НЕИЗДАННЫЙ ДНЕВНИК От. ИОАННА КРОНШТАДСКОГО



28 июня. Вторник. Служил Литургию вдвоем с отцом Феофаном без диакона; он был вместо диакона и за второго священника. Читал я каноны: умилительный, покаянный, Предтече и безсребреникам Киру и Иоанну. Благодарю Господа за дар Литургии и за причащение Святых Тайн; причастил и служащих на пароходе.

Господи, еще я сильно тяготею к земле „еще я ревную к лукавнующим и обогащающимся быстро за счет бедного русского народа лесопромышленникам Архангельским, преимущественно немцам, евреям и отчасти русским (Николай Осипович Шаврин). Последний особенно богат: забыл Бога, Церковь, бедных. Суди их, Боже Праведный!
Господи, за все благодарю Тебя, и за немощи и болезни. Благодарю Тебя, что они сносны и терпимы.
*
9 июня 1907 г. Доселе еще я не научился ненавидеть грех, доселе еще я сочувствую греху в себе или в других, хотя скоро опамятоваюсь и осуждаю себя и признаю нелепость и противность его заповеди Божией и моему истинному благу. Окаянен я человек, кто мя избавит от тела смерти сея?

Враг безплотный, внутри нас, в сердце нашем гнездящийся, постоянно старается высмеивать, осквернять мысленно природные необходимые члены, созданные Творцом для естественных отправлений, а то и святые лица и предметы, достойные всякого уважения, а уж какие истории делает над ними во сне, какие строит химеры, описать невозможно. Вспоминаю бесовские хвастовства у Игнатия Брянчанинова: "Наше время, наши годы". Да, ваше время и область тьмы! (Мк. 7,21–22).

Как наяву, так и во сне, враг нагло льстит и борет души и мою душу безчисленными греховными мечтаниями. Господи! Помоги мне побороть его. В Будущей Жизни и на ум не придут такие грехи и погибнет память их, но будет тогда только правда и святость, мир и блаженство нескончаемое.
*
13 июня. Каждый час и минуту я должен внимать себе, чтобы не дать воли дикому ослу — моему ветхому человеку — исполнить свою ослиную пагубную волю и подвергнуть меня безчисленным опасностям греха и нарушить праведную и блаженную волю Бога моего.
*
11 июня. 1907 г.

Проклинаю мирскую, плотскую страсть неподобную и хочу всем сердцем возненавидеть ее и не мечтать о ней, и благоговеть пред законом чадородия и пред вратами жизни, коими я вошел по милости Божией.
Господи, проклинаю все сладострастное, безсмысленное и пагубное и не хочу исполнить его. Но грешен я пред Господом, делая уступку плоти, в чем и окаяваю себя.

Ветхий, безсмысленный, страстный человек всем соблазняется и от всего смущается, даже всеми святыми вещами соблазняется и собственным телом. Как надо постоянно презирать своего ветхого человека, не следовать ему, распинать его, по меткому выражению церковной песни: "…и дея учил еси презирати убо плоть, преходит бо…" (тропарь преподобному).

Господи! Прости мне мое сладострастие: я пожалел приготовленного для меня меду для питья, выпитого в пути со мной. 24 июня 1907 г.
*
25 июня. Каким бедам и насмешкам подвергает меня враг во сне, какие мечтания неподобные, нелепые сновидения внушает — высказать невозможно! Уж и лиходей проклятый! Но причины таких вражьих мечтаний находятся во мне, многострастном.
Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей.
*
27 июня 1907 г. Ну, уж и враг рода человеческого. Хитер он на выдумки и мечтания во время моего сна! То с папами и кардиналами вводит меня в любезное общение, непременно любезное, заискивающее — с моей и их стороны, то с царскими чиновниками разных рангов и на свидание с самим Царем влечет, как бы требующими от меня материальных жертв, а я жертвую скупо, неохотно, ссылаясь на мои монастыри, требующие материального пособия.

Господи, расположи сердце мое к памяти бывшего митрополита Исидора, сурово, гордо всегда принимавшего меня, а впрочем, и не лишавшего меня земных наград и тщетных славиц — крестов и орденов.
Вечная ему память!
*
23 июня 1907 г. Когда будет конец многострастной, несмысленной, похотливой плоти моей, навыкшей с юности всякому греху? Когда я прокляну и совершенно презрю ее, окаянную, богопротивную, лживую, льстивую, пагубную? Ведь она, окаянная, отвлекает меня от любви Божией и нудит не радеть о душе безсмертной, которая создана по образу Божию. Что за безсмыслие! Что за безумство! Что за навыки! Господи, помилуй!

Мне ли ревновать, обогащенному Богом всеми дарами Неба и земли, ежедневному причастнику Божественных Тайн, имеющему в обетовании Вечную Жизнь, создавшему обители во славу Божию, храм великолепный на родине, школу церковно-приходскую, получившему в удел для обителей множество земли с лесом и всякими угодиями, имеющему подворье монастырское в городе Архангельске, получившему от Бога добрую славу и великое повсюдное расположение ко мне простых верующих людей русских, имеющему достаток, всякую пищу и одеяние как священное, так и мирское? Главное же это то, что я обладаю Источником Неоскудевающим — Богом, Который дал Себя Самого мне в достояние неотъемлемое. Итак, помилуй, Господи, меня, раба Твоего! И не дай мне ревновать лукавнующим и творящим беззаконие, ибо, как трава, они скоро иссохнут и, яко зелие — злак, скоро отпадут. Да взираю на Небо и на уготовленные мне блага.
Господи, отврати очи мои, еже не видети суеты!

Господи, благодарю Тебя, ибо Ты изменил душу мою изменением благодатным, даровав мне мир и пространство сердечное с правотою духа моего.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Хотя святой Иоанн и предстает здесь смиренно в образе немощного человека, кающегося в своих слабостях, в нем просматривается огромная внутренняя сила (единение с Богом) и глубокое внимание к самому себе на уровне самой малой мысли, самого малого сердечного сочувствия греху. Он воспринимает самый ничтожный внешне, всего лишь секундный помысел-приражение, как собственное страшное падение. Вот главная причина его духовной высоты, благодатности служения и величайших даров. Самовоззрение и внимание себе — чистота сердца.

Комментарии