ не ​есть​ его единственное оружіе. Бѣлый духъ будетъ вѣренъ себѣ и въ гражданскомъ служеніи, и въ созидающемъ трудѣ, и въ воспитаніи народа. Пройдутъ ​опредѣленные​ сроки, исчезнутъ коммунисты, Революція отойдетъ въ прошлое; а Бѣлое Дѣло, возродившееся въ этой борьбѣ, не исчезнетъ и не отойдетъ въ прошлое: духъ его сохранится и органически войдетъ въ бытіе и строительство новой Россіи. Ибо возродившееся въ отрицаніи, Бѣлое Дѣло отнюдь не исчерпывается отрицаніемъ; собравъ свои силы въ гражданской войнѣ, оно отнюдь не питается гражданскою войною, не зоветъ къ ней во что бы то ни стало и не угасаетъ вмѣстѣ съ нею; пробужденное Революціей, оно отнюдь не сводится къ «контръ-революціи»; борясь противъ гибельной Химеры Коммунизма, оно отнюдь не выдыхается вмѣстѣ съ этой химерой; возставая противъ интернаціонала и его предательства, оно имѣетъ свой положительный идеалъ родины. Поэтому, неправы ​всѣ​ тѣ, кто думаетъ или говоритъ, что Бѣлое Дѣло ​есть​ то же самое, что «вооруженная Контрреволюція».


Эта неправда связана съ другою такою же неправдою, будто Бѣлое Дѣло ​есть​ дѣло «сословное» и «классовое», дѣло «реставраціи» и «реакціи». Мы знаемъ, что ​есть​ «сословія» и «классы», особенно сильно ​пострадавшіе​ отъ Революціи. Но ряды Бѣлыхъ борцовъ всегда пополнялись и будутъ пополняться совершенно независимо отъ личнаго и сословнаго ущерба, отъ имущественнаго и соціальнаго убытка. И въ наши ряды съ ​самаго​ начала становились тѣ, кто ​всё​ потерялъ, и тѣ, кто ничего не потерялъ и ​всё​ могъ спасти. И въ нашихъ рядахъ съ ​самаго​ начала были и будутъ до конца люди самыхъ различныхъ сословій и классовъ, положеній и состояній; и притомъ потому, что Бѣлый духъ опредѣляется не этими вторичными свойствами человѣка, а первичнымъ и основнымъ - преданностью Родинѣ. ​Бѣлые​ никогда не защищали и не будутъ защищать ни сословнаго, ни классоваго, ни партійнаго дѣла: ихъ дѣло - дѣло Россіи - родины, Дѣло Русскаго Государства. И самая бѣлизна личной воли опредѣляется именно этой способностью - жить интересами цѣлаго, бороться не за личный прибытокъ, а за публичное спасеніе, потопить и сословное и классовое, и партійное дѣло - въ патріотическомъ и государственномъ. И понятно, что тѣ, кто не приспособленъ къ этому, - не выдерживаютъ и обсыпают​ся налѣво и направо.


Подобно этому, Бѣлое Дѣло никогда не было и не будетъ дѣломъ «реставраціи» и «реакціи». Быть можетъ, ​есть​ люди, ​которые​ желали бы механически поставить ​всё​ на старое мѣсто, но среди насъ нѣтъ такихъ людей. Мы не Политическая Партія и не обязаны имѣть выработанную политическую программу; среди насъ ​есть​ мѣсто людямъ различныхъ уклоновъ, оцѣнокъ и влеченій. Но суровая борьба научила насъ глубже всматриваться въ ​историческія​ событія и трезво оцѣнивать условія реальной жизни. И поэтому мы свободны и отъ революціонныхъ, и отъ реакціонныхъ предразсудковъ; и то, чего мы желаемъ для Россіи, это - исцѣленіе и Возрожденіе, ​здоровье​ и величіе, а не возвратъ къ тому недугующему состоянію, изъ котораго выросла Революція со ​всѣмъ​ ​ея​ позоромъ и униженіемъ...


