Катакомбная Церковь Заграницей


Как ни парадоксально звучит наименование этой ветви ИПЦ, таковое явление имело (а возможно и ныне имеет) место. Духовным предтечей КЦЗ некоторые считают свт. Феофана Полтавского, который в 1930-е гг. ушел в затвор и до самой своей кончины подвизался в пещерах в местечке Лимерэ под Парижем. На деле же появление катакомбных общин на Западе связано со второй волной русских беженцев эмигрантов, оставивших антихристов СССР при приближении наступающих частей Красной Армии вместе с отступающими немецкими войсками. Немалое число мирных жителей проделали тяжелый путь отступления с воинскими частями Вермахта, несмотря на постоянно висящую над ними угрозу жизни.

Как известно, в годы войны церковная жизнь на оккупированных немцами территориях резко активизировалась, стали открываться приходы и монастыри и некоторые катакомбные архипастыри и пастыри стали выходить из глубокого подполья для открытого служения. Этим они себя без сомнения раскрыли для репрессивных органов НКВД. Предчувствуя поражение немцев и новую волну репрессий против подпольных христиан, в 1943-44 гг. в некоторых отдельных частях Катакомбной Церкви был предусмотрительно предпринят ряд новых тайных хиротоний архиереев и священников. То же самое, кстати, происходило и в Автономных Церквях Белоруссии и Украины. Помимо этого, представителям тайной Церкви удалось наладить связь с РПЦЗ, о чем указание мы находим в Послании архиерейского Совещания, состоявшегося в Вене осенью 1943 г. “Нам отрадно сознавать, – свидетельствовали заграничные иерархи, – что наш свободный голос... совпадает с голосом лучших и достойнейших представителей Русской Церкви, которых по справедливости надо назвать исповедниками Православия, достигавшим до нас из их катакомб...” В 1944-45 гг. в Германию нахлынуло огромное количество беженцев из СССР, среди которых оказались катакомбные епископы, священники и их паства. Знали бы они какие их ждут впереди испытания...

По окончании войны, после множества перипетий, те из катакомбников, кто избежал репатриации, обосновались, в основном, в США (Европа стала опасным местом для русских беженцев): кое-кто, как, например, проф. И. М. Андреевский (†1978), вошел в состав РПЦЗ, но большая часть продолжала существовать автономно. Интересное свидетельство о зарубежной Катакомбной Церкви мы находим в статьях проф. И. М. Андреевского, который писал: “...Почти каждый год я неожиданно сталкивался по крайней мере с одним ее представителем, даже священниками, и установил однажды письменный контакт с епископом... За рубежом я поразился тому, что масса клира Катакомбной Церкви по прибытии сюда продолжает оставаться в тайне, не присоединяясь даже к нашей истинной (Синодальной) Церкви. Это в высшей степени обезпокоило меня: может быть я ошибаюсь в принадлежности к РПЦЗ? И если нет, то почему они остаются тайными? И вот, недавно я получил разрешение моему смущению. Неизвестный мне епископ Катакомбной Церкви, который живет за рубежом, прислал мне через третьих лиц письмо. Сперва он разсуждает в принципе о моих статьях, прочитанных им в “Православной Руси”, – в основном же о точности моей позиции. Затем он дает ответ на мои недоумения. Он говорит, что клир Катакомбной Церкви зачастую не принадлежит к РПЦЗ – которая не ошибается в своем отношении к атеистическому коммунизму – потому что пока битва свирепствует, и кто может сказать, не будет ли для них неизбежно применить свой опыт здесь, на Западе? "Предтечи антихристовы" уже появились и никто не знает, когда придет время, в которое каждый верующий, покинув дом, убежит в горы, т. е. уйдет в катакомбы. И он прав: не то ли те, кто желает уничтожить РПЦЗ? Согласно сему, тот, кто уходит из нее, уже говорит первое слово. И если это произойдет – молим, чтобы Господь не попустил сего! – то где мы тогда смогли бы найти убежище, где мы смогли бы найти непадшую Церковь?
Уже почти все Поместные Православные Церкви или преклонились пред "предтечами антихриста", или дают “братские объятия” его верным слугам!”. Уже в конце 1960-х гг. архиеп. Аверкий (Таушев) серьезно опасался того, что РПЦЗ, существуя легально, может не устоять в истине св. Православия. Совершенно справедливо по отношению к ней он предупреждал: “Мы не можем и не должны иметь с отступниками от истинного православия никакого общения (а общение таковое уже тогда имелось на полную катушку – ред.), и должны быть готовы, если потребуется, к уходу в “катакомбы”, как “истинно-православные христиане” у нас на родине”. Подобные мысли у архиепископа могли возникнуть не иначе, как под влиянием уже существовавшей в США Катакомбной Церкви, о деятельности которой было хорошо известно в РПЦЗ.
Наиболее вероятно также и то, что именно представители КЦЗ подвигли в нач. 1970-х гг. некоторую часть паствы РПЦЗ открыто заявить о необходимости ухода в “катакомбы” и проведения намечавшегося Всезарубежного Собора в подполье. Этому требованию руководители РПЦЗ дали резкий отпор, заявив, что “катакомбы” в условиях США не нужны, ибо Церковь там пользуется ... якобы полной свободой. Согласиться с этим было невозможно, ибо тогда многим было очевидно сотрудничество Первоиерарха и Синода на волне антибольшевизма с американо-израильскими спецслужбами, оказывавшими на политику РПЦЗ сильное давление. Налицо также были связи последней с масонством, несмотря на анафему последнего...

Итак, факт существования заграницей Катакомбной Церкви представляется несомненным.
Катакомбная Церковь Заграницей существует и сейчас. Она имеет и ныне свой епископат и клир, но о количестве ее последователей точными данными вряд ли кто располагает.

Также имеются весьма разноречивые, но стабильные известия о существовании КЦЗ в Канаде и Юж. Америке. Если в Юж. Америке ее составляют, по видимому, русские эмигранты, то в США и Канаде она, по некоторым данным, образовалась из:
1) анархического клира некоего епископа-американца, поставленного без подтверждения Св. Синода еп. Тихоном (Белавиным) перед его отъездом в Россию;
2) анархического клира неких двух епископов, поставленных каким-то русским архиереем уже в 1930-х гг.;
3) анархического клира архиеп. James (Tomps), поставленного в 1954 г. митр. Анастасием, еп. Аверкием и др. иерархами РПЦЗ. Представители второй группы называют себя “Русской Православной Церковью в Сев. Америке” и, судя по именам, – американцы. Некие говорят также, что основоположники всех трех групп продолжили преемство хиротоний, и на сегодняшний день от них происходит ок. 100 (!) епископов, которые, хотя и держатся особняком, но в то же время свободно входят в общение с др. церковными юрисдикциями, вплоть до протестантов...

Комментарии