Н.Д. ТАЛЬБЕРГ Рыцари Монархии

Граф А. П. Игнатьев
Воспоминания прошлого... Приближалось окончание курса учения. Крамола лезла всюду, пыталась проникнуть и в наше Училище правоведения, но мы отбили. По России одного за другим убивали верных слуг Царя...

Так ясно помню этот вечер в декабре 1906 г., когда пришло известие о подлом убийстве графа А. П. Игнатьева, отца нашего правоведа. Помню парастас в домовой церкви Игнатьевых на Французской набережной и наше опасение за стоявшего вблизи, также приговоренного к смерти, усмирителя московского восстания адмирала Дубасова. И далее, отпевание убитого графа в Кавалергардской церкви, разговоры о том, что вдова убитого отказалась принять предложение митрополита С.-Петербургского Антония (Вадковского) служить у нее в доме панихиду. Как известно, покойный митрополит Антоний (Вадковский) славился своим либерализмом и «терпимостью» (масон - прим. ред.).

Граф А. П. Игнатьев честно служил Церкви, Государю и России. Правил он сперва Средней Сибирью, а затем Юго-Западным краем. Графом Игнатьевым закончился ряд твердых и настоящих русских правителей разноплеменных и разноверных губерний Киевского генерал-губернаторства.

Когда в 1904–1905 гг. революционная зараза, придушенная, но, увы, не уничтоженная, стала вновь распространяться, граф Алексей Павлович бесстрашно выступил на передовых постах и примкнул к борьбе с крамолой, вызывая против себя злобу прогрессистов.

Вместе с И. Л. Горемыкиным граф А. П. Игнатьев старался отговорить Государя Императора от следования пагубным советам графа Витте и не ослаблять Своей Самодержавной власти. Молва называла графа Игнатьева возможным диктатором – по Высочайшему Повелению.

Масон Витте восторжествовал, и Государственной Думе были даны законодательные права.

Однако для подавления все усиливавшейся смуты явно становилось необходимым, чтобы во главе правительства был поставлен крупный и твердый государственный деятель. Назначение графа Игнатьева висело в воздухе... Революции он был опасен, – надо было его убить.

Осенью 1906 г. Охранному отделению стали известны списки государственных деятелей, приговоренных революционерами к «ликвидации». В списке было имя графа. Его убеждали не ехать в Тверь на Губернское земское собрание, гласным коего он состоял. Но в Твери предстояла борьба с земскими революционерами и их союзниками-либералами. Граф А. П. Игнатьев считал своим долгом усилить ряды правых земцев, ибо они защищали Государство.

И там в Твери на земском собрании его убили.

Либералы радовались этому злодеянию не менее, чем террористы. Председатель Губернской земской управы Ф. А. Головин (впоследствии председатель 2-й Государственной Думы) заявил, что он отказывается подписать телеграмму с выражением протеста Московского земства против убийства земского гласного, графа Игнатьева. К заявлению Головина присоединились Н. Н. Щепкин, князь П. Д. Долгоруков, В. Кокошкин, В. В. Пржевальский и другие либералы.

Комментарии