Из письма еп. Забайкальского и Нерчинского Мелетия (с 1945г. ставшего отступником сергианином - прим.) Митр. Антонию (Храповицкому)


14/27 декабря 1928 г. [... ] Наши Святители – Харбинские и Пекинские – здравствуют. Преосвящ. Нестор поправился совершенно, служит и занят своим Домом милосердия, совершая святое дело.

Как-то становится страшно, что Первосвятители: Вселенский, Александрийский и Румынский перешли на новый стиль и двое из них ещё и модернисты. […]

* * *
Из письма Митр. Харбинского Мелетия Митр. Антонию (Храповицкому)

Входящий: 16/29.7.1931 г.

[...] Июня 24 ч[исла] с/ст. получил Ваше письмо по поводу епископа Нестора. Взгляды его действительно странны; на раскол в Церкви он смотрит именно как на личную ссору архиереев. Были ли наложены какие-либо прещения на еп. Нестора Архиерейским Синодом, когда он откололся от него, мне неизвестно, так как по этому делу епископ Нестор имел сношение с покойным митр. Мефодием. От епископа Нестора я только слышал, что из (Красной) Москвы ему был послан указ образовать здесь особую Епархию, но он от этого решительно отказался, да, конечно, хорошо и сделал, так как при том настроении русских, какое здесь существует, конечно, у него ничего бы не вышло. В видах, вероятно, этого, он ничем и не проявлял за богослужениями своей принадлежности к Московской Патриархии. Все время поминал митр. Петра Крутицкого, Ваше Святое имя и митр. Мефодия. Так что эта «церковная аполитичность» наконец привела его к убеждению, что он остался, как говорил мне, «без стула». По приезде из Пекина я говорил с ним откровенно по поводу его положения «вне пространства и времени», а также предполагаемого его свидания с митр. Иннокентием, указывая на то, что Митр. Иннокентий прежде всего спросит его «како веруеши». Результатом этой беседы было его решение ВОЗВРАТИТЬСЯ (Из МП РПЦ - прим.) в юрисдикцию Заграничного Архиерейского Синода (РПЦЗ), но прошения своего об этом он мне не показывал.

С владыкой Иннокентием он примирился, поднёс ему икону святителя Иннокентия с мощами, служил в Миссии вместе с Преосвященным Симоном, пробыл в Миссии целую неделю, у покойного Митрополита бывал каждый день; Владыка Митрополит был очень рад этому примирению. Преосвящ. Нестор оказал Миссии во время своего пребывания там важную услугу. Уговорил присяжного поверенного Ребрина, взысковавшего [sic!] с Миссии 10 тысяч долларов, по пристрастным к Миссии расчётам, прекратить дело, и он прекратил. Покойный Митрополит подарил Преосвящ. Нестору для церкви дома Милосердия колокол в 22 пуда. В отношении Преосвящ. Нестора я исполню все сделанные Вами указания.

Ещё прошу Вас дать один разъяснительный ответ. Преосвящ. Нестор (Анисимов), по поручению митр. Мефодия, а отчасти и по своему изволению, делал поставления во иерея и диакона. Как относиться к рукоположенным им? И имеет ли он право, находясь в чужой епархии, рукополагать для нужд своей Камчатской епархии, к каковой он причисляет церковь его приюта – «Дом Милосердия», находящегося в Харбине. (Красный Архиерей хиротонисал будущего митр. Филарета Вознесенского в дьяконы, потом во священники - прим.). Приют этот он именует «Камчатским подворьем»; разрешение на устройство таких подворий, думается, должно быть даваемо Высшей церковной властию. Как смотреть на всё это?

Комментарии