ЗАПОЗДАВШАЯ на 77 лет АНАФЕМА НА МП РПЦ от РПЦЗ




Утверждающим антихристианскую ересь сергианскую; учащим, что, якобы, союзом с врагами Христа спасается Церковь Христова, и подвиг мученичества и исповедничества отвергающим, и на иудином основании лжецерковь устрояющим, и ради этого дозволяющим нарушать и искажать учение, каноны и нравственные законы христианские; заповедающим христианам поклоняться богоборческой власти, будто бы Богом данной, и служить ей не за страх, а за совесть, благословляя все её беззакония; оправдывающим гонения на Истинную Церковь Христову от богоборцев, думая тем самым служить Богу, – как и совершали на деле продолжатели ереси обновленческой митрополит Сергий Страгородский и все его последователи – Анафема!

6/19 ноября 2004 г.
Свят. Павла, патриарха
Константинопольского, исп.

☦ Митрополит Виталий, Первоиерарх РПЦЗ (подпись)

☦ Епископ Сергий (подпись);

☦ Епископ Владимир (подпись);

☦ Епископ Варфоломей (подпись);

☦ Епископ Антоний (подпись);

☦ Епископ Виктор (подпись)

 

 «Такая ли это большая цена — создание ложного представления о «свободе» Церкви заграницей, если этим покупается возможность совершать богослужения в России?» Другими словами — участие активное в кампании Лжи, ведомой хулителями Христа во вселенском масштабе, допустимо ли для Церкви, как цена, уплачиваемая за возможность совершать богослужения? Обход языческих требований об участии в жертвоприношениях, взятками добываемый — не освобождал от участи «павших» откупившихся, и они покаянием лишь обретали воссоединение с Церковью. Что же говорить об участниках богоборчества? Таковыми ведь являются все, кто на свою ответственность готовы принять зарубежную ложь Советской Церкви.

«Всегда Церковь потакала власти — так ли велика разница между «былым» в Царской России и «настоящим» в советской?» Этот аргумент врос в сознание инославного мира и в его устах не составляет особого греха, так как такое понимание органически присуще психологии Отступления. Но когда его воспринимают православные — вступают они сами на путь Отступления, отвергая исторический ход Православия, а тем самым от него отпадая.

«Советская власть попущена Богом — как же её не признавать?» Власть Кесаря была даже благословенна Спасителем и подчинение ей вменено апостолами в обязанность верным, — препятствовало ли это исповедничеству? А что значит «признавать» власть, по грехам нашим попущенную Богом, если не признавать её именно, как гнездилище греха? Можно ее «признавать» в том смысле, чтобы с ней активно не бороться революционным путем, а, напротив, укладываться в ее порядок жизни — но значит ли это, что можно безнаказанно соучаствовать в грехе богоборчества, который составляет ее природу? Благословлять этот воплощенный грех? Возносить о нем молитвы к Богу? Достаточно ставить эти вопросы, чтобы не нужно было на них и отвечать.

«Советская власть прочна — надо же с ней жить!» Власть Кесаря была не то что прочна — она была, в представлении Церкви, вечна, в плане исторической жизни Церкви: означало ли это, что Церковь должна была ставить себя на службу Императору — в ущерб службе Богу? Что же говорить о ставленнике Сатаны, низвергшего законного Царя и на его место поставившего своего служителя? Может ли Церковь возносить молитвы за такого правителя?

«Служение иерархов Советской Церкви есть мученичество, тягостность которого не может быть измерена». Этот аргумент упраздняет момент духовной качественности страдания. На крестах «мучились» оба разбойника, а судьба их? Можно говорить о возможности искупительного значения страданий, понесенных отдельными иерархами, поскольку доступно им чувство покаяния, в страшном грехе, ими деемом — и только. Но могут быть страдания и такие, которые предваряют лишь вечные мучения, ничего в себе искупительного не имея — и эта возможность не должна быть, в данном случае, исключена.

Существуют, конечно, и иные еще аргументы. Не будем их изыскивать: Ложь неиссякаемо изобретательна. Подчеркнем лишь одно: все эти аргументы касаются лишь поверхности явления. Не в том суть, чем и как повинны отдельные иерархи — Бог им судья! А в том уже, что их руками введен Враг в самые недра Церкви. Сугубая ложь — представление, будто Церковь чем то, пусть и самым духовно-неприглядным, но, действительно, откупилась от Сатаны: нет — она лишь обнаружила свою подчиненность ему, свою освоенность им. Сатана вошел в алтарь — в лице своих служителей, из которых многие уже специально вытренированы на этот предмет, являясь «новыми» людьми, особого чекана, среди духовенства, как тяжкую участь претерпевающего свою обреченность на служение в их среде. Это и есть то «новое», во всем своем несказанном ужасе, что являет собою «Советская Церковь». Пусть находят утешение в богослужениях, в ее храмах совершаемых, те, кто с чистым сердцем туда приходят. Пусть они испытывают и благодатные последствия этого общения: благодать может нисходить на чистых сердцем и таинственным образом (вспомним свято-отеческое повествование о старце, получившем Св. Дары из рук Ангела, стоявшего рядом с недостойным священником!) Факт остается фактом: ядро т. наз. Советской Церкви составляет сообщничество людей, находящихся не просто под контролем и начальственным руководством коммунистической партии (и это уже было страшным последствием губительным сергианского сговора с большевиками, положившего начало «Советской Церкви»), но являющихся уже сознательными служителями Зла. Можно ли ждать более наглядного воплощения в жизни того, что Церковь издавна обозначила, как «Церковь лукавнующих»?
 
Еп. Иоанн Шаховской считает «кощунственной самую мысль о возможности для Церкви претерпеть такое изменение. Отцы Церкви думали иначе. А ближайший к нам их отпрыск наш отечественный, еп. Феофан Затворник, говорил так, не обинуясь, о времени именно нашем: «Хотя имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это будет только видимость, внутри же отступление истинное». Это определение обнимает, конечно, явления вселенского масштаба, находя себе уже сейчас достаточно большой и разнообразный материал фактический, но прежде всего применимо к Православию — и это в наибольшей степени именно к Советской Церкви. И это не просто «видимость»: за ней кроется и «существо», о котором недвусмысленно говорит тот же еп. Феофан: «На этой же почве народится антихрист в том же духе видимости без существа дела. Потом отдавшись сатане, явно отступит от веры...»

Вот нарождающееся «существо» той темной реальности, которую являет, под видом ангела светла, Советская Церковь, находясь в центре родственных явлений того же порядка вселенского масштаба. Но не будем упускать из вида и тех светлых возможностей, которые таятся в нашем отечестве за этой тьмою...

 

Комментарии