Богу и судьбѣ было угодно такъ, чтобы жизнь наша была настигнута великою русскою Смутою, имя которой «Революція», «гражданская война» и «Коммунизмъ». Не мы вызвали эту Смуту; не мы хотѣли Революціи; не мы начали гражданскую войну; не мы губили Россію Коммунизмомъ. И, можетъ быть, многіе изъ насъ мечтали бы родиться въ другую эпоху и служить Россіи иначе. Но жребій былъ брошенъ и притомъ не нами; предотвратить трагедію было не въ нашихъ силахъ. Мы могли только мужественно принять ​её​ и честно изжить ​её​ въ борьбѣ.


​Весь​ духъ этой смуты былъ тягостенъ и отвратителенъ намъ. Ибо это былъ духъ жадности и посягательства, зависти и злобы. А нашъ духъ иной, обратный смутѣ: жертвую, но не посягаю; ​соревную​, но не завидую. Передъ нами было одно заданіе, одинъ исходъ: надо было спасать Россію; надо было избавить ​её​ отъ духовной заразы; надо было остановить ​ея​ распаденіе. И гражданская война стала для насъ духовной неизбѣжностью. Жалокъ тотъ народъ, который при такихъ условіяхъ не нашелъ бы въ себѣ силъ для военнаго сопротивленія… И Россія нашла ихъ въ нашемъ лицѣ. И если бы исторія вернулась вспять, мы совершили бы опять то же самое… Но не личная ненависть водила насъ въ бой и не личная злоба; и не мести искали мы. И нынѣ, предвидя возможное возобновленіе борьбы, свидѣтельствуемъ: не месть, не месть, а отрезвленіе, очищеніе и примиреніе несемъ мы въ Россію. Ибо нашъ девизъ: побѣждаю, но не мщу. Мы не одержимы духомъ гражданской войны; мы знаемъ ​ея​ гибельность и ​ея безуміе. И никто изъ насъ не прольетъ въ Россіи ни одной лишней капли крови.


Мы не вѣримъ въ справедливость насильственнаго уравненія и имущественнаго передѣла; мы не вѣримъ въ цѣлесообразность общности имуществъ, въ правоту Соціализма, въ спасительный Коммунизмъ. Дѣло не въ бѣдности, а въ томъ, какъ справляется духъ человѣка съ его бѣдностью. Дѣло не въ богатствѣ, а въ томъ, что дѣлаетъ человѣкъ со своимъ богатствомъ. Дѣло не въ бѣдности и не въ богатствѣ, а въ томъ, чтобы каждый человѣкъ могъ трудиться; трудясь, строить и ​преумножать​; ​преумножая​, творить новое и дѣлиться съ другими. Мы утверждаемъ естественность и необходимость частной собственности и видимъ въ ней не «грѣхъ» и не «стыдъ», а личное и общественное духовное заданіе. И потому наши девизы: собственность и творчество; изобиліе и щедрость.


И мы знаемъ, что на этихъ основахъ будетъ строиться грядущая, новая Россія.


Мы не сомнѣваемся въ томъ, что это грядетъ и осуществится. Россія была духовно больна (масонствомъ и соціалистъ. безбожіемъ - примъ.) передъ Смутой; Революція явилась, какъ обостреніе и развитіе этой болѣзни. И вотъ, въ страданіяхъ и лишеніяхъ открываются глаза у нашихъ братьевъ, несшихъ доселѣ иго Коммунистовъ: идетъ отрезвленіе и оздоровленіе; выдыхается ненависть и истощается зависть; въ душахъ пробуждается патріотизмъ и гражданственность. Русскій въ русскомъ опять научается видѣть брата по крови и духу, а въ Россіи единую и общую Мать. Близится тотъ часъ, когда ​всѣ поймутъ, что у Родины нѣтъ и не можетъ быть пасынковъ; что у ​нее​ не должно быть обездоленныхъ, безправныхъ, беззащитныхъ и угнетенныхъ; что русскимъ становится всякій, кто огнемъ своей любви и воли говоритъ «я - русскій!» И когда придетъ этотъ часъ, тогда ​всѣ​ почувствуютъ и поймутъ, что въ единствѣ русскаго лона - ​всѣ​ ​остальныя​ дѣленія второстепенны и несущественны; что ​всѣ​ «классы» и ​всѣ​ «партіи» - для Россіи, что Россія существуетъ не для классовъ и не для партій. И тогда побѣдятъ наши девизы: первый - сыны и братья; второй - одинъ за всѣхъ, ​всѣ​ за одного".


