НЕ ВСЁ ГЛАДКО СКЛАДЫВАЛОСЬ У КОМИССАРОВ




МЯТЕЖ МУРАВЬЕВА. - В.Павлович.

О нем в эмиграции, по-видимому, писалось, но это было давно. Сегодня имею возможность освежить в памяти событие, пользуясь материалами последнего времени, в частности, воспоминаниями Бонч-Бруевича и соответствующими страницами из Советской "Истории гражданской войны".

Время - лето 1918 года. Добровольцы сражались на Кубани, ген. Атам. П. Краснов занимал Дон и выходил на север от Поворина, немцы дошли до Белгорода. Между Волгой и Уральским хребтом создавалась большевиками, по мысли Бонча, главная военная база вооруженных сил. Но на Волге возник т.н. Чехословацкий фронт, что угрожало безопасности главной базы. И потому для действий против объединенных сил чехов и Белых (там и полковник Каппель со своей бригадой) Красные образовали Восточный фронт, Главнокомандующим которого назначили бывш. полковника Муравьева. Фронт, куда входили 6 советских армий: 3-я (начинаю с севера), 2-я, 5-я, 4-я и Туркестанская, растягивался на две тысячи километров, от Екатеринбурга до Уральска. Больших успехов у красных не получалось. Только что на сторону Белых перебежал Командующий группой войск в районе Уфы Махин, за ним - Командующий уральским участком Богословский и ряд других командиров...

Царский полковник, слывший заведомым монархистом, при Керенском ставший левым эсером и другом вождя партии Марии Спиридоновой, формировавший даже батальоны смерти, полк. Муравьев в октябре 1917 года всецело перешел к большевикам. И Лениным был назначен первым "главнокомандующим" Гатчинского фронта. Позже этот авантюрист "прославился" невероятными зверствами в Киеве...

Муравьев, писал Бонч-Б., по началу горячо взялся за борьбу с Белыми и чехами, но руководил фронтом безталанно. Ему в помощь назначается в качестве начальника штаба Сологуб, бывший генерал, генштабист. Однако, не успел Сологуб доехать до Симбирска (ставка фронта), как Муравьев поднял восстание.

Он уже и до того стягивал в Симбирск верные ему лично части. В день мятежа туда же прибыл бронепоезд.
Вечером 10 июля Муравьев, прибывший из Казани, объявил, что не признает похабного Брестского мира. Его части (из Казани он привел на четырех пароходах 2 полка в тысячу человек) немедленно заняли почту, телеграф, радиостанцию, выключили телефоны и окружили здание кадетского корпуса, где помещался губисполком и губком партии. Занял и помещение штаба Симбирской группы войск.

Исполком, собравшись в полном составе, пытался пригласить для переговоров Муравьева к себе, но последний в ответ требовал коммунистов на пароход. Часть членов явилась, и все были арестованы. На станции арестовали командарма 1-й Тухачевского.
Продолжавшие заседать Исполком и Губком во главе с Варейкисом были надежно блокированы частями восставших, которых поддерживали шесть броневиков.

Муравьев повсюду рассылал радиограммы. Вот содержание одной: "Совнаркому и всем начальникам отрядов. Защищая власть советов, я, от имени армий Восточного фронта, разрываю позор Брест-Литовского мирного договора и объявляю войну Германии. Армии двинуты на Западный фронт",

Содержание другой: "Всем рабочим, крестьянам, солдатам, казакам и матросам. Всех своих друзей и бывших сподвижников наших славных походов и битв на Украине и Юге России, ввиду объявления войны Германии, призываю под свои знамена для кровавой последней борьбы с авангардом мирового империализма - германцами. Долой позорный Брест-Литовский мир! Да здравствует всеобщее восстание!".

Чехам Муравьев отправил такую телеграмму: "От Самары до Владивостока всем чехословацким командирам. Ввиду объявления войны Германии, приказываю вам повернуть эшелоны, двигающиеся на восток, и перейти в наступление к Волге и далее на западную границу. Занять по Волге линию Симбирск, Самара, Саратов, Царицын, а в северо-уральсксм направлении - Екатеринбург и Пермь. Дальнейшие указания получите особо".

Муравьев предполагал образовать независимое Поволжское правительство с ру-ководящей ролью левых эсеров.

Коммунисты, запертые в корпусе, пошли на хитрость, объявив, что они согласны на сговор. Больше того, на капитуляцию.
Тем временем латыш (или эстонец) Варейкис не дремал. Ему удалось сагитировать команду броневого дивизиона и интернациональный отряд, ввести в зал, где предполагалось совместное заседание, несколько десятков латышей. Против входа, тщательно замаскировав, поставили пулемет. Председатель исполкома приказал: "Если Муравьев окажет сопротивление при аресте и будет заметен перевес на стороне главкома и его сообщников, то стрелять прямо в комнату и косить направо и налево, не разбирая, кто там - свои или чужие".

Ровно в полночь с 11 на 12 июля, закончив совещание с левыми эсерами (среди них командующий Симбирской группы войск эсер Иванов), Муравьев, в сопровождении адъютанта и нескольких эсеров, пришел в губисполком. Главкома сопровождали телохранители, увешанные бомбами. Когда он вошел в зал, два его матроса стали в коридоре по обеим сторонам двери. Но их без шума, незаметно для Муравьева обезоружили. Муравьев изложил программу и начались прения. Варейкис объявил перерыв.

Сказав: "Я пойду успокою отряд", Муравьев повернулся и направился со свитой к двери. Дверь распахнулась, и выход неожиданно преградили штыки.
- Вы арестованы! - Как? Провокация! - крикнул Муравьев и схватился за маузер. Некто Медведь схватил его за руку. Муравьев выхватил из кармана браунинг и собирался стрелять. Раздались выстрелы с той и другой стороны. Муравьев свалился убитым, из головы текла кровь... Немедленно арестовали его эскорт, и началась жестокая расправа. Вместо Муравьева главнокомандующим фронтом назначили латыша Вацетиса.

В результате мятежа, который потряс фронт, Красные оставили Бугульму, Мелекес, Сенгилей, Симбирск и, наконец, Казань с ее золотым запасом в миллиард рублей. Средняя Волга вся оказалась в руках врагов Красной Москвы.
+++
В.Павлович. ж. "Первопоходник" № 11 Март 1973 г

* * *
Последствия немногочисленных приказов Муравьева тяжело сказались на положении Восточного фронта.
Вот что писал об этом М.Н.Тухачевский:

"Эта измена, так быстро и удачно ликвидированная, тем не менее принесла колоссальный вред для Красной армии. За время своего господства Муравьев разослал во все войсковые части телеграммы о заключении мира с чехословаками, войне с Германией и проч. Через несколько часов после расстрела Муравьева эти же части получили телеграммы об измене Муравьева, о его расстреле и проч.
Это все произвело колоссальное впечатление на не сформировавшиеся еще окончательно части. Началась паническая боязнь предательств, развилось недоверие части к части, красноармейцев к командному составу и проч.

Эсеры, меньшевики и прочие Белогвардейцы еще более усиливали это настроение. Начались непрерывные ложные слухи об обходах, изменах и проч. Войска стали отходить даже без боя."
Неоднократные измены командующих армиями и фронтом вынудили руководство Красной Армии пристально следить за командным составом. Создание дисциплинированной и политически сплоченной армии становилось условием выживания Советской власти...

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Вранье, что большевики были желанной властью для России. Проблема была в их излишней активности (доходящей до фанатизма) и пассивности всех остальных течений мысли.

Комментарии