"Бѣлогвардейцы! ​Гордіевъ​ узелъ


Доблести русской!


Бѣлогвардейцы! ​Бѣлыя грузди


Пѣсенки русской!


Бѣлогвардейцы! ​Бѣлыя​ звѣзды!


Съ неба не выскрести!


Бѣлогвардейцы! ​Черные​ гвозди


Въ ребра Антихристу!"


Марина Цвѣтаева 9 августа 1918 


 

Бѣлые​ Добровольцы воевали противъ власти и державы Антихриста и многіе это понимали съ кѣмъ воюютъ.


Либералы/демократы, соціалисты и духовенство въ большинствѣ были нейтральны (а часть за красныхъ, часть за Бѣлыхъ), ​Красные​ стояли за Антихриста, вотъ и ​весь​ раскладъ противостоянія. Нечего и навѣшивать на Бѣлыхъ свои ярлыки ложныхъ представленій. "Нейтральные" разумомъ Соборной Восточной Церкви приравниваются къ виновнымъ въ отступничествѣ и измѣнѣ Святой Руси (а значитъ и Христу истинѣ). 


​Тихоновское​ еретичествующее Духовенство ​П. Р. Ц.​ было аполитично и само себя во всеуслышаніе объявило о своемъ нейтралитетѣ по отношенію къ сатанократіи большевиковъ, а это измѣна. Кому, скажите на милость, симпатизировать Христіанину черносотенцу? (подъ Бѣлыми мы подразумѣваемъ не всѣхъ, кто носилъ погоны Бѣлой Арміи, а жертвенныхъ сознательныхъ бойцовъ добровольцевъ, ​ея​ ядро)... Въ Бѣлой Арміи было немало примазавшихся эсеровъ савинковцевъ, масоновъ, мобилизованныхъ силой а такъ же плѣнныхъ красноармейцевъ. Тылы кишѣли либеральными гадами и трусами. ​В. С. Ю. Р.​ заканчивала войну на Югѣ Россіи на 4/5 состоя изъ бывшихъ плѣнныхъ красныхъ армейцевъ. Было бы идіотизмомъ приравнивать и считать всѣхъ ихъ заодно. 

Сергѣй Бехтеевъ (1879 - 1954, Ницца)

"Къ рыцарямъ безъ страха и упрека"


Бьетъ нашъ послѣдній, Двѣнадцатый часъ!

Слышите голосъ, сзывающій насъ,

Голосъ забытый, но голосъ родной,

Близкій, знакомый и намъ дорогой.

Слышите вы этотъ властный призывъ

Слиться въ единый, могучій порывъ,

Въ грозную тучу крылатыхъ орловъ,

Страшныхъ для нашихъ исконныхъ враговъ.

Рыцари чести и долга, впередъ!

Гибнетъ отечество, гибнетъ народъ,

Стонетъ подъ гнетомъ родная земля,

Стонутъ и плачутъ лѣса и ​поля​!

Время не терпитъ, ​страданье​ не ждетъ,

Вождь Вѣнценосный васъ громко зоветъ

Въ даль роковую, кровавую даль,

Гдѣ притаилась людская печаль...

​Взденьте​ кольчуги, возьмите булатъ,

Крестъ начертите на золотѣ латъ.

Къ битвѣ священной готовясь скорѣй,

​Смѣло​ сѣдлайте ретивыхъ коней!

Время не терпитъ, ​страданье​ не ждетъ,

Гибнетъ отечество, гибнетъ народъ,

Гибнутъ святыни родныхъ очаговъ

Въ яростномъ станѣ кровавыхъ враговъ.

Рыцари чести и долга, впередъ!

Голосъ Державный насъ снова зоветъ

Въ грозный, великій Крестовый походъ.

Рыцари чести и долга - впередъ!


Королевство С. X. С. Бачка, августъ 1922 г.


"Рыцари чести и долга, впередъ!


Гибнетъ отечество, гибнетъ народъ"


Нѣтъ ни чести, ни совѣсти у тѣхъ, кто не признаетъ ихъ подвига... Пусть сами попробуютъ сдѣлать хоть что-то похожее на ихъ ​жертвенные​ ​подвижническіе​ труды... Тогда пусть приходятъ и судятся съ ними... 



















Комментарии